"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Жизнь замечательных людей | Путешествия

    Дрейк Фрэнсис (Francis Drake)



    Английский мореплаватель, работорговец, пират, вице-адмирал, видный политический деятель эпохи Елизаветы I



    Фрэнсис Дрейк родился на ферме в Кроундейле, недалеко от местечка Тависток. Год его рождения точно неизвестен – где-то между 1939-м и 1944-м годами. Семья Дрейков арендовала землю у сэра Джона Рассела, впоследствии графа Бедрофа, приближенного Генриха VIII. Отец Фрэнсиса Эдмунд Дрейк служил священником, но оказался замешан в скандальной истории с грабежами, из-за чего вынужден был переехать в Плимут, где юный Фрэнсис начал осваивать морское дело.

    Ему еще не исполнилось и тринадцати лет, когда он сумел войти в команду небольшого барка, курсировавшего между портами на Темзе. Менее чем через семь лет капитан барка скончался, завещав свое судно Фрэнсису Дрейку, которому не было еще и двадцати лет, когда он стал капитаном и владельцем собственного корабля.

    Однако довольствоваться скромным суденышком Фрэнсис не собирался. В 1563 году Дрейк использовал свои родственные связи: он сошелся со своим кузеном Джоном Хоукинсом (в стратегическом плане это был очень грамотный шаг, поскольку Хоукинсам из Плимута принадлежала целая флотилия кораблей). В том же году он впервые в своей жизни отправился к берегам Нового Света на борту одного из кораблей Джона Хоукинса. Сам Хоукинс также участвовал в вояже, поскольку был капитаном. В его намерения входило ввести Дрейка в курс дела и обучить особым морским премудростям. Корабль использовался для перевозки рабов, так что Дрейк быстро вошел в детали едва ли не самого прибыльного занятия на море в те времена. Помимо работорговли Фрэнсису приходилось принимать участие в грабеже португальских судов, встречавшихся по пути. Он оказался успешным учеником и очень скоро заслужил право управлять собственной каравеллой.

    Цель похода, о котором знала королева Елизавета и даже тайно находилась в доле, состояла в добыче в Гвинее негров-рабов, а затем обмене их в испанских колониях в Америке на золото, жемчуг и изумруды. В этом плавании шесть судов Джона Хоукинса пересекли Атлантику за 52 дня, а затем пошли вдоль Венесуэльского побережья, торгуя или воюя с местными жителями.

    Интересно, что манеры Дрейка в общении с колонистами отличались известным благородством: он не использовал отравленных стрел во время боя и не пытал пленных, как это делали испанцы, а всегда сначала вел переговоры о торговле. Парламентеров он вознаграждал за службу, заложники всегда могли рассчитывать на вежливое обращение, а мирное население – на сохранение жизни и безопасность.

    В 1568 году они с Хоукинсом, как обычно, совместно промышляли в Карибском регионе. Очень прибыльно продав в Венесуэле большой груз рабов, они направлялись домой. У Сан-Хуан-де-Улуа (портовый городок на побережье Мексики) эскадра Хоукинса попала в ловушку, устроенную испанцами. В завязавшейся баталии практически все корабли Хоукинса получили серьезные повреждения, но ему с Дрейком не только удалось спастись, но и довести до родных берегов все суда. Это событие очень сильно повлияло на Фрэнсиса Дрейка и наложило неизгладимый отпечаток на всю его дальнейшую судьбу. Фрэнсис Дрейк, пережив всю горечь поражения, стал беспощадным врагом испанцев. Можно даже сказать, что, не случись того злополучного инцидента у Сан-Хуан-де-Улуа, ему, наверное, не удалось бы реализовать в полной мере свой талант корсара и нанести такой урон испанцам на море. Масла в огонь подливало и то обстоятельство, что Дрейк был воспитан отцом в протестантском духе, тогда как испанцы были, как известно, католиками.

