"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Композиторы

    Мартынов Евгений Григорьевич



    Композитор и исполнитель
    Лауреат Премии Ленинского комсомола (1980)
    Десятикратный лауреат программы «Песни года»





    Евгений Мартынов родился 22 мая 1948 года в городе Камышине в Волгоградской области.

    Его мама Нина Трофимовна с июня 1942 года до сентября 1945 года служила в эвакогоспиталях 3-го Украинского фронта, и познакомилась в госпитале с раненым солдатом Григорием Мартыновым. Она выходила его, и вышла за него замуж, после чего молодожёны поселились в городе Камышине, где в любви и согласии вырастили двух сыновей - Евгения и Юрия.

    Детство и юность Евгения прошли в Донбассе. Мама Евгения Нина Мартынова позже рассказывала: «Жили мы тогда на Волге, в городе Камышине, и потом переехали в Артёмовск. Женя маленький был очень болезненным, даже в детский сад не ходил. Дома у нас всегда пели на два голоса русские и украинские песни, отец на баяне играл, так вот Женя с ним все детские утренники, все праздники проводил. И так он любил музыку, что купили мы ему аккордеон. Детства у него, в сущности, не было: две школы – поесть, погулять некогда. Помню, учитель Женин говорил: «Мне бы побольше таких учеников, а не тех, что занимаются музыкой из-под палки...» И правда, я никогда не заставляла заниматься ни Женю, ни Юру. Потом поступил Женя в Киевскую консерваторию. Но мы с отцом – инвалиды второй группы, с войны, и пришлось ему перевестись к нам поближе».



    Отец Евгения Григорий Мартынов до ранения был командиром стрелкового взвода 333-й дивизии, а после приезда в Артемовск стал работать учителем пения в артёмовской средней школе и руководил художественной самодеятельностью. Он рассказывал о Евгении: «Он любил наш дом в Артёмовске, да и красиво у нас там... Он нам с гастролей из каждого города присылал телеграммы, обязательно с обратным адресом, всё за нас с матерью боялся... Она их все сохранила: тут и Украина, и Белоруссия, и Урал, и Камчатка...» Но начиналась музыкальная карьера будущего известного композитора с папиного аккордеона, чье звучание заставляло Евгения оставлять свои игры и с восторгом вслушиваться в музыку. Мальчик быстро запоминал услышанные мелодии, и позже сам пел и танцевал, выстукивая ритмы запомнившихся песен. Он так же любил рассказывать стихи и монологи, услышанные в клубе, кинотеатре и на радио. В школе у Евгения обнаружился дар к рисованию, затем он увлёкся фокусами и охотно показывал их на школьных концертах. Учился Женя хорошо, без особого труда, но музыка постепенно вытеснила остальные увлечения и пристрастия, включая футбол, в который он обожал играть с детства. Отец научил Евгения играть на баяне, потом на аккордеоне, а когда Евгению исполнилось 11 лет, родители ему купили собственный профессиональный аккордеон, и он с удовольствием музицировал на нем перед одноклассниками и соседями. Благодаря своему отцу и постоянным занятиям Евгений получил хорошие профессиональные навыки музыкальной импровизации и овладел основами техники аккомпанемента в разных тональностях, что в будущем позволяло ему запросто подстраиваться под любое пение и сходу подыгрывать поющему даже в тех случаях, когда материал был ему неизвестен. После восьмилетки Евгений Мартынов поступил в Артёмовское музыкальное училище на дирижёрско-духовое отделение, где в нем проявилась страсть к сочинению, и им были написаны романс для кларнета и фортепиано, скерцо для кларнета и фортепиано и прелюдия для фортепиано.



    После окончания училища Евгений поступил в Киевскую консерваторию имени Чайковского, и завершил своё образование в Донецком музыкально-педагогическом институте. Две первые песни-баллады им были написаны на стихи его сокурсниц Л. Жидель и Т. Киреевой – «Баллада о комсомольцах Донбасса» и «Песня о Родине». Когда Мартынов учился в консерватории на профессионального кларнетиста, кто-то сказал про него: «Это – подарок судьбы». Так он получил студенческое прозвище «Подарок» за незаурядные способности.



