"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Военное дело | Разведывательная деятельность

    Маневич Лев Ефимович



    Советский военный разведчик
    Герой Советского Союза




    Отец сказал ему при прощании: "Приезжать сюда, в Чаусы, в отпуск ты не можешь. Но, может, хоть какой-нибудь адрес у тебя есть? Или адрес так быстро меняется, что моё письмо тебя не сможет догнать?" "Адрес у меня как раз постоянный, - отшутился Левушка. - Земля, до востребования". Евгений Воробьев. "Земля, до Востребования".

    Маневич Лев Ефимович (Израилевич) родился 20 августа 1898 года в небольшом белорусском городке Чаусы, что под Могилевом, в бедной семье мелкого служащего.



    Большую роль в воспитании и становлении его характера сыграл старший брат Яков. Будучи осужден на каторжные работы за участие в вооруженном восстании в Бобруйской крепости, Яков с помощью сестры, также революционерки, в 1906 году бежал из каторжного централа за границу и осел в Швейцарии. Вскоре его товарищи переправили туда и Льва.

    В 1913 году Лев Маневич стал студентом политехнического колледжа в Цюрихе - по примеру старшего брата, получившего к тому времени диплом врача. Особые способности он проявлял к изучению ностранных языков и вскоре в совершенстве владел немецким, французским и итальянским. После Февральской революции, 20 июня 1917 года, братья Маневич выехали на родину. Лев был тут же мобилизован в армию, в которой вначале служил рядовым, а потом старшим разведчиком стрелкового полка. После Октября 1917 года Лев Маневич был демобилизован из старой армии, а в апреле 1918 года добровольцем вступил в Красную армию. Он был комиссаром бронепоезда, командиром отряда особого назначения, служил в штабе стрелкового корпуса, воевал в Азербайджане, Сибири, на Волге. После окончания Гражданской войны Лев Маневич остался в армии, поступил в военную академию. Вскоре после окончания академии начальник разведывательного управления Красной армии Ян Карлович Берзин предложил выпускнику сменить профиль деятельности - стать разведчиком-нелегалом. На предложение начальника разведупра Красной армии Маневич ответил согласием. Так появился преуспевающий австрийский бизнесмен Конрад Кертнер, более известный Центру и своим товарищам как разведчик-нелегал Этьен.

    Пройдя необходимую подготовку, Маневич отправился в свою первую спецкомандировку. Тщательно разработанная легенда "австрийского предпринимателя" позволила ему достаточно легко недриться в круги, близкие к военной промышленности сразу нескольких западноевропейских стран. И вскоре в Центр потекла ценная информация о специальных технологиях производства высокопрочных сталей, столь необходимых для производства бронетанковой техники, об опытных образцах подводных лодок и надводных кораблей, о новых видах автоматического стрелкового оружия.

    В середине 1920-х годов после окончания курсов усовершенствования начальствующего состава Красной армии при военно-воздушной академии имени Н.Е.Жуковского, Лев Маневич вновь был направлен на нелегальную разведывательную работу - на этот раз в Италию. Как и раньше, Маневич действовал под маской богатого австрийского коммерсанта Конрада Кертнера, совладельца международного бюро патентов и изобретений "Эврика". Ввиду того что по происхождению Кертнер был австрийцем и мечтал о скором воссоединении с исторической родиной - Германией, ему удалось завоевать доверие немецких промышленников. Вскоре он уже представлял целый ряд ведущих германских авиационных, судостроительных и машиностроительных фирм за пределами Третьего рейха. Маневич-Этьен, преодолев массу преград и заручившись рекомендательными письмами видных германских фирм, связанных с набирающими год от года силы вермахтом и "Люфтганзой", все же сумел получить визу на въезд в Испанию. Воспользовавшись знакомством со знаменитым испанским асом Аугусто Агирре, Этьен регулярно появлялся прямо на аэродроме франкистов, где вскоре зарекомендовал себя как отличный авиационный инженер, великолепно разбирающийся в самолетных двигателях. Неслучайно германские и итальянские авиатехники стали регулярно приглашать Кертнера для участия в своеобразных технических консилиумах, призванных определить причины тех или иных неполадок, которые не были редкостью на "сырых" немецких и итальянских самолетах. В результате Этьен получил уникальную возможность досконально, что называется, до винтика, изучить как сильные, так и слабые стороны новейшей вражеской техники.

