"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Жизнь замечательных людей | Путешествия

    Блаватская Елена Петровна



    Религиозный философ, литератор, публицист и путешественница



    «Вся история литературы не знает более замечательного персонажа, чем эта русская женщина». Генри Стилл Олкотт.



    Елена Блаватская родилась 12 августа 1831 года в Екатеринославле.

    О Елене Блаватской существовало огромное количество разных мнений. Для кого-то она была великим существом, открывшем миру новые пути, а для кого-то - вредной разрушительницей религии. Одним она казалась увлекательной собеседницей, другим - туманной толковательницей непонятной метафизики. Кто-то становился свидетелем ее безграничной жалости ко всему страдающему и любви ко всему сущему, а кто-то видел в ней душу, не знающую пощады. То она была ясновидящей, то наивно доверялась первому встречному. Одни говорили о ее безграничном терпении, другие - о необузданной вспыльчивости. Но большее число знавших ее людей утверждали, что она обладала необычайной душевной силой, подчинявшей себе все окружающее. Доверчивость и искренность ее доходили до размеров, необычайных для души, собравшей такое небывалое разнообразие жизненного опыта. «Жить рядом с Еленой Петровной, означало быть в постоянном соседстве с чудесным», - писал один из ее биографов.

    Благодаря своему происхождению Елена Блаватская входила в круг знатнейших русских фамилий. Ее бабушка Елена Павловна принадлежала к знаменитому роду Долгоруковых, всю жизнь увлекалась наукой, и ее прекрасная библиотека стала для маленькой Лели главным источником знаний. Мама, Елена Андреевна, еще в юности прославилась как писательница, «русская Жорж Санд». В юности она вышла замуж за полковника Петра Алексеевича Гана, который гордился древностью рода, - его предки, немецкие рыцари, будто бы штурмовали Иерусалим. Родившаяся Елена была их первым ребенком. Позже родились Вера (тоже ставшая известной писательницей) и сын Леонид. Можно добавить, что кузеном Елены Блаватской был будущий премьер-министр Сергей Витте.

    Жизнь Елены Блаватской была беспокойной с первых лет из-за военной службы отца, которого постоянно переводили с места на место. Из Екатеринославля Елена вместе с родителями переехала в Одессу, оттуда – в Петербург, потом – в Астрахань, и позже оказалась в Саратове, куда ее дед Андрей Михайлович Фадеев был назначен губернатором. «Какое у меня было детство? – рассказывала Блаватская одному из своих биографов. – С одной стороны, меня баловали и портили, с другой – наказывали и тем самым закаляли. Бесконечные болезни до семи-восьми лет, хождение во сне по наущению дьявола. Две гувернантки… Несколько нянь… Помню как солдаты отца заботились обо мне».

    Елена с детства много читала, хорошо рисовала, но главное – фантазировала и заражала своими фантазиями других. Ее сестра Вера вспоминала: «Она очень любила в сумерки собирать вокруг себя маленьких детей и поражать их воображение сверхъестественными рассказами, неслыханными приключениями, в которых главной героиней была она сама».

    Помимо сестры, близкие отношения у Лели сложились только с матерью, тонкой натурой, страдавшей от неудобств походной жизни и невнимания отца. В 1842 году Елена Андреевна умерла от туберкулеза, после чего ее родители забрали детей к себе. Отец Лели женился вторично и исчез из жизни детей, хотя исправно присылал деньги на их содержание. Ученая бабушка уделила особое внимание Лелиному образованию – благодаря ей девочка выучила пять языков, прекрасно играла на фортепиано, посетила европейские столицы.

    В 1847 году ее деда перевели в Тифлис, и семья отправилась за ним. Живописный город в окружении гор очаровал впечатлительную девушку. Там ей довелось испытать первую любовь – молодой князь Александр Голицын вскружил Елене голову не только своей красотой, но и тайнами оккультизма, с которыми он ее познакомил. В тот период Европа столкнулась с ренессансом «тайных наук». В аристократических салонах обсуждали алхимию и вызывание духов, говорили о великих «учителях мудрости», живших где-то на Востоке. Туда, на Восток, и направлялся князь Голицын, а Елена решила последовать его путем. Но для начала ей нужно было добиться независимости от родных. Для этого Елена без колебаний ответила согласием первому же мужчине, сделавшему ей предложение, - это был вице-губернатор Никифор Блаватский. Ей было семнадцать лет, ему – сорок. После свадьбы она пыталась с ним развестись, но безуспешно, и сбежала от него за границу. С этого времени ее жизнь была заполнена путешествиями, приключениями и необычными событиями.

