"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Актёры

    Арлазоров Ян Мейерович



    Заслуженный артист России (1997)



    «Я всю жизнь прожил одиночкой. Хотя нет! Я женат на своей работе!»




    Ян Арлазоров родился 26 августа 1947 года в семье адвоката, участника Великой Отечественной войны Мейера Самойловича Шульруфера и врача-хирурга Раисы Яковлевны Арлазоровой. Его двоюродный дед был актером, служил в Театре имени Вахтангова. Благодаря ему Ян решил посвятить себя искусству.

    В детстве Арлазоров часто прогуливал занятия. Он рассказывал об этом в одном из интервью: «Я был замкнутым и застенчивым ребенком, к тому же очень толстым. Папа и мама все время бились над моим физическим усовершенствованием, записывали в разные секции. Помню, устроили в секцию борьбы. Я пропускал всех вперед, мочил плавки в душе и шел есть пирожки по 9 копеек. Когда родители спросили тренера: «Почему он такой же толстый?», тренер ответил: «Так он у нас ни разу не был!»

    Арлазоров очень любил своих родителей и всегда тепло о них отзывался: «Папа — юрист, адвокат. Честный! Взяток не брал. Вообще, папа с мамой — удивительная пара. Они у меня из Харькова. Это уж потом все как—то москвичами стали. А они сначала жили в Харькове, во враждебных районах. Ну, как Ромео и Джульетта. Хороший город. Он и для меня в чем—то родной. Отец рассказывает, что и где у него было в детстве. Вот, скажем, увидел он трюк в цирке и решил повторить его — прыгнул на санях с крыши подвала. Очень сильно зашибся. Но прыгать не перестал, потом, когда война началась… Дед у меня был начальник. Во время войны всех эвакуировал. А отец после школы эвакуироваться не стал — ушел на фронт и всю войну прошел десантником. Я сейчас на память скажу, где он воевал: Первая гвардейская ордена Ленина десантная дивизия, Корсунь—Шевченковская! Элитные войска! На 9 Мая я всегда хожу с ним в Парк культуры. Он, как положено, надевает ордена, планки. Я смотрю на него и спрашиваю: «Батя, что тебе купить?» А он отвечает: «Ничего не нужно. У меня все есть». И я смотрю на него, на других ветеранов. Да им к каждому юбилею нужно по «лексусу», по квартире… А не так, как сейчас, — открытка, три гвоздики. Или одна. Плохо это, неправильно…

    Моя мама по профессии хирург. Она была удивительно красивой женщиной. Наверное, для каждого человека его мама — самая—самая, но моя действительно была самой—самой… К сожалению, ее уже нет. У них с папой была необыкновенная любовь. Папа мальчишкой ушел на фронт, прошел всю войну десантником. Он очень мужественный, несгибаемый человек, удивительно честный и порядочный. После войны папа стал адвокатом. Все, что есть во мне хорошего, — от моих родителей. Мой младший брат, я старше его на 9 лет, — кандидат математических наук. Брата я всегда очень любил и люблю, хотя по характеру мы очень разные».

    В 1965 году Арлазоров поступил в Щукинское театральное училище. В училище он познакомился с Ёлой Санько. Родители назвали дочь Ёлой в честь новогодней елки, с которой была связана какая—то семейная история. Поженились Ян и Ёла после учебы.

    Рассказывают, что несмотря на назначенный день свадьбы, невеста сбежала из—под венца с режиссером, якобы пообещавшим ей роль в кино. Ян очень ждал ее возвращения. Ёла вернулась. Ее карьера складывалась благополучно, отличие от мужа. Она много играла в кино: «Здравствуй, это я», «Хроника пикирующего бомбардировщика», «Легенда о Тиле». Удачно складывалась ее карьера в театре — сначала имени Пушкина, потом на Малой Бронной. Санько была известна как актриса из «Кабачка «13 стульев».



    В семье Арлазорова и Санько часто начали происходить ссоры. Ёла хотела, чтобы были деньги на воспитание дочки, чтобы появилась нормальная квартира, а не нищенская однушка... Она просила, чтобы муж прикладывал для этого усилия. Яна в тот момент интересовало не это. Он был «в поисках себя». У них родилась дочь Алена. Ян начал искать утешения на стороне. Узнав об измене, Ёла собрала вещи и ушла с дочкой от мужа (а жили они в квартире родителей Яна) в никуда. Их семья просуществовала всего несколько лет.

