"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Цирк | Эксцентрика

    Амарантов Борис Георгиевич



    Артист оригинального жанра, режиссёр, поэт
    Лауреат многих международных конкурсов и фестивалей





    Борис Амарантов родился 19 сентября 1940 года.

    Амарантов рос романтичным и восторженным мальчиком, с детства обладавшим незаурядными творческими способностями. Поворотным в его биографии стал вечер на елке в Кремле, где он увидел выступление жонглера. После этого Борис решил, что цирк - его настоящее призвание.

    Одним из его качеств всегда было трудолюбие, доходившее порой до фанатизма. Самостоятельно отточив технику жонгляжа, Борис Амарантов стал устраивать представления для одноклассников, участвовать в самодеятельности.

    В 1957 году он выдержал конкурс исполнителей самодеятельности и был избран для выступления в ЦПКиО имени Горького на Московском фестивале молодежи и студентов.

    Позже Амарантов сделал шесть попыток поступить в Государственное эстрадно-цирковое училище. И лишь на шестой раз поступление удалось, благодаря случаю. Входивший в комиссию Енгибаров предложил Борису пять минут продержать на носу ложечку. Упрямый молодой человек держал ее двадцать минут и его приняли.

    Через год, на втором курсе педагогом Бориса Амарантова стал известный эстрадный режиссер Сергей Каштелян. Каштелян увидел в Амарантове способность к редкому в то время жанру – эксцентрике. На выпускном показе комиссия была потрясена номером «Ке-ля-ля», поставленным Каштеляном под музыку известного итальянского шлягера 1950-х годов «Ке-ля-ля» («Мне весело»). С этого момента образ странного человечка в черном костюме с белым воротничком стал неотделим от Амарантова.



    Таким он вышел из стен Циркового училища. В его репертуаре было всего три дипломных этюда: «Клоун в итальянском цирке» (на фото), «Рассеянный жонглёр» и «Атомщик доигрался» - его знаковая политическая миниатюра.



    Еще не получив диплом об окончании училища, Борис Амарантов поехал в Хельсинки на VIII Всемирный фестиваль молодежи и студентов и завоевал там первое место и золотую медаль.

    На этом фестивале никому не известный мим-жонглёр Борис Амарантов произвел настоящий фурор, показав миниатюру «Атомщик доигрался», посвященную стратегам затянувшейся холодной войны, грозившей, в любой момент, перейти в ядерную. Этюд длился три минуты и получил десять минут несмолкаемых оваций. Пресса, как западная, так и Советская, восторженно писала о сенсационном выступлении Амарантова.

    Молодого артиста ожидал успех и на родине. Амарантова стали посылать за границу на конкурсы и фестивали как главное достояние советского эстрадного искусства. И Борис неизменно возвращался лауреатом и всеобщим любимцем.





    Борис Амарантов гастролировал в Японии, Швеции, Болгарии, ГДР, на Кубе, и везде публика устраивала ему овацию.

    Он появляется на сцене под звуки популярной мелодии «Подмосковных вечеров». Стройный, в черном три­ко, с зонтиком и коричневым саквояжем, артист в такт музы­ке движется из глубины к аван­сцене. Проходит несколько мгновений, и зал, завороженный чудесной мелодией и слитыми с ней движениями мима, апло­дирует в такт музыке.

    Вот, к примеру, одна из луч­ших сцен спектакля, названная «К свободе». Полураздетый, в рваном рубище, актер имитировал тяжелейший труд бурлака. Зритель видел как от нечеловече­ских усилий напрягались его мускулы, как резала ему плечо невидимая лямка, как она обры­валась, и бурлак едва не валился с ног. Иллюзия была настолько ве­лика, что зрителю хотелось привстать и посмотреть, нет ли там, за сце­ной, если не баржи, то хотя бы какой-то другой тяжести, кото­рую, надрываясь, волочет мим?



    В цирке он проработал недолго – с 1962 по 1964 год, но успел выступить со своими яркими этюдами, поставленными Каштеляном, в грандиозной пантомиме «Карнавал на Кубе». С середины 1960-х годов Амарантов работал на эстраде в объединении «Росконцерт». Без его участия не проходил ни один правительственный концерт, ни один «Голубой огонек» 1960-70 годов.