    В книге «Голос Безмолвия», изданной по просьбе Панчен-ламы IX в 1927 году Китайским обществом исследования буддизма в Пекине, отмечалось, что Блаватская несколько лет обучалась в Ташилунпо и хорошо знала Панчен-ламу VIII Тенпай Вангчуга. Свое пребывание в Ташилунпо и Шигадзе подтверждала и сама Блаватская. В одном из писем она описывала своему корреспонденту уединённый храм Таши-ламы около Шигадзе. Со слов Блаватской, как утверждал С.Крэнстон, не известно - была ли она в это время в Лхасе, однако сестра Елены Вера Желиховская утверждала: «Достоверно, что она (Е. П. Б.) бывала в Лассах (Лхасе), столице Тибета, и в главном его религиозном центре Чикадзе (Шигадзе)… и на Каракорумских горах в Куэнлуне. Её живые о них рассказы много раз мне это доказывали».

    К сожалению, сама Блаватская не вела дневник, и никого из близких, кто мог бы рассказать о ней, рядом не было. В целом представление о маршруте и ходе путешествий основывается преимущественно на собственных воспоминаниях Блаватской, которые местами содержат хронологические противоречия. Из ее родственников, как правило, лишь ее отец знал, где находится дочь, и периодически высылал ей деньги.



    По воспоминаниям князя А.М.Дондукова-Корсакова, Блаватская в 1853 году рассказывала ему, что, после побега от мужа, она через Одессу попала в Константинополь, где в течение года работала наездницей в цирке, и после того, как сломала руку, перебралась в Лондон, где дебютировала в нескольких драматических театрах. В то же время Л.С.Клейн утверждал, что, прочтя произведения писателя Эдварда Булвер-Литтона, а особенно вышедший в 1834 году роман «Последние дни Помпеи», где велось повествование о культе Изиды в древнем Риме, в 1848 году Блаватская поехала в Египет, известный как «страна пирамид, древних культов и тайных знаний, надеясь приобщиться к ним», что потом нашло отражение в её книге «Разоблачённая Изида».

    По утверждению американца Альберта Росона, в Каире Блаватская встретила его, в ту пору ещё студента, изучавшего искусство. После смерти Блаватской Росон, будучи уже почётным доктором права Оксфордского университета, описал их встречу в Каире. По словам Росона, тогда Блаватская рассказала ему о своём участии в работе, которая когда-нибудь послужит раскрепощению человеческой мысли.

    Покинув Ближний Восток, Блаватская вместе со своим отцом, как она сама сообщала, отправилась в путешествие по Европе. Известно, что в это время она брала уроки игры на фортепиано у известного композитора и пианиста-виртуоза Игнаца Мошелеса, а позже, зарабатывая на жизнь, дала несколько концертов в Англии и других странах. Согласно Л.С.Клейну Блаватская путешествовала по «Греции, Малой Азии, наконец, по Индии (была в пути до 1851 года) и несколько раз неудачно пыталась проникнуть в Тибет».

    В Лондоне она встретила в Гайд-парке в день своего рождения – 12 августа 1851 года – красавца-индуса, оказавшегося по ее словам, не просто человеком, а великим мудрецом-махатмой по имени Эль Мория. Он и его коллега, махатма Кут Хуми, стали с того времени наставниками Блаватской, руководили, как она говорила, всеми ее действиями и вдохновляли на многочисленные труды, вышедшие в дальнейшем из-под ее пера. Графиня Констанс Вахтмейстер, вдова шведского посла в Лондоне, со слов Блаватской передала подробности этого разговора, в котором Эль Мория сказал, что ему «требуется её участие в работе, которую он собирается предпринять», а также, что «ей придётся провести три года в Тибете, чтобы подготовиться к выполнению этой важной задачи». По мнению Кеннета Джонсона, на ранние представления Блаватской о Эль Мории и других её оккультных учителях повлияло франкмасонство.

    В созданной ей мифологии махатмы, или Учителя, были бессмертными существами, вселявшимися в человеческое тело. Во главе их стоял Владыка Мира, прибывший миллионы лет назад с Венеры и живущий в скрытой от всех горной стране Шамбала «где-то у границ Тибета». В число махатм входили Будда, Иисус, Моисей, Конфуций, Платон и венгерский граф Ракоци, известный под именем графа Сен-Жермена. Они много веков управляют судьбами человечества, защищая его от «темных владык» - злых демонов, пытающихся погубить мир.

    При этом если духовной жизнью Блаватской руководили махатмы, то в земной жизни самым близки ей человеком стал в те годы оперный певец Агарди Митрович. Обнаружив его однажды раненым в грязном каирском переулке, она выходила его и много лет ездила с ним по Европе в роли импресарио и лучшего друга. На вопрос об их отношениях Елена Блаватская отвечала по-разному: то решительно заявляла, что физические отношения с мужчинами для нее невозможны, то туманно намекала на необходимость секса для «истинного просветления». На фотографиях этого времени она неизменно предстает перед зрителями женщиной с пытливо-недобрым взглядом. Однако в молодости Блаватская была шатенкой с большими голубыми глазами. Она была хоть и полновата, но довольно привлекательна, а главное – обладала невероятным даром убеждения, действовавшим на людей всех возрастов и профессий.



