"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Жизнь замечательных людей | Меценатство

    Кокорев Василий Александрович



    Русский предприниматель и меценат, почётный член Академии художеств




    Василий Кокорев был одним из первых очень богатых людей середины 19 века, который широко занимался коллекционированием и меценатством. Он был одним из самых знаменитых своим богатством и общественной деятельностью людей Москвы середины и второй половины XIX века, и этого очень миловидного юношу Савва Мамонтов называл "откупщицким царем".

    Василий Александрович Кокорев родился в Вологде 23 апреля (5 мая по н.с.) 1817 года в семье небогатого мещанина. Никакого систематического образования он не получил, учился грамоте и арифметике у вологодских семинаристов. Семейство Кокоревых держалось старообрядчества поморского толка. С десяти лет Кокорев уже помогал отцу – сидельцу (продавцу) винной лавочки, а в девятнадцать - управлял солеваренным заводом своего дяди в Солигаличе, на севере Костромской губернии.

    Безмятежное начало кокоревской карьеры было непродолжительно. Вскоре, в связи с отменой ввозной пошлины на соль, пришел в упадок и закрылся солеваренный завод. Василий Александрович поступил на службу управляющим винокуренного завода в Оренбургской губернии, а с осени 1842 года стал приказчиком казанского винного откупщика И.В.Лихачева. До этого момента в судьбе молодого купца не обнаруживалось ничего особенно примечательного.

    Откупом в царской России называлось право, которое государство давало частному лицу на сбор различных платежей с ежегодным перечислением фиксированной, заранее оговоренной суммы в казну. Процедура получения откупа в то время выглядела следующим образом. Ежегодно проводилось что-то похожее на тендер — купцы, желающие торговать хлебным вином, съезжались в губернский центр на откупные торги. Тот, кто мог пообещать государству наибольший откуп, получал право торговли. Затем следовало "поклониться казной губернатору", с тем, чтобы он, воспользовавшись своей властью, максимально снизил величину откупа.

    Головокружительный взлет обеспечили Кокореву его идеи по реформированию откупной системы. За семь лет работы в системе винных откупов Кокорев не только освоил дело, но и подумал о том, как эту систему улучшить. В 1844 году он, будучи поверенным одного винного откупщика, подал в правительство записку о преобразовании откупов. В доказательство своих слов он просил дать ему один из самых «неисправных», то есть задолжавших казне, откупов. В министерстве ему поверили и дали орловский откуп, за которым числился долг в 300 000 рублей серебром. За дело молодой откупщик взялся весьма рьяно. Уже в первые месяцы своего автономного откупщичества он сменил большую часть откупных служащих, провел массовое сокращение, заявив, что настоящий водочный торговец должен трудиться «не из воровства... а из насущного лишь хлеба», поднял цену на водку, наладил ее продажу в розлив и резко ухудшил качество производимого в губернии напитка. В результате за два с половиной года он не только полностью ликвидировал задолженность откупа, но и вывел его в число лидеров. Воодушевившись успехом молодого откупщика, правительство передало ему в управление кроме орловского еще 23 задолжавших откупа, а на основе новой методы издало «положение об акцизно-откупном комиссионерстве».

    В результате головокружительного взлета Кокорев получил в 1851 году звание коммерции советника и приобрел немалое влияние в кругах высших чиновников, близких к Министерству финансов. Вронченко (тогдашний министр финансов), как впоследствии и его преемники, советовался с ним во всех важнейших делах. В кратчайшие сроки Кокорев нажил огромное по тем временам состояние: к началу 1960-х годов, по некоторым оценкам, оно доходило до 7 миллионов рублей. Хотя современники считали, что оно былонамного больше.

    Став богатым человеком, Кокорев дал полный простор и своей энергии и своей творческой инициативе. Он был большим меценатом и очень азартным и понимающим коллекционером. Постепенно он отошел от откупов и стал одним из самых энергичных капиталистов-учредителей. Действуя смело и с размахом, он вкладывал средства в перспективные отрасли, используя принципиально только российские капиталы. Он установил обменную торговлю с Персией в 1857 году, учредил "Закаспийское торговое товарищество "В.А.Кокорев и Ко", построил первый нефтеперегонный завод в Баку в середине 1850-х годов. Кокорев был инициатором создания одного из первых в России акционерных обществ по сооружению Волго-Донской железной дороги, он содействовал учреждению Русского общества пароходства и торговли, пароходного общества "Кавказ и Меркурий" в 1859 году, акционерного общества "Сельский хозяин", предполагавшего поставлять во Францию мясные консервы и другие товары.