    Амарантов с успехом снялся в кино, где сыграл одну из главных ролей – итальянского актера-контрабандиста Лоримура – в фильме «Попутного ветра, «Синяя птица».





    Позже последовали годы исканий, которые привели артиста к идее создания собственного театра. И Амарантов создал собственный театр пантомимы, заручившись поддержкой двух крупных кинорежиссеров - Григория Чухрая и Марка Донского.

    Поставленный Чухраем и Амарантовым спектакль «Чудеса в саквояже» имел большой успех и шел в знаменитом московском клубе «Каучук». Для этого спектакля написала цикл стихов Белла Ахмадуллина. Но потом появились желающие прибрать к рукам этот театр. Театр несколько раз закрывали, и Амарантов вступил в изматывающую переписку с председателем Верховного Совета СССР Никитой Подгорным. По сути это были письма в никуда.

    От безысходности Амарантов решил эмигрировать. В ноябре 1977 года он остался во время гастролей в США, позже переехал во Францию, где прошел обучение в известной на весь мир школе пантомимы Марселя Марсо, куда он страстно хотел попасть, еще работая в СССР.

    Помимо эстрадно-цирковой работы Борис на протяжении всей жизни писал стихи.

    Уехав из СССР, Борис Амарантов гастролировал в разных странах мира, но жил преимущественно во Франции. Однако не все складывалось так, как хотелось бы. На Западе пантомима и цирковое искусство носили коммерческий характер. А в это время в СССР началась перестройка.

    Получив российское гражданство, и надеясь сразу же по возвращении приняться за режиссерскую работу, Борис вернулся в Россию, где его ждал очень холодный прием.

    Сергей Каштелян, к которому Амарантов пришёл за помощью, встретил Бориса как ярого изменника родины, и едва не спустив с лестницы, захлопнул перед ним дверь. И даже родная сестра Амарантова, занимавшая его законную квартиру, резко и неуважительно общалась с братом. Под влиянием такого приёма близких артист впал в состояние аффекта.

    Через несколько дней после возвращения в Россию Борис Амарантов трагически погиб 3 марта 1987 года.



    Похоронен Борис Амарантов в Москве на Востряковском кладбище на 129 участке.

    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.poets-necropol.narod.ru
    Материалы сайта www.sergei-kashtelyan.narod.ru


    Фильмография:



    1965 — На завтрашней улице — мим Борис Амарантов
    1967 — Попутного ветра, «Синяя птица»! (СССР, Югославия) — Лоримур
    1970 — Любовь к трем апельсинам (СССР, Болгария) — Тартальо
    1974 — Большой аттракцион — мим


    Стихи Бориса Амарантова




    РУБЕЖ

    Сорокалетье градом кануло,
    Великолепье разом рухнуло.
    И что-то возле грозно ухнуло,
    И что-то рядом сразу ахнуло.

    Мои года так скоро минули,
    И я подумал неуверенно –
    А не хотел ли кто намеренно,
    Чтоб из меня вдруг сердце вынули?

    Так просто вынули и кинули,
    И вот уж я на чьем-то вертеле.
    И кто-то меня держит – черти ли?
    Иль ангелы планету сдвинули?

    Сорокалетье не событие,
    Но дверь уже навек закроется,
    А сердце мигом успокоится.
    Когда мое напишут житие.

    * * *

    Ах, сколько ж мне навешано ошибок!
    И сколько мне отмеряно грехов!
    Как мир мой ненадежен и как зыбок,
    Из прошлого состряпан ворохов.

    Провалы неизбежны и потери.
    На это мне вообще-то наплевать.
    Но есть такие в этом мире двери,
    Которые не стоит открывать.

    За ними змей неведомый колдует,
    За ними ветры терпкие погонь.
    И дьявол свечку утлую раздует,
    А душу бросит запросто в огонь.

    И коль уж решено, то мне не страшно,
    Однажды тот нарушивши запрет,
    Вернуться на мгновенье в день вчерашний
    И там за все и всех держать ответ.

    Когда моя душа совсем истлеет,
    Открою настежь проклятую дверь.
    Быть может, я об этом пожалею.
    Но только уж конечно не теперь.


    ЛЮБОВЬ

    Любовь – такая тонкая игра,
    И жизнь такая сложная матерья.
    Мне кажется порою, что пора
    Всю веру просто превратить в предверье.
    Мне хочется порою, чтобы дни
    Почаще превращались в крошки хлеба
    И чтобы стали видимы они
    Для стаи птиц, несущейся по небу.