    В 1858 году Блаватская провела несколько месяцев во Франции и Германии, а затем направилась в Псков к родственникам. В России Блаватская устраивала спиритические сеансы, пристрастив к этому занятию петербургское общество. Вера Желиховская в очерке «Правда о Е.П.Блаватской», опубликованном в журнале «Ребус» № 40-48 за 1883 год, например, упоминала, что Елена Блаватская проводила спиритический сеанс для расследования убийства в селе Ругодево. В Российском гуманитарном энциклопедическом словаре приводилась цитата из письма Блаватской, в котором утверждалось, что большая часть её сеансов носила мистификаторский характер. Сергей Витте так вспоминал эти события: «Помню её (Е.П.Блаватскую) в то время, когда она приехала в Тифлис… Лицо её было чрезвычайно выразительно; видно было, что она была прежде очень красива… Я помню, как к нам каждый вечер собиралось на эти сеансы высшее тифлисское общество… Как мне казалось, моя мать, тётка моя [Надежда] Фадеева и даже мой дядя Ростислав Фадеев — все этим увлекались… В это время адъютантами Барятинского были граф Воронцов-Дашков, теперешний наместник кавказский, оба графа Орловы-Давыдовы и Перфильев, — это были молодые люди из петербургской гвардейской jeunesse dore’e (золотой молодёжи); я помню, что они все постоянно просиживали у нас целые вечера и ночи, занимаясь спиритизмом. … Так, например, раз при мне по желанию одного из присутствующих в другой комнате начало играть фортепиано, совсем закрытое, и никто в это время у фортепиано не стоял».

    В мае 1859 года семья переехала в село Ругодево Новоржевского уезда, где Блаватская прожила почти год. Пребывание Блаватской в Ругодево закончилось её сильной болезнью, оправившись от которой, весной 1860 года она вместе с сестрой отправилась на Кавказ в гости к деду и бабушке. С 1860-го по 1863-й год она путешествовала по Кавказу. Но по данным Л.С.Клейна, Блаватская с 1853 года не путешествовала и на десять лет осела сначала у родных в Одессе, затем в Тифлисе. По его мнению, она продолжила свои путешествия с 1863 года, странствуя по Индии и проникнув в Тибет.

    Из России в 1863 году Блаватская отправилась в путешествие, посетив Сирию, Египет, Италию и Балканы. Л.С.Клейн также отмечал, что: «С 1863 года Блаватская снова в странствиях по Индии, проникает, наконец, в Тибет. На эти странствия уходит ещё десять лет — до 1872 года».

    В 1862 году рядом с ней появился маленький мальчик – как она уверяла, сын больной подруги, взятый ею на воспитание. Однако многие считали, что Юра был ее собственным сыном от Митровича или барона Мейердорфа, встреченного ей в России, куда она вернулась, устав от скитаний. Вместе с малышом она жила у родных то в Одессе, то в имении под Псковом, изредка выезжая с Митровичем на зарубежные гастроли. Юра, которого она повсюду брала с собой, в дороге заболел и умер, прожив всего пять лет. Почти одновременно скончался ее любимый дед, тяжело заболел отец, а через четыре года она лишилась и лучшего друга. Пароход «Эвономия», на котором они с Митровичем плыли из Италии в Каир, взорвался и утонул вместе с большинством пассажиров. Певец сумел спасти тонущую подругу, но в холодном море простудился и вскоре умер.

    В 1867 году она несколько месяцев путешествовала по Венгрии и Балканам, посетила Венецию, Флоренцию и Ментан. Согласно биографии Нандора Фодора, переодетая в мужчину, 3 ноября 1867 года она участвовала в битве при Ментане на стороне гарибальдийцев.

    В начале 1868 года Блаватская прибыла во Флоренцию. Затем отправилась через Северную Италию и Балканы, а оттуда в Константинополь и далее в Индию и Тибет. Позже, отвечая на вопрос, зачем она поехала в Тибет, Блаватская отмечала: «Действительно, совершенно незачем ехать в Тибет или Индию, дабы обнаружить какое-то знание и силу, «что таятся в каждой человеческой душе»; но приобретение высшего знания и силы требует не только многих лет напряжённейшего изучения под руководством более высокого разума, вместе с решимостью, которую не может поколебать никакая опасность, но и стольких же лет относительного уединения, в общении лишь с учениками, преследующими ту же цель, и в таком месте, где сама природа, как и неофит, сохраняет совершенный и ненарушаемый покой, если не молчание! Где воздух, на сотни миль вокруг, не отравлен миазмами, где атмосфера и человеческий магнетизм совершенно чисты и — где никогда не проливают кровь животных».