    После окончания учёбы в течение года Евгений руководил эстрадным оркестром Донецкого Всесоюзного научно-исследовательского института взрывоопасного оборудования, а в 1972 году приехал в Москву с рекомендательным письмом донецкого дирижёра к популярной эстрадной певице Майе Кристалинской, которая очень тепло встретила обаятельного молодого человека из Донбасса. Именно Майя Кристалинская, чей эстрадный авторитет был очень высок, направила «хорошо поющего композитора» в Росконцерт, предварительно дав Мартынову самую лестную рекомендацию. Прослушивание в Росконцерте прошло успешно, и Евгения решили испытать в качестве солиста-вокалиста в сборной эстрадной программе, предложив поработать пару месяцев бесплатно, что было обычным для новичков из провинции. В свои первые гастроли по Сибири и Дальнему Востоку Евгений Мартынов поехал в июне 1972 года вместе с другими восходящими звёздами советской эстрады: молодыми Львом Лещенко, Валентиной Толкуновой, Светланой Моргуновой, Геннадием Хазановым и только что созданным Владимиром Чижиком джазовым ансамблем «Мелодия».



    В 1973 году он был зачислен в штат Росконцерта, и судьба тут же связала Евгения с московскими поэтами Павлом Леонидовым и Давидом Усмановым, с которыми он написал свои первые песни в Москве, которые добавились к песням, сочиненным ранее в Донецке - «Колыбельная пеплу» на стихи Марцинкявичюса, «Баллада о матери» на стихи Дементьева, «Берёзка» на стихи Есенина и «У песни есть имя и отчество» на стихи Лисянского.

    В июне 1973 года Мартынов завоевал звание лауреата Всесоюзного конкурса исполнителей советской песни в Минске, исполнив там песни «Тёмная ночь», «Летят перелётные птицы» и свою «Балладу о матери», за исполнение которой он получил приз зрительских симпатий.



    Очень скоро песня «Баллада о матери» была отмечена на всесоюзном телевизионном фестивале «Песня-74», и сделала имя Евгения Мартынова всенародно известным. Композитор Олег Иванов рассказывал: «Как и многих, меня поразила первая же Женина песня. Это была «Баллада о матери», которая в те годы буквально прокатилась по всей стране. Поразили и музыка, и стихи, и страстное исполнение... И что интересно, за год до этого мне показали стихи Андрея Дементьева, но я почувствовал, что не смогу написать на них песню. Стихи словно ждали Мартынова. Потом мы познакомились с ним на X Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Берлине. Это было замечательно – сидеть рядом с Женей и слушать, как он поёт. Просто счастье. Он сочетал в себе и композитора, и певца, и музыканта, виртуозно владеющего роялем: у него инструмент звучал ярко, оркестрово. Блестящий пианист, Мартынов с листа играл клавиры любой сложности. Как-то раз продемонстрировал музыкальную шутку – сыграл пьесу по перевёрнутому клавиру. У Жени было яркое мелодическое дарование. Он никогда не ходил в середняках. За два-три года стал одним из самых популярных композиторов. Его сочинения привлекали самых знаменитых исполнителей. В творческой палитре композитора слились две славянские культуры: Женя, русский, жил на Украине, которая дала его мелодиям особую певучесть. Песни его были красивы той красотой, что идёт от щедрой солнечной земли. А пел он их с такой эмоциональной отдачей, словно в первый и последний раз, горел и дарил это горение людям».



    Несмотря на удачное начало творческой карьеры, личная жизнь Евгения Мартынова долго не складывалась. Первоначально он вынужден был оформить фиктивный брак ради получения московской прописки. Об этом рассказывал пианист Леонтий Атальян: «В свое время Женя оформлял фиктивный брак, чтобы сделать себе московскую прописку. У нас была костюмерша Алена Абросимова. Хорошая девчонка. Она сама предложила Жене: «Давай распишемся! Чего ты мучаешься?». Тогда многие музыканты так делали. Работали-то мы от Росконцерта. База у нас находилась в Москве. И когда мы приезжали в Москву, каждый раз приходилось думать, где переночевать. Женя часто шутил по этому поводу. «Леон, ты сегодня на каком вокзале ночуешь? - громко спрашивал он, чтобы слышал директор коллектива. - Я на Курском» «Ты же знаешь, я предпочитаю Аэровокзал на Ленинградке, - отвечал я. - Там хороший буфет».





    В 1975 году после исполнения песен «Лебединая верность» и «Яблони в цвету» популярность Евгения Мартынова еще более упрочилась, и в том же году он стал обладателем «Гран-при» международного фестиваля эстрадной песни «Братиславская лира». Причем нужно отметить, что исполнитель из СССР получил на этом конкурсе награду впервые.