    В 1572 году капитан Дрейк самостоятельно совершил набег на Панамский перешеек, задумав захватить испанский караван с золотом и серебром из Перу. Дрейк рискнул отправиться без поддержки в это путешествие. Он самостоятельно вел бриг «Сван» («Лебедь») водоизмещением в 25 тонн – сравнительно небольшой корабль. Однако, несмотря на это, Дрейку в итоге удалось захватить два крупных фрегата. На этом он и не думал останавливаться, присоединив к своим трофеям еще около двух десятков небольших судов. Триумф настолько вдохновил его, что Дрейк, забыв о всякой осторожности, совершил налет с моря на город Вента-де-Крузес, находившийся всего в двадцати километрах от Панамы. И ему буквально все сошло с рук.

    В этих двух своих первых вылазках на Карибы Дрейк не только стремился заполучить как можно больше добычи, он еще анализировал тактические и технические нюансы, характеризующие особенности оборонной стратегии испанцев в Карибском регионе. Но больше всего его интересовало то, каким образом работает механизм доставки финансов из колоний к берегам Старого Света. И тут Фрэнсиса Дрейка ждала самая большая неожиданность. Он на деле убедился в том, что Испания, получавшая весьма значительные средства из Америки, была настолько уверена как в своем военном превосходстве, так и в господстве на море, что не допускала мысли о возможности серьезного, хорошо продуманного нападения, будучи совершенно уверенной в безопасности своих ресурсов. Но Дрейк заметил слабое звено в цепи доставки финансовых средств: это был Панамский перешеек.

    Испанцы явно желали сэкономить, а потому работали по крайне примитивной схеме: весь объем денежных средств (золото, серебро) собирался ими и подготавливался к отправке в Панаме, потом все эти неисчислимые богатства переправляли в порт Номбре-де-Диос, откуда кораблями все доставлялось в Испанию. Из Панамы же до Номбре-де-Диос все ценности ехали на спинах мулов, причем без какой-либо реальной охраны. Путь мулов пролегал через Панамский перешеек. При этом конечный пункт назначения – Номбре-де-Диос – отнюдь нельзя было причислить к хорошо защищенным портам. Дрейк сразу понял, как ему использовать оплошность самоуверенных испанцев. Однако, будучи мудрым человеком, Дрейк решил на этот раз благополучно вернуться со всей своей внушительной добычей обратно домой, где намеревался организовать очередной вояж на Карибы – теперь уже с вполне осознанной и четкой целью.

    Поскольку Дрейк относился к тем людям, которые всегда доводят начатое до конца, в 1572 году он, капитально подготовившись, вновь собрался взять курс на Карибы, намереваясь задать испанцам жару. Надо заметить, что это вообще был довольно-таки любопытный прецедент: ведь грабить корабли в Карибском море было было позволено французам, а не англичанам, да и то – лишь эпизодически. А Фрэнсис Дрейк, по сути, стал первым английским капитаном, который плавал по Карибскому морю с единственной целью грабежа испанских галеонов, груженых золотом.

    В мае 1572 года Дрейк вышел в море уже не один, а с небольшой эскадрой из двух кораблей. Скромный «Сван» он на сей раз передал своему брату Джону, а сам управлял внушительным 70-тонным фрегатом «Паша». Согласно источникам, общая численность команды Дрейка в этом рейде составляла 73 человека. Все они, как и их капитан, хотели заполучить все мыслимые испанские сокровища. 29 июня 1572 года произошла историческая высадка десанта Дрейка на Панамском побережье, а 19 июля (то есть практически всего лишь три недели спустя) порт Номбре-де-Диос уже был захвачен пиратами. Правда, победа оказалась не полной; внушительную часть драгоценных запасов испанцам все-таки удалось с эскадрой перевезти в безопасное место. Вдобавок ко всему, пираты натолкнулись на яростное сопротивление защитников города. Схватка была жестокой и кровопролитной. Дрейк, сражавшийся в первых рядах, был ранен в бедро. Победителям, тем не менее, достался изрядный груз слитков серебра.