    Добываемые материалы через Центр незамедлительно поступали в советские авиационные конструкторские бюро, где уже полным ходом шла работа над созданием новых истребителей - знаменитых в будущем Як и Ла, на которых советским летчикам в Великую Отечественную войну и предстояло разгромить хваленых асов "Люфтваффе". Информация, поставляемая Маневичем, была столь уникальна и необходима, что даже после репрессирования всего аппарата Разведупра РККА и тех, кого он привлек в разведку, к нему доверие не было утрачено. А ведь многих тогда вызывали в Москву и арестовывали, другие становились "невозвращенцами", опасаясь репрессий. И в этом случае Маневич был среди советских разведчиков личностью уникальной.

    Но немецкая и итальянская разведки тоже не дремали. 12 декабря 1936 года "Этьен" и ещё пять человек, имевших отношение к фирме, были арестованы. Выдал Маневича Паскуале Эспозито, его же агент, из которого выбили показания на шефа. Некоторое время спустя Паскуале покончил жизнь самоубийством. А 3 января 1936 года в Турине Особый трибунал по защите фашизма обвинил Конрада Кертнера (Маневича) в шпионаже во вред итальянским и германским вооруженным силам и приговорил его к 12 годам тюремного заключения. После суда Маневич содержался в разных тюрьмах Италии. В "Центре" разрабатывались мероприятия (что было уникальным событием в истории советской разведки) по вызволению "Этьена". Готовилась засылка спецгруппы. Но охраняли советского разведчика весьма бдительно. И акцию спасения провести не удалось. А затем от этой идеи отказались. Грянул 1937 год. Все руководство ГРУ было репрессировано. Так что стало не до Маневича. Но его шпионом не объявили, хотя с репрессированным Яном Карловичем Берзиным у него отношения в свое время были довольно теплые.

    Даже будучи в тюрьме, Маневич сумел организовать канал связи с Центром и передавал разведывательную секретную информацию о промышленности Германии и ее союзников (случай уникальный в мировой разведке).

    9 сентября 1943 года на остров Санто-Стефано, где томился советский разведчик, высадился американский десант и Лев Маневич был освобожден. Назвал он себя австрийским подданным. По просьбе разведчика ему была оказана медицинская помощь. На следующий день после освобождения острова он с группой бывших заключенных, уплатив солидную сумму владельцу парусника, решается отправиться на материк в порт Гаэта, находившийся в 40 километрах от острова Санто-Стефано, не зная, что там уже немецкие войска. И именно на этом острове Этьен был обнаружен, вновь арестован и передан гитлеровцам. С 1943-го по 1945-й годы Маневич содержался в лагерях Маутхаузен, Мельк и Эбензее. В 1943 году при пересылке в лагерь он воспользовался удобным случаем и поменял имя не существующего в Австрии Конрада Кертнера - о чем гитлеровцы могли навести справки - на имя своего ближайшего друга Якова Старостина. Под именем полковника Старостина и был он известен в концлагерях Германии. Маневич был одним из руководителей лагерного подполья. В конце войны "Этьен" спас жизни 16 000 узников концлагеря Эбензее, успев крикнуть на трех языках колонне заключенных, чтобы они прекратили движение к шахте, в которой их планировали взорвать.

    6 мая 1945 года Маневич во второй раз был освобожден американскими войсками. Находился разведчик в тяжелом состоянии - он умирал от горловой чахотки и туберкулеза легких. Маневича определили в госпиталь. Он опять назвал себя полковником Старостиным.

    Рано утром 9 мая (по некоторым источникам - 11-го) 1945 года, через два дня после освобождения из концлагеря, Лев Маневич умер успев сказать своему товарищу: "Передай в Москву: я - Этьен. Скажи, чтобы не трогали семью. Я сделал все, что мог... Запомни - Этьен...".

    Маневич был похоронен под именем Старостина, и перезахоронен в 1965 году под своей фамилией на кладбище Санкт Мартин-Зюд, где погребены советские солдаты. На могильной плите надпись: "Здесь покоится прах Героя Советского Союза полковника Маневича Льва Ефимовича. 1898-1945.".

    Двадцать лет спустя был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР: "За доблесть и мужество, проявленные при выполнении специальных заданий Советского правительства перед Второй мировой войной и в борьбе с фашизмом, присвоить полковнику Маневичу Льву Ефимовичу звание Героя Советского Союза посмертно. Мы и сегодня числим его на действительной бессрочной службе в Советской Армии".

    В 2008 году в Самаре в канун Дня работника органов безопасности на здании регионального управления ФСБ РФ была открыта мемориальная доска, посвященная Льву Маневичу.




    20 августа 1898 года – 11 мая 1945 года



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»