    Вскоре вышла дебютная пластинка-миньон Мартынова с тремя песнями в авторском исполнении, и она побила все тиражные рекорды, неоднократно переиздаваясь на заводах грампластинок «Фирмы Мелодия» в течение почти двух лет. Поэт Владимир Кудрявцев рассказывал: «Меня судьба свела с Евгением в начале 70-х в Москве, на квартире поэта Андрея Дементьева... Мне никогда не забыть того вечера. В домашней обстановке песни Мартынова в его же исполнении звучали особенно доверительно и очень трогательно, полные драматизма и неимоверной душевности. Супруга Андрея Галина, возможно уже не раз слушая эти песни-исповеди, не выдержала, расплакалась. Да и мы, мужчины, были взволнованы и растроганы. И ещё долго находились под впечатлением услышанного. А для Евгения, наверно, сама домашняя обстановка в гостинной семьи Дементьевых была особенной. Его тянуло к семейному огоньку. Оказывается, он тогда, не имея московской прописки и какого-либо жилья, ночевал – на Курском вокзале. Шутил тогда: «Мой адрес: левая скамейка справа от милиционера. Только ты не говори этого адреса Андрею. Не люблю, когда меня жалеют. Он обязательно предложит мне жить у них...» Я пробыл в Москве ещё несколько дней, и мы с ним жили в гостинице, в одном номере. Сметливость Евгения, его юмор и жизнерадостность захватывали. Знакомых в Москве у него было много, и на традиционный вопрос: «Как жизнь?» – он неизменно отвечал: «Чем так жить, лучше не дай Бог умереть». – «Да ты что?! – не понимая игры слов, говорили ему. – Тебе ещё жить и жить».



    За годы своей композиторской и исполнительской деятельности Мартынов был удостоен многих лауреатских званий и почётных дипломов. Он был награжден в 1973 году на Всесоюзном конкурсе исполнителей советской песни в Минске и Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Берлине. В 1974 году он был отмечен на всесоюзном телевизионном фестивале советской песни «Молодые голоса». В 1975 году он получил награду на международном конкурсе эстрадных песен «Братиславская лира» в Чехословакии, а в 1976 году - на международном конкурсе исполнителей эстрадной песни «Золотой Орфей» в Болгарии. В 1976 году Мартынов получил награду на интерфестивалях эстрадной песни «Мелодии друзей» в Киеве, и в 1977 году – на «Дечинском якоре» в Чехословакии. Неожиданно для Мартынова его песни стали исполнять зарубежные артисты. Из Всесоюзного агентства по авторским правам стали поступать извещения об исполнении его песен в самых различных частях света: во всех социалистических странах, в Финляндии, Испании, Англии, Канаде, США и Японии.

    В 1978 году Евгений женился на киевлянке по имени Эвелина, в браке с которой у него в 1984 году родился сын Сергей, который был так назван в честь композитора Сергея Рахманинова и поэта Сергея Есенина.



    В 1980 году композитор был удостоен почётного звания лауреата премии Ленинского комсомола, с 1974 по 1990 год Мартынов регулярно признавался лауреатом всесоюзных телефестивалей «Песня года», а с 1984 года он стал членом Союза композиторов. Его коллега, композитор Георгий Мовсесян рассказывал: «Юрий Гуляев, Женя и я всегда встречались по радостным поводам, вместе выступали. Мы были желанными гостями среди моряков, космонавтов, спортсменов. Я благодарен Жене за то, что он, в отличие от «единохлебников», не нацепил себе серьгу на ухо и выходил на сцену всегда подтянутым и элегантным, уважая слушателей. Он хотел отношения к песне такого, как бывает у родителей к детям. И клавиры своих песен писал с тщанием, словно студент к экзамену, хотя был и специалист, и мастер. Вообще был до одурения добросовестным и относился к работе как к чему-то святому, а не как к промыслу. Многие из нас бросились в другую «религию», он со своим богом остался...» Получение лауреатских званий сопровождалось вручением специальных дипломов и призов «За элегантность», «За артистическое обаяние» и «За телегеничность». Этот успех с большой буквы изменил атмосферу вокруг имени Евгения Мартынова, но не самого Евгения.



    Самым вдохновенным и плодотворным оказался творческий альянс Мартынова с Андреем Дементьевым. Содружество Мартынов - Дементьев привело к появлению песен «Отчий дом», «Натали», «У Есенина день рождения», «Прости» и «Ласточки домой вернулись». Однако, с Евгением Мартыновым охотно сотрудничали и другие известные поэты-песенники - Роберт Рождественский, Андрей Вознесенский, Илья Резник, Игорь Шаферан, Михаил Танич, Леонид Дербенёв, Николай Добронравов, Римма Казакова и многие другие авторы.