    Последний период своего пребывания в Тибете Блаватская, как отмечают биографы, провела в доме своего Учителя К. Х. и с его помощью получила доступ в несколько ламаистских монастырей, которые ранее никогда не посещал европеец. В письме от 2 октября 1881 года она сообщала М.Холлис-Биллинг, что дом Учителя К. Х. «находится в области гор Каракорума, за Ладаком, который в Малом Тибете и относится сейчас к Кашмиру. Это большое деревянное здание в китайском стиле, похожее на пагоду, расположенное между озером и красивой горой».



    Исследователи считают, что именно во время этого пребывания в Тибете Блаватская начала изучать тексты, вошедшие в «Голос Безмолвия». Л.С.Клейн по этому поводу замечал, что «в Тибете она, по её словам, прошла посвящение в оккультные мистерии». После почти трехлетнего пребывания в Тибете Блаватская отправилась в путешествие по Ближнему Востоку. Была наКипре и в Греции. В начале 1870-х годов XIX века Блаватская начала проповедническую деятельность. В 1871 году Блаватская прибыла в Каир, где организовала Спиритическое общество (Societe Spirite) для исследования и изучения психических явлений. Вскоре общество оказалось в центре финансового скандала, и было распущено. В письме Блаватская писала про медиумов-любителей, которых ей удалось найти в Каире: «Они крадут деньги Общества, беспробудно пьянствуют, а теперь я поймала их на самом бессовестном обмане, когда они показывают поддельные явления членам нашего Общества, которые пришли, чтобы изучать оккультные феномены. У меня были весьма неприятные сцены с несколькими людьми, возложившими ответственность за всё это на меня одну. Поэтому пришлось их выдворить… Societe Spirite не просуществовало и двух недель — оно лежит в руинах — величественных, но вместе с тем поучительных, как и гробницы фараонов… Комедия смешалась с драмой, когда меня чуть не застрелил один сумасшедший — грек, который присутствовал на тех двух публичных сеансах, что мы успели дать, и, похоже, сделался одержим каким-то порочным духом». Письмо заканчивалось словами: «Я клянусь навсегда покончить с подобными сеансами — они слишком опасны, а у меня нет опыта и не хватает сил, чтоб справляться с нечистыми духами, которые могут подступиться к моим друзьям во время таких собраний».

    После отъезда из Каира Блаватская через Сирию, Палестину и Константинополь в июле 1872 года добралась до Одессы и провела там девять месяцев. Витте вспоминал о Блаватской: «Поселившись в Одессе… сначала открывает магазин и фабрику чернил, а потом цветочный магазин (магазин искусственных цветов). В это время она довольно часто заходила к моей матери… Когда я познакомился ближе с ней, то был поражён её громаднейшим талантом всё схватывать самым быстрым образом… многократно, на моих глазах, она писала длиннейшие письма стихами своим знакомым и родным… В сущности она была очень незлобливым, добрым человеком. Она обладала такими громаднейшими голубыми глазами, каких я никогда в жизни ни у кого не видел».



    После банкротства чернильного предприятия Блаватская навсегда покинула родину. Из Одессы в апреле 1873 года она направилась в Бухарест навестить свою подругу, а затем в Париж, где остановилась у своего двоюродного брата Николая Гана. В конце июня того же года взяла билет до Нью-Йорка. Позже Г.С.Олкотт и графиня К.Вахтмейстер сообщали, что в Гавре Блаватская, увидев бедную женщину с двумя детьми, которые не могли заплатить за проезд, обменяла свой билет первого класса на четыре билета третьего и отправилась в двухнедельное плавание третьим классом.

    В Нью-Йорке ее ждала поначалу участь всех бедных мигрантов – жизнь в ночлежке и работа за гроши. Она расшивала бисером кошельки. Остаток наследства умершего отца был потрачен ей на приобретение птицефабрики, куры на которой вскоре умерли от болезни. Именно в это непростое время Блаватская решила создать учение, объединяющее магию с наукой и дающее ключ к познанию всех великих тайн мироздания.