    В 1865 году был учрежден Московский Купеческий банк, главной задачей которого являлось кредитование торговых оборотов. Среди его учредителей были известнейшие к тому времени московские предприниматели - Н.П.Сущев, Т.С.Морозов, П.М.Третьяков, С.П.Малютин, И.А.Лямин, В.А.Кокорев, И.Ф.Мамонтов, М.А.Горбов. Пайщиками Московского Купеческого банка стали крупные столичные чиновники, в том числе министр финансов Е.И.Ламанский.

    Кокорев был участником и учредителем многих капиталистических предприятий: "Волжско-Камский коммерческий банк", "Бакинское нефтяное общество", "Северное телеграфное агентство" и "Уральская горнозаводская железная дорога". Кокорев первый из русских купцов понял раньше американцев перспективу добычи нефти и производства керосина. В 1857 году он организовал первый нефтеперегонный завод в местечке Сураханы около Баку, по соседству с древним храмом огнепоклонников, а в 1873 году преобразовал это предприятие в бакинское нефтяное общество. К устройству дела Кокорев привлек молодого Менделеева, по предложению которого здесь впервые применили непрерывную круглосуточную перегонку нефти, нефтеналивную морскую перевозку, прокладку нефтепроводов к берегу моря.

    Много средств вложил Кокорев в московское строительство. Почти в 2 миллиона рублей обошлось здание "Кокоревского подворья" на Софийской набережной – огромная гостиница включала элементы городского общественного и культурного центра и была прообразом европейских "грандотелей". Слева были лабазы Бахрушиных, за ними располагалась громада дома князя Гагарина "Кокоревское подворье" и бульвар устроенный Василием Кокоревым. Одной из "заслуг" апрельского наводнения 1908 года стала большая серия открыток с видами пострадавших кварталов Москвы, которые при обычных обстоятельствах не были бы удостоены внимания фотографов.

    В 1862 году на средства миллионера-промышленника Василия Александровича Кокорева был разбит липово-вязовый бульвар. Бульвар тянулся от Лубочного переулка до Болотной площади. Скромный и тихий, он украшал всю Болотную набережную. Это был один из немногих общественных бульваров и скверов Москвы, устроенных за частный счет. Бульвар носил имя своего устроителя вплоть до ликвидации в 1930-е годы, а ныне – тут автостоянка.



    В глазах современников деятельность Кокорева не ограничивалась предпринимательством. Не меньший интерес представляли его многочисленные выступления и публицистические статьи, меценатская и филантропическая деятельность. Он явился инициатором торжеств, устроенных в честь встречи севастопольцев в Москве в феврале 1856 года. Сергей Аксаков писал по этому поводу сыну: "У нас теперь производится встреча и угощения черноморских матросов и офицеров. Зрелище в высшей степени замечательное и поучительное. Бывший откупщик Кокорев, обладатель тридцати миллионов, затеял представление народных сцен с энтузиазмом. Он положил истратить на это двести тысяч".

    На многих обедах в честь севастопольцев Кокорев выступал от имени купечества с патриотическими речами, сравнивал подвиги черноморцев с подвигами Минина, Пожарского и Сусанина, спасших Россию. Многие славянофилы с иронией отмечали раздражающую помпезность этих гуляний, страдавших купеческими излишествами, отсутствием чувства меры, из-за чего подлинный смысл встреч героев Севастополя часто затемнялся. Тем не менее самого Кокорева они оценивали весьма высоко. Иван Аксаков, например, писал Погодину: "Я не могу опомниться от Кокорева! Это вполне русское чудо!".



    За его левые по тем временам взгляды на крестьянский вопрос и свободный нрав Кокорева недолюбливал тогдашний генерал-губернатор Закревский.

    Кокорев одним из первых среди купечества обратился к меценатской и коллекционерской деятельности: вместе с купцами Солдатенковым, Мазуриным, Хлудовым он начал собирать работы молодых русских художников. Он имел картинную галерею и собрание памятников прикладного искусства, устроил пансионат для молодых художников на реке Мсте в Тверской губернии (ныне Дом творчества имени Репина), задумывал постройку хранилища народного рукоделия.



    А.Гребнев. Интерьер картинной галереи В.А. Кокорева. 1864 год

    Его часто упоминала в своих воспоминаниях дочь П.М.Третьякова А.П. Боткина. Она писала, что сначала к художникам в мастерскую заходил Кокорев, а уже потом они пускали к себе Третьякова.

    Его коллекция была довольно большой по тому времени. В ней было свыше 500 картин, среди них полотна кисти Брюллова, Айвазовского, Боровиковского, Кипренского и других художников. Из западноевропейской школы были картины таких мастеров, как: Ван Дейк, Я.Брейгель, Г.Терборх, Н.Пуссен, Ж.Б.Грез, К.Тройон. Из русской школы: Д.К.Левицкий, В.Л.Боровиковский, А.Г.Венецианов, А.В.Тыранов, Н.А.Заваруев, Л.К.Плахов, Н.Е.Сверчков, И.К.Айвазовский (24 работы), А.П.Боголюбов (11 картин), а К.П.Брюллова было свыше 40 произведений.