    Возвращаться обратно Дрейку было никак нельзя: тяжелый груз добычи скверно сказывался на маневренности судов; кроме того, был большой риск столкнуться в море с целой испанской военной эскадрой. Дрейк понял, что нужно позаботиться об устройстве временной базы. Оставив за спиной разграбленный город и выбрав подходящий островок, пираты расположились на нем лагерем. Поначалу все шло хорошо. Серебряные слитки были надежно спрятаны в укромном месте на острове, а оба пиратских корабля плавали вдоль побережья, беря на абордаж испанские корабли. Однако очень скоро команду стал косить странный мор. Потеряв около 75 процентов команды, Дрейк принял решение сжечь один из кораблей – такова была печальная участь «Свана». Но оставшихся в живых моряков было слишком мало, чтобы успешно продолжать свои захватнические рейды. И тогда Фрэнсис Дрейк пошел на невероятный шаг, проявив завидный талант искусного дипломата: он заключил союз с симарронами. Это были беглые африканские рабы, активно противостоявшие испанцам. Особенно хороши были симарронские разведчики: ни одно сколь-либо крупное перемещение людских или финансовых резервов испанского правительства на Панамском побережье не избегало их внимания. В результате заключенного союза Дрейк получал двойную выгоду: он смог пополнить команду за счет африканских волонтеров, кроме того, ему становилась доступной вся информация о движении грузов золота, серебра и драгоценностей. Разведчики очень скоро дали знать о себе. Они сообщили Дрейку, что на исходе января 1573 года ожидается прибытие в Панаму флотилии с богатым грузом. Потом этот груз должен был быть переправлен в Номбре-де-Диос все с теми же караванами мулов. Пираты вновь высадились на побережье и устроили засаду. Но у испанцев тоже неплохо работала разведка. Им удалось перехитрить пиратов и спасти немалую часть ценностей.

    Дрейк горевал недолго. Во-первых, мор прекратился. Выстоять перед загадочным недугом удалось лишь 17 пиратам, включая самого Дрейка. Во-вторых, симарронские волонтеры (общим числом в 30 человек) оказались вполне способными учениками. И с этой разношерстой командой Фрэнсис Дрейк решил вновь попытать счастья на море. Следует упомянуть, что симарроны предпочитали месть испанцам золоту и серебру, а потому совершенно не претендовали на свою долю добычи, что было по душе капитану Дрейку.

    Шла уже весна 1573 года. Обстоятельства сложились таким образом, что экипаж Дрейка повстречал большой корабль известного французского пирата и исследователя Гийома Ле Тестю (Guillaume Le Testu), которого знали под кличкой Тэту. Оба капитана чрезвычайно понравились друг другу и решили объединить свои силы. Также были четко оговорены и соответствующие доли при разделе любой добычи. Вскоре симарронские разведчики принесли поистине вдохновляющее известие: караван мулов, груженный золотом и серебром, расположился на отдых всего в миле от Номбре-де-Диос. На тот момент оба пиратских корабля находились практически рядом с их стоянкой. Объединенная рать английских и французских пиратов при поддержке симарронов стремительно сошла на берег и ринулась в атаку. Испанцы мужественно сопротивлялись, но были все перебиты. Пиратам досталась груда серебряных и золотых слитков. Унести все им было просто не под силу, поэтому серебро решили зарыть, чтобы впоследствии за ним вернуться. Не обошлось и без потерь. Победу пиратов серьезно омрачила гибель Ле Тестю. Впрочем, Дрейк, соблюдая договоренность, поровну разделил добычу между пиратами. Объем всего завоеванного был настолько изряден, что в августе 1573 года Фрэнсис Дрейк решил не искушать судьбу понапрасну и вернуться домой. Хотя припрятанное серебро пиратам так и не удалось заполучить, поскольку оно было обнаружено испанцами.