    Чтобы стать гражданкой США, она вступила в брак с молодым грузинским дворянином Михаилом Бетанелли, имевшим гражданство. По ее утверждению, брак остался фиктивным, и был расторгнут несколько месяцев спустя, когда Блаватская познакомилась с полковником Генри Стилл Олкоттом, увлекавшимся спиритизмом. Блаватская завоевала полное доверие полковника и впоследствии основала с ним Теософское общество. Новая наука теософия («божественная мудрость») была призвана выполнить три задачи: способствовать достижению всемирного братства людей, изучать различные религиозные и философские теории и исследовать необъяснимые явления природы. Третьим учредителем сообщества стал адвокат из Ирландии Уильям Джадж, также являвшимся поклонником теорий Блаватской. Как утверждал Всеволод Соловьёв, в письме А.Н.Аксакову от 14 ноября 1874 года Блаватская писала: «Я «спиритка», и «спиритуалистка» в полном значении этих двух названий… Более 10 лет уже я спиритка и теперь вся жизнь моя принадлежит этому учению. Я борюсь за него и стараюсь посвящать оному все минуты жизни моей. Будь я богата, я бы употребила все мои деньги до последнего гроша pour la propagande de cette divine verite». По свидетельству Соловьева Блаватская также заявляла о своей приверженности учению основателя спиритизма, Аллана Кардека.



    Елена Блаватская и Генри Олкотт – основатели Теософского общества.

    Джон Факьюхар, профессор Манчестерского университета писал, что в США в период с 1873 по 1875 годы Блаватская крайне активно занималась утверждением веры в спиритизм, причём её оккультное общение, как считал Фаркьюхар, при этом происходило не с учителями из Тибета, а с духами мёртвых. Елена Рерих, переводчик «Тайной Доктрины» на русский язык, подвергая в своих письмах критике явление медиумизма, отмечала осторожное отношение Блаватской к медиумам и спиритизму: «Пусть никто не рассматривает медиумизм как дар, наоборот, это есть величайшая опасность и камень преткновения для роста духа. Медиум есть постоялый двор, есть одержание. Истинно, медиум не имеет открытых центров, и высокая психическая энергия отсутствует в нём… Запомним одно правило — нельзя получать никаких Учений через медиумов. Е.П.Блаватская всю свою жизнь боролась против невежественного отношения к медиумам. Существует много её статей, посвященных именно описанию опасностей, которым подвергаются люди, посещающие спиритические сеансы без достаточного знания и сильной воли».

    8 июля 1878 года Блаватская приняла американское гражданство. Газета New York Times по этому поводу писала: «Мадам Елена П. Блаватская была натурализована судьёй Лэрримором по гражданскому делу в особом порядке вчера». Недовольные конкуренты тут же обвинили Блаватскую в том, что демонстрируя духов, она будто бы использовала «волшебный фонарь» - диаскоп. Олкотт помогал ей отбиться от этих обвинений, и почти все время проводил в этой квартире, которую сам же и оплачивал. Приходившие к ней в гости любопытные посетители, которых становилось все больше, видели статуэтки Будды, веера, ковры и лакированные шкатулки. Комнаты украшали чучела животных.

    В 1877 году Блаватской был издан объемистый труд под названием «Разоблаченная Изида» с критикой учения Дарвина «Происхождение видов». Очевидцы утверждали, что во время работы над этой книгой взгляд Блаватской мог внезапно стать пустым и отсутствующим, а рука между тем продолжала работать с огромной скоростью, при этом запись велась другим почерком, отличным от того, каким обычно писала Блаватская. Олкотт вспоминал: «Я никогда не встречал подобной выносливости и неутомимой работоспособности. С утра до ночи она была за свои рабочим столом, и редко кто из нас ложился спать раньше двух часов ночи». Тысячный тираж «Разоблаченной Изиды» был распродан за неделю, что в то время в Нью-Йорке было настоящей редкостью. Прочитавшие этот труд ученые отмечали громадную эрудицию автора и оригинальность ее теорий, хотя отмечали множество ошибок и заимствований из разных оккультных теорий и трудов.

    Книга «Разоблаченная Изида» вызвала противоречивую реакцию критиков и общества. По мнению журналиста нью-йоркской газеты New York Herald Tribune, книга являлась одним из «выдающихся творений века». Вера Желиховская в своей книге «Радда-Бай (правда о Блаватской)» писала: «Первый её капитальный труд «Разоблаченная Изида» вызвал сотни лестных отзывов в американской, а позже и в европейской прессе». Она же приводила мнение архиепископа армян преосвященного Айвазовского (брата выдающегося живописца, умершего в 1880 году в Тифлисе). По её свидетельству, Айвазовский написал ей: «Выше феномена появления такого сочинения из-под пера женщины» — и быть не может». Однако в The Republican работа Блаватской была названа «большим блюдом объедков», The Sun — «выброшенным мусором», а рецензент New York Tribune писал: «Знания Е.П.Блаватской грубы и не переварены, её невразумительный пересказ брахманизма и буддизма скорее основан на предположениях, чем на информированности автора».