    Ёла скиталась по вокзалам — жить было негде. Вскоре, ничего не сказав, уехала из Москвы, бросив вполне успешную карьеру. Потрясение оказалось таким сильным, что нанесло удар по здоровью — у Ёлы начался нейродермит, на голове выпали волосы. Болела, страдала, еле сводила концы с концами. Только дочь удерживала от крайнего шага. В конце 1970—х годов Ёла с дочкой приехала во Львов, устроилась в местный Русский театр. Жила в театральной гримерке. По слухам, ходила в платке, на сцене выступала в париках. Со временем проблемы со здоровьем прошли, но обида — нет.

    Ян Арлазоров несколько лет не знал, куда пропала его жена с дочкой. Искал, не спал ночами, впадал в такое отчаяние, что жить не хотел. Его родители тоже очень переживали и не могли простить Ёле ее поступок. Страдали все...

    Арлазоров пытался наладить общение с Ёлой, но та была непреклонна. Когда дочь Алена стала учиться на адвоката, Арлазоров оплачивал ее обучение в вузе. Тогда они возобновили общение. Но после учебы Алена вновь прервала связь с отцом. Это его обижало и расстраивало.



    Больше Арлазоров не женился, высказавшись по этому поводу так: «Для меня пример настоящей женщины и жены — это моя мама. Сейчас таких нет. Встречаешь женщину — и ей сразу надо купить какой—нибудь «лексус», квартиру, потом яхту и остров. Любовь — это Божье чувство, оно переворачивает человека. Никто не знает, когда оно придет».

    Аркадий Арканов рассказывал: «Он был очень неблагополучным в личном плане человеком: у него была своя точка зрения на все, и от этого страдало его общение с людьми. И он сам страдал».

    В 1979 году Арлазоров стал лауреатом VI Всесоюзного конкурса артистов эстрады. Определенная заслуга в этом принадлежит Леониду Утесову.

    В конце 1978 года Утесов был гостем вечера Ростислава Плятта в Доме актера. Выступление начинающего пародиста Яна Арлазорова основателю отечественного джаза так понравилось, что он подошел и сказал: «Вы золотой мальчик, позвоните мне».

    — Звонить я не стал, да и телефона его у меня не было, — вспоминал позднее Арлазоров. — Но через какое—то время он позвонил сам, и я пришел к нему домой. Для меня это был урок интеллигентности на всю жизнь. Он ни разу не показал мне, что он — Утесов, а я какой—то мальчик. Это такой уровень артиста, когда для самоутверждения не нужны охранники и «мерседесы». Леонид Осипович отправил меня на конкурс артистов эстрады, где председателем жюри был Аркадий Райкин. Он сказал: «Райкин неподкупный. Ты пройдешь, если чего—то стоишь». На этом конкурсе я стал лауреатом, для эстрадных артистов это было высшее звание.

    Арлазоров три года проработал в Центральном детском театре. А потом его взяли в Театр имени Моссовета. Казалось, это предел счастья, вершина, о которой мечтает каждый начинающий артист. В театре тогда блистали Фаина Раневская, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Ростислав Плятт, зажглись звезды Георгия Жженова, Леонида Маркова, Сергея Юрского… Позже Арлазоров говорил, что, поработав бок о бок с такими людьми, уж он—то знает, кто артист, а кто — нет.



    Арлазоров рассказывал: «Прошел вахтанговскую школу. Потом играл в Центральном детском театре собачку. Вообще—то, это моя любимая роль. Вышел, тявкнул и исчез. И уехал домой смотреть телевизор…»



    Позже Арлазоров посвятил театру имени Моссовета 30 лет, где лучшую роль сыграл в спектакле «Шум за сценой». Продолжая играть в театре, Ян начал выступать в сборных концертах. Потом порвал с театром ради эстрады. Встал вопрос с репертуаром. Сатирик Семен Альтов рассказывал в одном из интервью: «Сижу дома. Звонок. Неизвестный человек красивым бархатным голосом говорит, что он Арлазоров. Он что—то мое слышал и читал, поэтому очень хотел бы со мной поработать. Я говорю: «Вот мой адрес, будете в Питере — заходите!» Через четыре часа человек уже входил в квартиру — после нашего разговора он помчался в аэропорт. Мы начали работать. Многие вещи вы знаете и помните, например, знаменитую «кассиршу» с ее «Госпидя!»