    Когда в 1573 году Дрейк вернулся в Англию, его состояние оценивалось в 20 000 фунтов стерлингов.

    В середине ХVI века мореходство было опасным бизнесом: англичане без особых раздумий нападали на иностранные корабли, чередовали торговлю с грабежами, испанцы и французы тоже не гнушались пиратством и работорговлей. Союзы в таких случаях могли образовываться самые разные – англичане с французами, индейцами или беглыми рабами, но никогда – англичане с испанцами. Королева Елизавета даже в периоды официальной дружбы с испанским королем Филиппом втайне поддерживала пиратские вылазки своих подданных, рассчитывая на прибыль и увеличение английских колоний. Именно поэтому Фрэнсис Дрейк, которого испанцы боялись, ненавидели и называли Драко (Дракон), в глазах своих соотечественников не считался пиратом и даже официально послужил английской короне в ее внутренних делах: его «Фалкон» был первым в списке прочих судов, отправленных на подавление бунта в Ирландии в 1575 году.

    Плавание на парусных кораблях через океан было вопросом мастерства, удачи и большой отваги, поэтому о Дрейке уже при жизни писались книги и баллады. В 1577 году Фрэнсис Дрейк отправился в новый поход: генерал-капитан флотилии из шести кораблей, он с благословления королевы собирался напасть на тихоокеанские берега испанских колоний в Америке. Во время перехода через Атлантику погода благоприятствовала судам, но в районе тропика Козерога, когда берег был совсем близко, «наступила тьма египетская… затем началась буря, вода и небо смешались: казалось, дно морское разверзается». Этот шторм моряки сочли колдовством аборигенов, наславших демонов из пампы на путешественников, чтобы отомстить за угнетения, претерпеваемые от португальцев.

    В этом и последующих штормах Дрейк несколько раз терял и снова находил свои корабли, казнил одного из своих капитанов за заговор. У входа в Магелланов пролив у Дрейка осталось три корабля, главный из которых – «Пеликан» - был переименован в «Золотую лань». На Мегеллановых островах флотилия нашла «множество пингвинов, которых Магеллан назвал гусями. …Благодаря их неуклюжести и медленному движению за один день их набили не меньше трех тысяч». Следуя дальше на юг, он обогнул Огненную Землю и открыл пролив, соединяющий Атлантический и Тихий океаны, который сегодня назван в его честь «пролив Дрейка». В Тихом океане из-за бури Дрейк потерял свою эскадру, с которой так и не встретился. После шторма он стал на якорь среди неизвестных ранее островов, назвав их «Елизаветинские». Дальнейшее его путешествие состояло из грабежей у берегов Чили и Перу, за что вице-король Перу отправил два корабля, чтобы захватить пирата. Дрейк ушел от погони на северо-запад, грабя по дороге испанские корабли с золотом и драгоценностями и захватывая пленных.

    Точное количество кораблей, ставших жертвами пиратов, установить сейчас невозможно, а размер их добычи превзошел все ожидания. Насладившись местью испанцам на море, Дрейк решил проявить себя и на суше. Он развернул фрегат и 5 февраля 1579 года достиг побережья Перу; в большинстве перуанских портов (например, в Лиме, столице Перу, в Кальяо и проч.) всегда находились корабли с важными грузами для отправки в Испанию. Пиратам удалось взять на абордаж практически все корабли, находившиеся на тот момент в гавани Кальяо. Допрос с пристрастием, учиненный подручными Дрейка, выявил интересную информацию. Выяснилось, что незадолго до появления англичан гавань оставил шлюп «Какафуэго», начиненный ценностями. «Золотая лань» тут же устремилась в погоню. Следует заметить, что, даже пытаясь настичь «Какафуэго», пираты не пренебрегали своими обязанностями; они останавливали и грабили практически все встреченные корабли. Догнать же «Какафуэго» Дрейку удалось примерно через месяц (1 марта) у мыса Сан-Франциско (к северу от экватора). «Какафуэго» был практически лишен вооружения и сдался без боя. Его трюмы были до отказа забиты тяжелыми слитками золота и серебра. Восхищенные пираты также обнаружили множество мешков с серебряными монетами. С таким богатством можно было уже возвращаться домой. Тем более, что испанским портам и торговому флоту был нанесен более чем весомый ущерб, да и подходящие районы для колоний Дрейк сумел приглядеть.