    В феврале 1879 года Блаватская и Олькотт отбыли в Бомбей, в Индию. Воспоминания Блаватской о пребывании в Индии с 1879 года были опубликованы в книге «Из пещер и дебрей Индостана». Книга была составлена из очерков, написанных ею в период с 1879 по 1886 год под псевдонимом «Радда-Бай» и впервые появившихся в российской газете «Московские ведомости», редактором которой был известный публицист М.Н.Катков. Статьи вызвали большой интерес у читающей публики, поэтому М.Н.Катков переиздал их в приложении к Русскому вестнику, а потом опубликовал новые письма, написанные специально для этого журнала. В 1892 году книга была частично, а в 1975 году полностью переведена на английский язык. В книге «Из пещер и дебрей Индостана» в литературной форме были описаны путешествия Блаватской и Олькотта с индусскими друзьями, в том числе с Такур Гулаб-Сингом, предполагаемым учителем Блаватской.



    В 1882 году Блаватской и Олкоттом была создана штаб-квартира Теософского общества в Адьяре, неподалёку от Мадраса. Вскоре они познакомились с Альфредом Синнеттом, в то время редактором правительственной аллахабадской газеты The Pioneer. Синнетт всерьёз заинтересовался деятельностью Общества. Используя медиумическое посредничество Блаватской, он начал переписку с махатмами. Сам Синнетт считал, что ценность писем была значительно уменьшена таким посредничеством, и потому был против их публикации в полном объёме, отобрав для обнародования лишь те отрывки, которые, по его мнению, достаточно точно отражали мысли махатм. Переписка всё же была опубликована Альфредом Баркером в 1923 году, уже после смерти Синнетта. Теософское общество в Индии собрало достаточно большое число последователей.

    С 1879 по 1888 год Блаватская также была редактором журнала «Теософ». Утверждая, что обладает сверхъестественными способностями, Блаватская совершила поездки в Лондон и Париж, и в 1884 году была обвинена индийскими СМИ в шарлатанстве. Вскоре после обвинения в мошенничестве в 1885 году она покинула Индию вследствие ухудшившегося здоровья. Некоторое время после этого она жила в Германии, Бельгии, пока не переехала в Лондон, где занялась написанием книг. В этот период были написаны работы «Голос безмолвия» (1889) и «Тайная доктрина» (1888), «Ключ к теософии» (1889).

    «Тайная доктрина» представляла себой три больших тома, в которых излагалась мистическая история Вселенной. Ее основа была взята из сокровенной «Книги Цзиан», с которой Блаватскую познакомили махатмы. Согласно ей, история представляла собой смену семи разумных рас. Каждая из рас зарождалась на особом континенте, включая Гиперборею, Атлантиду, Лемурию и Европу.

    По Блаватской, на Земле должны одна за другой сменить друг друга семь коренных человеческих рас. Первая коренная раса Земли, по её мнению, состояла из студенистых аморфных существ, вторая обладала «более определённым составом тела» и т. д. Существующие в настоящее время люди представляют собой пятую по счёту коренную расу. По мнению Блаватской, духовные силы человечества в ходе этой эволюции уменьшались, пока не достигли минимума у четвёртой расы, но в настоящий момент они снова увеличиваются по мере движения нашей пятой расы к перерождению в шестую, и далее в состоящую из богоподобных людей седьмую. Шестая раса, по мнению Блаватской, должна была появиться в Америке, которая в течение ближайших 1400 лет будет главной страной мира. Затем наступит очередь седьмой, азиатской расы, которая завершит великий цикл по возвращению человечества и всей Вселенной в состояние «пралайи», космического покоя.

    Президент Американского теософического общества Эмили Силлон и член Американского теософического общества Ph.D Рене Вебер считали, что Блаватская называла расами не антропологические типы, а ступени развития, через которые проходят все человеческие души, эволюционируя посредством повторяющихся воплощений (инкарнаций). А эволюционная теория теософии предполагает развитие человечества до практически безграничного духовного раскрытия по примеру таких фигур как Будда, Христос, Моисей и Лао Цзы, которые являются идеалами человеческого устремления.

    Некоторые исследователи указывают на наличие в работах Блаватской (в частности, в «Тайной доктрине») так называемых «расовых теорий» (о существовании высших и низших рас). Например, об этом писали американские историки Джексон Спейлвогел и Дэвид Редлс в работе «Расовая идеология Гитлера: содержание и оккультные корни».

    Некоторые авторы, например Д.А.Херрик, полагали, что Блаватская считала, что эволюционные механизмы способствуют вымиранию низших и деградировавших рас и ведут к формированию единственной совершенной и однородной расы. В качестве примера можно привести следующую цитату Блаватской: «Человечество ясно делится на Богом-вдохновленных людей и на низшие существа. Разница в умственных способностях между арийскими и другими цивилизованными народами и такими дикарями, как например, островитяне Южного Моря, необъяснима никакими другими причинами. Никакое количество культуры, никакое число поколений, воспитанных среди цивилизации, не могло бы поднять такие человеческие образцы, как бушмены и веддха с Цейлона и некоторые племена Африки, на тот умственный уровень, на котором стоят арийцы, семиты и, так называемые, туранцы. «Священная Искра» отсутствует в них, и лишь они являются сейчас единственными низшими расами на этой Планете, и по счастью, — благодаря мудрому уравновесию Природы, которая постоянно работает в этом направлении — они быстро вымирают».