    Песни Мартынова звучали повсюду: «Я тебе весь мир подарю», «Соловьи поют, заливаются...», «Начни сначала», «Чайки над водой», «Весёлый зонтик», «Песня о моей любви». После 1975 года у Мартынова вышло 5 авторских миньонов с названием «Евгений Мартынов поет свои песни». Тиражи этих миньонов моментально раскупались, и часто сам композитор, щедро раздаривавший пластинки поклонникам, не мог их приобрести в магазинах. В 1979 году в продаже появилась его большая пластинка.





    Мартынов много с успехом гастролировал в разных странах мира - США, Канаде, Мексике, Бразилии, Аргентине, Италии, Германии, Испании, Бельгии, Финляндии, Индии и Швейцарии. Однокурсница Евгения Мартынова профессор Т.И. Киреева рассказывала: «Женя был необыкновенно веселым, светлым человеком. И как друг, и как музыкант он был удивительным. От него всегда исходили жизнелюбие и радость. Он щедро одаривал своими солнечными лучиками каждого в отдельности и всю нашу студенческую братию. Никогда не унывал. Когда приходил в консерваторию или общежитие, всегда шутил и смеялся. Там, где был Женя, всегда были веселье, смех и, конечно же, песня. Мы поражались его находчивости, он умел расшевелить любого. Обычно садился за рояль играл, а потом начинал петь».



    То, что Евгений Мартынов очень любил пошутить, подтверждал и Леонтий Атальян: «Свои первые гонорары - 400-500 рублей - Мартынов хранил... в плавках, завернув в целлофановый пакет. Для него это было богатство. Иногда в поездках Женя доставал полтинники и стольники, лепил на стекло автобуса и веселился, наблюдая, как реагируют проезжающие рядом люди. Он вообще любил пошутить».



    До 1990 года, ставшего для него последним, Евгений Мартынов входил в число самых популярных и любимых в СССР авторов и исполнителей. Юрий Мартынов рассказывал: «Евгений Мартынов, по-моему, один из последних композиторов, кого приняли с распростертыми объятиями исключительно за талант. «Может быть, мы с тобой вправду чего-то не понимаем? - говорил Женя. - Я уже устал от всего этого. Мои нервы не выдерживают... А самое главное - стыдно. Стыдно толкаться, почти что кулаками отстаивая право своему творчеству на место в эфире».



    Поэт Владимир Кудрявцев рассказывал: «Со временем Евгений приехал ко мне в Киев. Был цветущий май, и вдруг пошёл грибной дождь. А когда закончился, мы... поехали в Гидропарк. Стояли на берегу Днепра, и как раз в это время расцвела радуга. И Женя говорит мне: «Напиши об этом. У меня даже припев есть». И он напел: «Марцефали, марцефали...» Это было его любимое словечко, значения которого он сам не знал. Когда позже я звонил ему, то обращался: «Привет, Марцефали!» Однако в тот же день он уже напевал первые строки ещё не написанной песни:

    "Подаруй менi на радiсть
    Кольори травневих райдуг..."


    Мы ещё много раз встречались с Евгением – в Москве и в Киеве. Но эта песня осталась одной-единственной. Имею в виду: песня на украинском языке... И теперь уже последней. (Речь идёт о песне «Кольори кохання», по-русски – «Цвета любви»). Он обещал мне в октябре-месяце заехать в Ялту, куда я переехал на постоянное жительство. И вот...»

    3 сентября 1990 года около 10 утра Евгений Мартынов зашёл в 180-е отделение милиции, с которым давно уже поддерживал дружеские отношения (неоднократно выступал перед сотрудниками милиции, знакомил со своим творчеством). Он был жизнерадостен и весел. А через час в милицию позвонили граждане и сообщили, что у подъезда лежит бездыханное тело какого-то мужчины. Сотрудники милиции срочно выехали на место происшествия, и узнали в лежавшем мёртвом человеке певца и композитора Евгения Мартынова. Как стало известно - он шёл домой, и вдруг ему стало плохо с сердцем. Он присел у подъезда на ступеньки, но боль, видимо, не отпускала. Ему пытались помочь прохожие, была вызвана «скорая помощь». Но у Мартынова ртом пошла кровь, стало чернеть лицо, и вскоре он скоропостижно скончался. Причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Вызванная «скорая», приехавшая через 40 минут, помочь уже ничем не могла.

    «Я тебе весь мир подарю» - так называлась одна из песен композитора Евгения Мартынова и так можно озаглавить все его творчество. Ибо Евгений Мартынов действительно подарил своим почитателям необъятный мир Красоты, Полета, Весны и Любви, навсегда оставшись в нашей памяти символом света, верности и вдохновения.





    Евгений Мартынов похоронен на Ново-Кунцевском кладбище.