    Он первый сделал свою галерею публичной. В нее мог входить любой, купив только билет. В будние дни билет стоит 30 копеек, в выходные - 10.

    Большой популярностью в среде русских предпринимателей пользовалась не очень большого объема книжечка рекомендаций для успешного занятия коммерцией – "Миллиард в кармане", которую Кокорев написал специально для начинающих. Или его больший по объему труд – книга "Экономические провалы", в которой он дал оценку экономическим событиям за полвека. Анализируя экономические неудачи России, Кокорев доказывал, что они являлись, как правило, результатом слепого копирования зарубежного опыта.

    Когда откупное дело стало сходить на нет, дела Василия Александровича пошатнулись. Многочисленные его предприятия, рассчитанные на перспективу, не давали скорой отдачи, казна требовала расчета по откупным операциям, в результате миллионер оказался на грани банкротства. Ему пришлось расстаться с "Кокоревским подворьем", отошедшим казне, и распродать картинную галерею. Основная часть собрания – 166 произведений русских мастеров – была приобретена Министерством Императорского двора для Александровского дворца в Царском Селе и Аничкова дворца в Санкт-Петербурге. Позднее эти картины вошли в состав открытого в 1898 году Русского музея. Часть картин попала в собрание П.М.Третьякова. Много картин попало в собрание другого знаменитого коллекционера Д.П.Боткина в его галерею.

    Однако уже в 1870 году Кокореву удалось поправить свои дела созданием Волжско-Камского банка, а после постройки в 1874 году Уральской горнозаводской железной дороги началось его новое обогащение.

    Василий Кокорев умер в Петербурге 22 апреля (4 мая по н.с.) 1889 года от болезни сердца. Приехавшие с его родного Севера поморы вынесли из роскошного особняка на Садовой долбленый дубовый гроб без единого гвоздя, и на руках донесли до Малой Охты, до кладбища.



    Могила Кокорева сохранилась до наших дней.



    С именем Кокорева связано еще и имение Мухолатка в Крыму.



    Мухолатка расположена недалеко от Фороса. Часть земли в Мухалатке принадлежала Наталье Кирилловне Загряжской — тете жены Александра Пушкина, Наталье Николаевны Гончаровой.

    Наталья Кирилловна была старшей из дочерей графа К.Г.Разумовского. В 28 лет она вышла замуж за офицера Н.А.Загряжского.



    Она была горбата и своих детей иметь не могла. Очень привязалась к племяннице Марии, дочери сестры Анны Кирилловны, вышедшей замуж за брата фаворита Екатерины II Василия Семеновича Васильчикова и в общем-то один раз украла ее из родного дома. Загряжская объявила, что в случае, если ей оставят Марию, она сделает её единственной наследницей своего громадного состояния. И родные решили не препятствовать счастью дочери.

    В 1799 году она выдала ее за Виктора Павловича Кочубея. в 1799 году Павел I хотел женить его на своей пассии Лопухиной и возвел его в графское достоинство. В 1831 году он получил княжеский титул. В качестве приданного им было передано имение Мухолатка.

    Виктор Кочубей был известной личностью, занимал высокие государственные посты. Пушкин написал на него эпиграмму:

    Под камнем сим лежит граф Виктор Кочубей.
    Что в жизни доброго он сделал для людей?
    Не знаю, черт меня убей !


    Семья Кочубеев редко посещала свое южнобережное имение. Впрочем, не только они — не случайно в 1842 году М.С.Воронцов для нерадивых хозяев издал жесткие новые правила пользования землями имений.

    В период Крымской войны имение Васильчиковой и соседнее имение Иосифа Николаевича Шатилова было разграблено и разорено французами и в дальнейшем хозяевами не восстанавливалось. Спустя 20 лет земли в Мухалатке приобрел Василий Александрович Кокорев. Его сын и наследник Сергей Васильевич женился на Евдокии Морозовой, наследнице богатейших московских фабрикантов-мануфактурщиков, чем спас семью от полного разорения.

    В ноябре 1909 года в Мухалатке он построил дворец по проекту архитектора О.Э.Вегенера (среди его работ гостиница "Метрополь" в Ялте). Роскошный дворец, не уступающий царскому в Ливадии, называли чудом архитектуры. Говорили даже, что Николай II, когда увидел этот дворец пожелал в Ливадии иметь не хуже.

    Текст подготовила Ирина Левина





    5 мая 1817 года – 4 мая 1889 года



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»