    Некоторые исследователи писали, что «учение Блаватской — теософия — ставило целью доказать, что Природа не есть «случайное сочетание атомов», и указать человеку его законное место в схеме Вселенной; спасти от извращения архаические истины, являющиеся основою всех религий; приоткрыть до некоторой степени основное единство, откуда все они произошли; показать, что скрытая сторона Природы никогда ещё не была доступна науке современной цивилизации. В учении отрицалось существование антропоморфного бога-творца и утверждалась вера в универсальный божественный принцип — Абсолют, вера в то, что Вселенная разворачивается сама, из своей собственной Сущности, не будучи сотворенной. Самым важным для теософии Блаватская считала очищение душ, облегчение страданий, моральные идеалы, соблюдение принципа Братства человечества. Блаватская называла себя не творцом системы, а лишь проводником Высших Сил, хранителем сокровенных знаний Учителей, Махатм, от которых она получила все теософские истины».



    Соловьёв видел в теософии приспособление буддизма к потребностям европейского атеистического мышления. В «Русском обозрении» за август 1890 года Соловьев опубликовал статью с критической рецензией книги Блаватской «Ключ к Теософии». Блаватская вступила в полемику, указывая на то, что трактовку Теософии и восточной философии в рецензии Соловьева она квалифицирует как «ошибки критика, — как нарочитые, так и случайные».

    Завершив работу над «Тайной доктриной» и «Ключом к теософии», Блаватская продолжала трудиться над новыми материалами. К этому моменту в свои неполные 60 лет она выглядела очень нездоровым человеком. Ее мучили базедова болезнь и тяжелое заболевание почек. Несмотря на плохое состояние здоровья Блаватская основала периодическое издание «Lucifer» и являлась его редактором совместно с Анни Безант вплоть до своей смерти в мае 1891 года. Вера Желиховская приводила фрагмент из письма Блаватской с объяснением этого названия. «Что вы на меня напали за то, что я свой журнал Люцифером назвала? Это прекрасное название. Lux, Lucis — свет; ferre — носить: «Носитель света» — чего же лучше?.. Это только благодаря мильтоновскому «Потерянному раю» Lucifer стал синонимом падшего духа. Первым честным делом моего журнала будет снять поклеп недоразумения с этого имени, которым древние христиане называли Христа. Эасфорос -греков, Люцифер — римлян, ведь это название звезды утра, провозвестницы яркого света солнечного. Разве сам Христос не сказал о себе: «Я, Иисус, звезда утренняя». Пусть и журнал наш будет, как бледная, чистая звезда зари предвещать яркий рассвет правды - слияние всех толкований по букве, в единый, по духу, свет истины!».

    По инициативе Епископальной церкви США в Лондоне произошло несколько встреч. Однако, по утверждению Желиховской, письмо, написанное Блаватской в журнале «Lucifer» под заглавием «Lucifer to the Archbishop of Canterbury», прекратило конфликт. Желиховская писала, что примас Англии заявил, что это письмо принесло «если не учению теософистов, то его проповеднице полную симпатию и уважение», а также, что после этого на встречах Теософского общества стало бывать духовенство. По её сведениям, их посещала супруга епископа Кентерберийского.

    В 1890 году в Лондон, куда Блаватская к тому времени перебралась, приехала ее сестра Вера с детьми. Она вспоминала: «Любимейшим удовольствием ее было в эти последние наши вечера слушать русские простые песни… То и дело обращалась она то к одной, то к другой из дочерей моих с заискивающей просьбой в голосе: «Ну, попой что-нибудь, душа!.. Ну хоть «Ноченьку» или «Травушку»… Что-нибудь наше родное спойте…» Мысли о далекой родине отвлекали ее от житейской суеты и дрязг соратников, грозивших расколоть теософское движение.



    Елена Блаватская умерла 8 мая 1891 года в Лондоне, переболев гриппом. Тело её было сожжено, а пепел разделён между тремя центрами теософского движения:Лондон, Нью-Йорк и Адьяр (близ Мадраса). День смерти Блаватской отмечается её последователями под именем «дня белого лотоса».