    «Госпидя!» с интонацией Арлазорова стали тут же повторять везде и по любому поводу — в редакциях и больницах, на зонах и в ЖЭКах, на стадионах и в домах отдыха. Такими они и были, наши кассирши.

    В начале 1990—х годов вся страна знала его «Мужика». Кто был «родителем» знаменитого персонажа Арлазорова («Мужик, ты сам понял, чё сказал?»), история и артист умалчивают. Его об этом спрашивали неоднократно, но от ответа Ян Маерович предпочитал уходить. Почему? Может, разошелся с автором монолога во взглядах и вычеркнул его из своей жизни решительно и бесповоротно, как это у него всегда бывало.



    По воспоминаниям очевидцев, крылатая фраза: «Мужик, ты сам понял, чего сказал?» — впервые была произнесена мастером во время одного из выступлений Л.И.Брежнева.

    Концерт Арлазорова для многих был открытием. Арлазоров первым в 1980—е годы спустился в зал и стал вовлекать в свой номер зрителей, которые тут же становились его соавторами. Этот прием, благодаря Арлазорову, стал популярным у артистов разговорного жанра. «Здесь интересен именно момент непредсказуемости от соприкосновения со зрителем. Импровизировать и держать внимание, например, двухтысячного зала — стоит огромных сил, напряжение колоссальное, рубашка всегда мокрая», — рассказывал Арлазоров.



    Люди, выходившие из зала после его выступлений, часто говорили, что Ян сделал их чуть добрее, щедрее, благороднее.

    К современной эстраде Арлазоров относился достаточно критично: «Вообще—то, плохо говорить о своих коллегах нельзя. Но наш жанр убивается теми, кто приучает зрителя к примитиву. Раньше были какие—то «смотрящие за планкой», люди, которые задавали уровень: Утесов, Гердт, Плятт, Дудник… Теперь же смотреть за этим уже практически некому. А ведь эстрада изначально — искусство, что—то среднее между театром и цирком. Она берет свое начало в древнем площадном театре. Тогда общение со зрителем было нормальным, естественным. Потом об этом забыли. И я в свое время произвел настоящую революцию, когда возродил это искусство. Но потом этот прием начали все заимствовать. Сейчас, куда ни пойдешь, везде обязательно идут в зал, заигрывают со зрителем. Не понимая, что это уже устарело. Это было интересно раньше, когда зритель был официозный, зашоренный. А сегодняшнему раскомплексованному потребителю что крикнуть, что пукнуть… Значит нужно искать, придумывать что—то другое».



    В конце 1990—х годов Арлазоров стал вести собственное шоу на одной из радиостанций. Он утверждал, что лучшие тексты написаны неизвестным автором африканского происхождения, поскольку для того, чтобы написать для Арлазорова хороший текст, нужно обладать невероятной работоспособностью.

    Два года артист вел передачу «Народная скорая помощь» в эфире радиостанции «Авторадио». Любой мог воспользоваться помощью доктора АрлаZorro — так себя называл Ян Майорович. Ему верили — и он помогал. Звонил, например, человек и говорил: «Ян, у меня больна дочь, ей нужно сделать операцию в Германии, я готов продать свою почку, для того чтобы мне дали какие—то деньги». Арлазоров назвал в эфире номер его телефона. И через две недели этот человек перезвонил и сообщил: «Ян, мне дали деньги, я смог прооперировать ребенка в Германии».

    Во время следующей передачи, узнав, что малышу нужна кровь для переливания, тот мужчина снова позвонил и сказал, что соберет друзей и все вместе они сдадут кровь. А однажды Арлазоров узнал, что у «запорожца», который к празднику Победы подарили инвалиду войны, воры украли все колеса. И пока старик после полученного стресса поправлял здоровье в больнице, по радиопризыву артиста к дому инвалида стекалось огромное количество автоколес с покрышками. Потом он не знал, куда их девать!