    Фрэнсис Дрейк осматривает сокровища, взятые с испанского судна.

    В марте 1579 года он был в Панаме, откуда собирался вернуться на родину. Через Магелланов пролив это было сделать нельзя – там ждала испанская эскадра. Обсуждалась идея открыть в Северной Америке проход из Тихого океана а Атлантический. Но в итоге пират пошел через Тихий океан в Ост-Индию, затем через Индийский океан в Атлантику, везя на борту «Золотой лани» до 30 тонн добычи и до 15 тонн вооружения и боеприпасов. В этом плавании Дрейк открыл Новый Альбион (недалеко от нынешнего Сан-Франциско), побывал на «острове Воров», терпел кораблекрушение, наскочив на подводную скалу, высаживался на остров Ява, где показывал местному правителю «военные упражнения» своих матросов… В июне 1580 года его корабль пересек тропик Рака, а 26 сентября, завершив кругосветное плавание за два года десять месяцев и одиннадцать дней, прибыл в Плимут. Из кругосветного плавания Дрейк привез в Англию не только сокровища, но и клубни картофеля – за это ему были особенно благодарны потомки.



    Генерал Дрейк вернулся с успехом и добычей, но не знал, как встретит его королева – испанский посол и «партия мира» требовали наказать «первого вора» за грабежи и нападения на колонии. Но королева вызвала мореплавателя для беседы с глазу на глаз, и шесть часов с картами в руках он рассказывал ей о сокровищах, новых землях и торговых договорах, морских путях. Его рассказы и полмиллиона фунтов стерлингов в трюмах решили дело. В апреле следующего года Елизавета прибыла на «Золотую лань», где, подняв золоченый меч, сказала, что король Филипп требует от нее вернуть сокровища вместе с головой Дрейка. Меч опустился на плечо коленопреклоненного капитана, который поднялся на ноги рыцарем и героем нации. Королева посвятила Дрейка в рыцари в присутствии французского посла, что было великой честью для сына викария и оскорблением для короля Филиппа.



    В окрестностях Плимута Дрейк приобрел себе огромное поместье; королева дополнительно презентовала его еще несколькими. В том же году он был избран членом парламента Великобритании. Четырьмя годами позднее, когда он уже несколько лет управлял Плимутом в качестве мэра, Дрейк женился на юной наследнице огромного состояния, еще более упрочив свое положение. Казалось, что его морской жизни пришел конец. Но это было обманчивое впечатление.

    Королева поставила Дрейка во главе огромной эскадры, которой предстояло сокрушить испанское господство в Карибском регионе и заявить о британском присутствии в Вест-Индии (это традиционное название островов Карибского моря). Дрейк сложил с себя полномочия мэра, простился с женой и отбыл.

    Его эскадра насчитывала более 25 кораблей. Команда составляла 2300 человек. Этот впечатляющий демарш знаменовал собой начало военного противостояния, которое затянулось на десятки лет. Теперь у сэра Фрэнсиса Дрейка наконец-то была заветная лицензия. Согласно этому документу он имел право вызволять из плена захваченных в результате военного конфликта с Испанией английских моряков. На деле же это подразумевало под собой захват и разграбление испанских кораблей. Королева Елизавета даже одобрила создание специального акционерного общества, которое было образовано в расчете на прибыльную добычу с вражеских галеонов.