    На основании личного знакомства с Блаватской Всеволод Соловьев, в 1892—1893 годах, то есть уже после ухода Блаватской из жизни, в журнале «Русский вестник» опубликовал серию очерков о встречах с ней, под общим названием «Современная жрица Изиды». В 1893 году эти очерки вышли отдельной книгой, с посвящением «Лондонскому «Обществу для психических исследований» и всем внимательным читателям», а в 1895 году ОПИ издало в Лондоне английский перевод под редакцией Уолтера Лифа. В книге сообщалось, что во время одной из встреч Соловьева с Блаватской, Елена Петровна высказала ему следующее: «Что ж делать, — говорила она, — когда для того, чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать, когда для того, чтобы их увлечь и заставить гнаться за чем бы то ни было, нужно им обещать и показывать игрушечки… Ведь будь мои книги и «Теософист» в тысячу раз интереснее и серьёзнее, разве я имела бы где бы то ни было и какой бы то ни было успех, если б за всем этим не стояли феномены? Ровно ничего бы не добилась и давным-давно поколела бы с голоду. Раздавили бы меня, … и даже никто не стал бы задумываться, что ведь и я тоже существо живое, тоже ведь пить-есть хочу… Но я давно уж, давно поняла этих душек-людей, и глупость их доставляет мне громадное иногда удовольствие… Вот вы так «не удовлетворены» моими феноменами, а знаете ли, что почти всегда, чем проще, глупее и грубее феномен, тем он вернее удается. Я могу вам рассказать на этот счёт когда-нибудь такие анекдоты, что животики надорвете от смеху, право! Громадное большинство людей, считающих себя и считающихся умными, глупы непроходимо. Если бы знали вы, какие львы и орлы, во всех странах света, под мою свистульку превращались в ослов и стоило мне засвистеть, послушно хлопали мне в такт огромными ушами!…».

    Книга Соловьева подверглась критике. Русский публицист и литературный критик В.П.Буренин так отозвался о Соловьеве и его книге: «Грязи, и притом самой бесцеремонной, наш изобличитель (Соловьев) валит на «современную жрицу Изиды»… столько, что её достало бы, вероятно, для целого огромного кургана над свежей могилой этой русской женщины, которая, даже взяв в расчёт все её увлечения и заблуждения, вольные и невольные, всё же была женщина очень талантливая и замечательная… В своём усердии к изобильному излиянию грязи г. Вс. Соловьев как будто даже забывает, что покойная была женщина, быть может, и очень слабая, очень грешная, но… достойная уважения и симпатии уже по тому одному, что таких женщин у нас немного, такие женщины у нас из ряда вон. <…> читая разоблачения г. Соловьева, я часто невольно приходил к такому заключению: или г. Вс. Соловьев … говоря выражением из одной комедии, «охотно привирает»; или же во время своего знакомства с жрицей Изиды он… находился не совсем в здоровом состоянии».

    Критически о публикациях Соловьева отозвался и увлекавшийся эзотерическими учениями и бывший последователем Г.И.Гурджиева писатель, теософ и Успенский: «Е.П.Блаватская была необыкновенная личность, описать которую во всей её полноте и изгибах мог бы только большой художник… Книжка Всеволода Соловьева «Современная жрица Изиды», по которой многие знают о Блаватской, полна мелкой, не совсем понятной для читателя злобы, и вся состоит из сыщнического описания подсматриваний, подглядываний, выспрашиваний у прислуги и, вообще, мелочей, мелочей и мелочей, которые проверить читатель не может. А главное, то есть книги Блаватской, её жизнь и её идеи, точно совсем не существуют для автора… Что бы ни говорили и что бы ни писали о теософическом движении, оно несомненно имеет большие положительные стороны».

    Популярность работ Блаватской в России сегодня не велика. Хотя в Америке и Европе ее работы уважали гораздо больше. В наше время исследователи объясняют популярность учения Блаватской в Европе тем, что оно предлагало религию, приспособленную к мышлению людей XIX века, пронизанному рационализмом и позитивизмом; в Индии оно отвечало исканиям здешних религиозных реформаторов, стремившихся связать ценности индуизма с ценностями других мировых религий.

    Ее труды изучали Альберт Эйнштейн, Томас Эдисон и многие другие ученые. «Ни одна великая истина никогда не была принята современниками и, обычно проходило столетие, а то и два, прежде чем ее принимали ученые. Так и мой труд будет оправдан частично или целиком в 20 столетии…», – писала Блаватская во втором томе «Тайной доктрины».

    В 2010 году о Елене Блаватской была снята телевизионная передача «Женщина - легенда».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Текст статьи Ивана Измайлова «Великая жрица»
    Материалы сайта www.sekreti-mira.ru
    Материалы книги «Духовные учителя Человечества XIX-XX века», автор Алина Якунина
    Материалы сайта «Википедия»



    12 августа 1831 года – 8 мая 1891 года

    Похожие статьи и материалы:

    Блаватская Елена (Документальные фильмы)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»