    К другому инвалиду, без рук, без ног, которого в больнице никто не навещал, после выпуска передачи пришли десятки людей. Ансамблю Надежды Бабкиной Арлазоров помог найти музыкальные инструменты. В театре «Русская песня» помнят это и благодарны Яну Майоровичу. В то время под крылом у Надежды Георгиевны образовывались новые коллективы и денег на покупку инструментов не хватало. После радиоэфира, где Ян Арлазоров объявил на весь свет об этой проблеме, люди принесли Бабкиной более ста инструментов: аккордеоны, балалайки, гармошки...

    Артист восхищенно говорил: «Это своего рода национальная идея, понимаете? Вот это неравнодушие к чужому горю в России — для меня самое важное и самое дорогое. Такие качества есть только у россиян! Не понимаю, почему закрыли передачу».

    При этом в интервью Арлазоров говорил, у него нет друзей: «Сейчас есть понятия «банк», «кредит», «партнер», а понятия «друг», мне кажется, больше нет. Раньше были люди, которые могли спасти друга ценой собственной жизни. Я воспитан своим отцом, поэтому знаю, о чем говорю. И я привык приходить на помощь, не думая о себе, готов отдать последнюю рубашку. Но сейчас редко встретишь людей, которые готовы поступить так же. Конечно, у меня есть приятные знакомые, с которыми я общаюсь. Но чтобы ко мне приходили, чтобы я принимал гостей — такого тоже нет».

    В 2004 году он издал книгу мудрости Яна Арлазорова «Яньки». Также Арлазоров сыграл в нескольких фильмах.

    Многие обвиняли артиста в том, что он чересчур капризен. Сам Арлазоров так комментировал подобные замечания в свой адрес: «Вот меня называют капризным, но ведь это не так. Я совсем не капризный. Меня не обязательно встречать на «мерседесе», мне достаточно «Тойоты». И, скажем, люкс я тоже не люблю. Зачем мне люкс? Зачем мне столько комнат, столько места? Я больше люблю обычный одноместный номер. Не нужно идти в соседнюю комнату. Вот диван, вот телевизор — лег на первое, смотри на второе. Все. Так вот, о капризности. Я терпеть не могу, когда ко мне относятся не на столько, сколько я стою. Ну и тогда, конечно, я это показываю окружающим. Каждый раз я выхожу на сцену, как каратист на бой с завязанными глазами. Здесь интересен именно момент непредсказуемости от соприкосновения со зрителем. Импровизировать и держать внимание, например, 2—тысячного зала — это стоит огромных сил, напряжение колоссальное, рубашка всегда мокрая... Конечно, люди относятся к тому, что я делаю, по—разному. Я ни на кого не обижаюсь, и негативная оценка никак не задевает мое самолюбие».

    Настоящим увлечением артиста была йога. Он занялся йогой в те времена, когда методическое пособие по ней приравнивалось к запрещенной литературе. Было интересно. В йоге, как он рассказывал отцу и брату, ты сам себе и тренер, и спортсмен. Это не спорт даже, а образ жизни.

    Арлазоров отличался удивительной работоспособностью. Он выходил на сцену, несмотря на боль. После того как у артиста была обнаружена опухоль, врачи советовали воздержаться от выступлений: артист всегда тратил на них слишком много энергии. Но в июле, примерно через полгода после начала лечения, он, почувствовав себя вполне здоровым, вопреки запретам отправился на фестиваль юмора в Юрмалу. И там... прошелся по сцене на руках, чего ему нельзя было делать категорически! Потом Арлазоров объяснял врачам: «Мне надо было доказать, что я в прекрасной форме».



    По тем же причинам в октябре 2007 года артист согласился отметить 60—летие на сцене Театра эстрады. Весь вечер Арлазоров работал для публики, читал монологи, принимал поздравления. Но никто не догадывался, какой ценой ему это давалось. Юбилей здорово подкосил и без того шаткое здоровье артиста. Которое актер, к тому же, без оглядки расходовал на поддержку здоровья родителей.