    Супруга Евгения Мартынова повторно вышла замуж, и переехала с сыном в Испанию. В знак признания заслуг композитора в 1992 году одна из улиц Артёмовска в Донбассе была названа именем Евгения Мартынова. По инициативе деятелей культуры и друзей артиста в Москве в 1993 году было создано Московское культурное общество «Клуб Евгения Мартынова», занимавшееся культурной и благотворительной деятельностью, и пропагандировавшее творческое наследие замечательного композитора и певца. В 1995 году на могиле Евгения Мартынова на Ново-Кунцевском кладбище был открыт памятник-надгробие.



    В 1998 году вышла книга Юрия Мартынова «Лебединая верность Евгения Мартынова», в которой на фактическом материале, официальных документах, публикациях разных лет, высказываниях коллег, архивных фотоматериалах, и на основе воспоминаний родного брата композитора был раскрыт жизненный и творческий путь ярчайшего представителя профессионального песенного искусства Советского Союза 70-80-х годов XX столетия.


    Послесловие…



    Как при жизни, так и после смерти Евгения Мартынова его песни включали в свой репертуар многие популярные отечественные и зарубежные артисты: Мичел (Испания), К.Готт (Чехия), А.Герман (Польша), Д.Марьянович, М.Унгар, И.Шерфези (Югославия), Л.Иванова (Болгария), М.Дауэр (Румыния), М.Чавес (Куба), Я.Йоала, А.Вески, М.Кристалинская, Г.Ненашева, Л.Кесоглу, А.Ведищева, Т.Миансарова, Г.Чохели, М.Кодряну, И.Кобзон, Л.Зыкина, О.Воронец, С.Захаров, С.Ротару, В.Толкунова, Л.Лещенко, Л.Сенчина, Ю.Богатиков, Е.Шаврина, Г.Белов, К.Георгиади, А.Серов, И.Понаровская, Н.Чепрага, Л.Серебренников, И.Отиева, Н.Гнатюк, Л.Успенская, В.Вуячич, Н.Бродская, исполнители нового (для композитора) поколения - Ф.Киркоров, Н.Басков, С.Павлиашвили, А. Малинин, И.Шведова, И.Демарин, В.Готовцева, М.Евдокимов, Анастасия, Юлиан, Таня Острягина; а также такие известные коллективы, как Краснознамённый ансамбль песни и пляски Советской (Российской) Армии им.А.Александрова, Академический ансамбль песни и пляски ВВ МВД СССР (РФ), Государственный русский народный ансамбль «Россия», вокально-инструментальные ансамбли – «Орэра», «Самоцветы», «Пламя», «Гая», «Надежда», «Червона рута», «Семеро молодых» (Югославия), «Блю джинс» (Япония), вокальные ансамбли – «Русская песня», «Бабье лето», «Воронежские девчата», дуэт «Ромэн»... Сочинения композитора также с успехом исполнялись (и исполняются) оркестрами симфонической и эстрадной музыки Всесоюзного (Российского) радио и телевидения, Государственным духовым оркестром России, оркестрами эстрадной и танцевальной музыки Братиславского и Остравского радио (Словакия и Чехия), московским эстрадным оркестром «Мелодия», Оркестром под управлением Клода Каравелли (Франция).

    Разбирая бумаги Евгения Мартынова, его брат Юрий нашёл записи, которые можно считать творческим завещанием музыканта. Там есть такие строки: «Мне близка гражданская лирика – продолжение традиций советской песни. Важно сохранить всё лучшее, что было написано композиторами в этом жанре. Надо продолжать традиции, иначе мы погубим нашу национальную песенную русскую культуру. Сейчас моду стали диктовать девочки лет 14 – 17. Для них главное – танцевальный ритм. Отсюда и стишки соответствующего содержания. Люди разучились петь. А что важнее – развлекательность в музыке или её воспитательное значение? У песни есть авторы. Ныне культура безымянная, необузданная, нет никакой ответственности за сочинение. Не уважают членов Союза композиторов. А профессионалов надо уважать, мы так стремились ими стать! Член творческого союза – почти что олицетворение застоя, а вот парень с гитарой – это прораб перестройки!.. Песня должна объединять людей всех возрастов!»



    О Евгении Мартынове был снят документальный фильм «Лебединая песня».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.rutv.ru
    Материалы сайта www.evgenymartynov.narod.ru
    Материалы сайта www.donbass.dn.ua
    Материалы сайта www.pnp.ru
    Материалы сайта www.shanson-e.tk
    Материалы сайта www.tvcenter.ru





    22 мая 1948 года – 3 сентября 1990 года

    Похожие статьи и материалы:

    Мартынов Евгений (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Мартынов Евгений (Документальные фильмы)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»