    Нельзя сказать, чтобы все складывалось удачно для Дрейка в этой экспедиции. Скорее, наоборот. Он упустил целую флотилию груженных золотом кораблей, а занимаемые им города (например, Сантьяго) не могли порадовать богатым выкупом, отчего Дрейк в ярости предавал их огню. В довершение всего на кораблях эскадры сэра Фрэнсиса вспыхнула лихорадка, унесшая сотни жизней. Вместо ожидаемого выкупа в миллион золотых дукатов с жителей Санто-Доминго Дрейк смог выручить от силы двадцать пять тысяч. Даже с легендарной Картахены пиратам удалось собрать не более ста тысяч дукатов, хотя Дрейк всерьез угрожал сровнять город с землей. Итог экспедиции был плачевен: из всей команды выжило немногим более полутора тысяч человек, финансовые затраты не окупились. Сам сэр Фрэнсис Дрейк потерял на этом вояже серьезные средства.

    Королева не могла быть удовлетворена подобным результатом. Тем не менее, она по-прежнему благоволила к Дрейку. В 1587 году она приказала ему противостоять кораблям знаменитой Испанской Армады. Попутно Дрейку его главным трофеем явился португальский барк «Сан-Фелипе», ставший добычей пиратов в районе Азорских островов; груз доставшихся им ценностей и товаров был просто огромен. Помимо этого, сэр Фрэнсис Дрейк разработал план взятия крупного испанского порта Кадис; наряду с золотом и серебром Дрейку удалось захватить свыше тридцати судов противника. Все это вполне компенсировало неудачный итог экспедиции 1856 года. После возвращения в Англию сэр Фрэнсис Дрейк был удостоен звания вице-адмирала и назначен королевой Елизаветой на пост главнокомандующего объединенными военно-морскими силами Великобритании. В 1589 году он командовал объединенными силами флота; под началом у него находилось свыше 150 боевых кораблей. И хотя ему удалось успешно противостоять вторжению испанцев, ситуация существенно изменилась, когда военные действия переместились на территорию Испании. Болезни, существенные потери, просчеты в стратегии – все это свело на нет первоначальные успехи англичан.

    Королева вновь была уязвлена. Дабы как-то компенсировать негативное впечатление, она задумала вторую экспедицию в Вест-Индию. Военная ситуация была не особенно благоприятна, вследствие чего ее желание было реализовано лишь несколькими годами позднее. Однако в 1595 году она приказала Дрейку возглавить новую эскадру. Вице-адмирал привел королеве свои резоны, что спешить с выходом в море не стоит и необходимо все как следует подготовить, но та была неумолима. 7 сентября 1595 года эскадра взяла курс на Карибы. Королева на сей раз требовала чего-то невероятного и фантастического: например, взятия… Панамы. Эскадра была составлена спешно; в нее вошли 27 военных и торговых кораблей (по числу кораблей она на 2 корабля превосходила флотилию, что отправилась в первую вест-индскую экспедицию). Команда тоже соответственно увеличилась: всего было собрано 1500 моряков и 1000 пехотинцев. Руководить всеми этими силами (по решению королевы) был призван триумвират в лице самого сэра Фрэнсиса Дрейка, его бывшего партнера и родственника сэра Джона Хоукинса, а также Томаса Баскервиля, которому надлежало руководить действиями на суше. Если с Баскервилем Дрейк в принципе не должен был иметь проблем в плане совместных действий, то с Хоукинсом дело обстояло гораздо хуже. Он имел совсем другой темперамент, был, в отличие от стремительного и изобретательного Дрейка, чересчур методичным, медлительным и осторожным; вдобавок он явно завидовал стремительному вознесению своего некогда младшего офицера. Конфликты следовали один за другим, и это отнюдь не предвещало благоприятного ведения военной кампании. Причем все буквально пошло наперекосяк еще с самого начала. Вместо того, чтобы двигаться прямо к побережью Панамы, эскадре было приказано следовать к порту Сан-Хуан на Больших Антильских островах, в гавани которого оказался поврежденный галеон с невероятно ценным грузом. О демарше английской эскадры каким-то образом стало известно испанцам, мгновенно направившим к Сан-Хуану пять отменно вооруженных фрегатов. Это произошло 25 сентября. На кораблях Дрейка непредвиденно подошли к концу запасы провизии; вице-адмирал принял решение атаковать портовый городок Лас-Пальмас на Канарских островах. Сражение сложилось не в пользу англичан – несколько моряков даже попали в плен. Тогда Дрейк двинулся к Гваделупе и оказался там со всеми кораблями 9 ноября. Сразу же после пополнения запасов продовольствия он намеревался вести эскадру к Сан-Хуану, но тут вмешался Хоукинс, считавший, что все корабли должны быть тщательно осмотрены. Дрейк согласился, что было большой ошибкой. Поскольку осмотром руководил сам Хоукинс, процедура затянулась на целых две недели. За это время пять испанских военных фрегатов не только достигли Сан-Хуана, но заняли надежную оборону, будучи готовыми отражать любые атаки англичан. Наконец английская эскадра достигла Сан-Хуана. Случилось это уже 22 ноября. Хоукинс, всю дорогу споривший с Дрейком, обнаружив пять готовых их встретить военных фрегатов, переживал так сильно, что его хватил удар, и он скончался.