    Его мама Раиса Яковлевна Арлазорова была больна раком. Ян доставал редкие лекарства, возил ее в Америку к ведущим врачам. Арлазоров мог сидеть возле постели измученной болезнью матери, держать ее руку, гладить волосы и говорить. Последние несколько дней она лежала без сознания, а Ян не отходил от ее постели. Она умерла на его руках.

    Ян посвятил последние годы своей жизни поддержке здоровья отца. Когда отец серьезно заболел, Ян предложил: «Пап, я лягу в больницу с тобой! Вместе полечимся!» Именно тогда у Арлазорова обнаружили тяжелое заболевание желчного пузыря. Но врачи еще не предполагали, во что это перерастет, а Ян не хотел обращать внимания на свое состояние.



    Медики предупреждали, что у самого артиста положение дел со здоровьем очень серьезное. Арлазорова прооперировали, как только состояние его пришло в норму, выписали домой. Но болезнь не отступала. Вскоре недуг снова дал о себе знать, и Арлазоров вынужден был опять обратиться к врачам. Ему назначили серьезное лечение в хирургическом отделении, диагностировали опухоль, которая развилась, как осложнение хронического заболевания. После курса лечения артист снова покинул клинику. Спустя несколько месяцев медики настаивали на операции. Арлазоров отменил все свои концерты и признался коллегам по «Аншлагу», что опасается делать операцию, на которой так настаивают московские врачи. Директор онкологического научного центра имени Блохина, академик Михаил Давыдов рассказывал, что состояние Арлазорова было тяжелое, но не безнадежное. Шансы были очень хорошие. Давыдов предложил Яну срочно лечь на операцию, сказал об этом брату Яна, сказал Иосифу Кобзону, обеспокоенному состоянием здоровья Арлазорова. Ян не послушал никого. Друзья артиста предложили ему пройти обследование в Израиле, в той самой клинике, где лечился Александр Абдулов. Но Арлазоров отказался и предпочел пройти курс лечения в Германии. За границей артиста прооперировали снова, позже Арлазоров постоянно наблюдался в немецкой клинике. Медики боролись за него до последнего дня. Но их усилия оказались напрасны.

    В конце жизни Арлазоров замкнулся, ни с кем не хотел общаться. В его доме бывали только его самые близкие люди Последнее время, как рассказывают друзья Яна Мейеровича, он никого не хотел видеть. Рядом были только самые близкие — отец и младший брат. Перед смертью Ян Майорович хотел повидаться или поговорить с дочкой, но встреча так и не состоялась.



    Ян Арлазоров умер 7 марта 2009 года в Москве. Похоронен на Востряковском кладбище.



    На похоронах Арлазорова Ёла Санько не появилась. Проститься с отцом пришла дочь Алена.

    Владимир Винокур сказал после смерти Арлазорова: «Смерть никогда не бывает ожидаемой. Да, он болел долгие месяцы, и все об этом знали, но день, когда Яна не стало, конечно, оказался трагедией. Это время было мучительным не только для него самого, но и для близких, окружающих. Это огромная потеря... Ян был великолепным артистом! Мыслящим! Один из немногих, я бы даже сказал, первый, кто нашел такой контакт с залом. В последние месяцы Ян Майорович почти ни с кем не общался... Его можно понять. Понять как артиста. Он хотел, чтобы его запомнили веселым, бодрым, жизнерадостным, таким, каким он был всю жизнь, до болезни».

    В 2011 году о Яне Арлазорове был снят документальный фильм «Ян Арлазоров. Народный мужик России».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.all—biography.ru
    Материалы сайта www.telezona.ru
    Материалы сайта www.peoples.ru
    Материалы сайта www.rusactors.ru
    Материалы сайта «Википедия»
    Материалы сайта www.lenta.ru




    26 августа 1947 года – 7 марта 2009 года

    Похожие статьи и материалы:

    Арлазоров Ян (Документальные фильмы)
    Арлазоров Ян (Цикл передач «Как уходили кумиры»)


    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!


    Арлазоров Ян Мейерович (Актёры)
    Слов нет, уходят одни за одним,все такие талантливые....

    Олег Чуриков [2012-01-15 23:46:08]



    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

  • Все статьи

    имя или фамилия

    Логин:

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»