    Дрейк для вида предпринял несколько атак, хотя и так было ясно, что галеона им не видать. Пока англичане возились с кораблями, испанцы в несколько раз увеличили огневую мощь порта, установив на стенах орудия с поврежденных кораблей; последние образовывали великолепный щит, за которым – в полной безопасности – находилась пятерка военных фрегатов. Бессмысленно атаковав порт 22 и 23 ноября, 24-го Дрейк снял осаду и повел эскадру вдоль побережья Венесуэлы и Колумбии. Какие-то небольшие городки английским пиратам удалось взять приступом и разорить, но добыча была скудна. Другие города, например та же Картахена, оказались невероятно хорошо укреплены (испанцы хорошо усвоили уроки, преподанные им Дрейком в 1585 году).

    8 января 1596 года Дрейк оказался в районе городка Номбре-де-Диос и вновь его захватил; для взятия Панамы он отрядил Томаса Баскервиля с 600 солдатами, велев тому двигаться по пути, которым следовали караваны мулов с ценной поклажей в Панаму. Но стояла зима, был сезон дождей. Все пути стали непроходимыми. Баскервиль, потеряв многих солдат, был вынужден через четыре дня бесславно возвратиться в Номбре-де-Диос.

    Эскадра Дрейка в это время находилась в море западнее Никарагуа. Из-за на редкость скверной погоды на кораблях вспыхнула жестокая лихорадка. Дрейк заразился дизентерией и 28 января 1596 года умер в жесточайших мучениях. Дрейк был похоронен у Портобелло в Панаме. Он завещал похоронить себя в полном военном облачении. Его тело было заключено в железный гроб и предано волнам у Портобелло, вблизи берегов Панамы. В наше время этот гроб мечтали и по-прежнему мечтают обнаружить целые поколения дайверов. После его трагической кончины Баскервиль принял на себя командование и повел корабли обратно в Англию. По пути им даже удалось отразить нападение мощной испанской эскадры, и это явилось единственным положительным результатом второй экспедиции англичан в Вест-Индию.



    «Золотая лань» - знаменитый корабль Фрэнсиса Дрейка.

    Легендарный галеон Дрейка «Золотая лань» стоял на Темзе больше 100 лет, из его досок было сделано кресло, которое Карл II подарил Оксфорду. Сегодня можно увидеть две реконструкции корабля – в районе Саутварк на берегу Темзы и в Бриксхеме в Девоншире.

    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Текст статьи Маши Шефер
    Материалы сайта www.iquard.3dn.ru




    1540 год – 28 января 1596 года

    Похожие статьи и материалы:

    Дрейк Ник (Nick Drake) (Рок-н-ролл)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»