    Мне думалось порою, что и я
    Вдруг стану плотью для чужой обедни.
    И этот миг продленья бытия
    Ей-богу, не сочту я за последний.


    ПРИЗНАНИЕ

    Огня так мало в мире суетливом,
    И всполохов не хватит для венца.
    Я в этот век почти что был счастливым,
    Но все ж не получилось до конца…

    Так мало мне для счастья не хватило:
    Услышать просто добрые слова,
    Немного храбрости, немного больше силы,
    И чтобы мать еще была жива…

    Наверно, многого я требую от бога,
    И у него есть собственный лимит –
    Для каждого из нас совсем немного
    Сюрпризов он за пазухой хранит…

    Наверно, мы и сами виноваты,
    Растратчики дарений и призов,
    Таланты закопавшие когда-то
    И сердца не услышавшие зов…

    Нам по судьбе разбросанные знаки
    Читать мы не умеем впопыхах.
    Бредем, куда ни попадя во мраке
    И правду обретаем лишь в стихах…

    Мы жить спешим всегда нетерпеливо –
    Лицом к лицу не увидать лица.
    Наверно, я и был почти счастливым,
    Но все ж не получилось до конца…


    ИЗБРАННИКИ

    Дрожала гор кремнистых грудь,
    Уже Синай оделся в пламя.
    Меня, Россия, позабудь,
    Ведь все окончено меж нами.

    Мой путь к закату обречен.
    И перечеркнуто былое.
    Я был родиться наречен,
    Да время что-то больно злое.

    Дрожала пламенем в окне
    Гладь бесконечная Синая.
    И что от жизни нужно мне
    Я в тридцать семь еще не знаю.

    Мы – род избранный? Может быть…
    Но больше этому не верю.
    Россию мне не позабыть,
    Хоть, уходя, я хлопнул дверью.

    Мы – племя избранных сирот,
    Скитались днями и ночами.
    А Бог заждался у ворот
    И молча нам гремел ключами.


    РАНО

    Кому-то жизнь покажется ошибкой,
    Но сожалеть не следует о ней.
    Здесь все туманно, холодно и зыбко,
    И слишком много страхов и теней.

    И я о ней не слишком сожалею,
    Пусть сам я бесконечно одинок.
    Забудусь и как будто захмелею,
    Но в спину вдруг почувствую пинок.

    Меня здесь помнят, как это ни странно.
    И сгинуть не дадут во мраке тьмы.
    Быть может, я родился слишком рано
    И выжить не сумел среди зимы.

    Бессмертником я вырос из-под снега,
    Подснежником явился изо льда,
    И – в счастье, не подумавши, с разбега,
    Ведь счастье нам не сделает вреда.

    Быть может, ночь изрядно поспешила
    Собою день сменить, когда не след.
    И то, что здесь дышало, пело, жило
    Пропало не за грош в рутине лет.

    И незачем искать мне виноватых,
    В моей судьбе никто не виноват.
    И жизнь пройдет, а ведь была когда-то!
    И мне светила в сотни тысяч ватт.

    Я улыбнусь когда-нибудь с экрана –
    Меня уж не ударить, не обнять.
    Быть может, я родился слишком рано,
    И роды было некому принять.


    СКУДОСТЬ

    Художник как-то написал картину.
    Работал очень долго. И на ней
    Изобразил святую Палестину –
    Пустыню, вечно полную теней.

    Должно быть, он и ждал чего-то свыше.
    Во мраке этом светлое пятно.
    Уж полотно давно живет и дышит.
    Художник не доволен все равно.

    Потом еще изобразил отару –
    Овец, неслышно блеющих вдали.
    Пастух усталый, пастырь очень старый,
    Их стадо гнал на самый край земли.

    Художник все искал чего-то боле.
    Но ничего тому не обрести,
    Кто по своей – не высшей воле
    Овец в пустыне вздумает пасти.

    Еще решил художник контур лика
    Запечатлеть на бедном полотне,
    Но не нашел ни проблеска, ни блика.
    Одна пустыня в гордой тишине.

    Покроется творенье паутиной,
    Но лика мы здесь так и не нашли.
    Нарисовал художник Палестину –
    Десяток метров выжженной земли.






    19 сентября 1940 года – 3 марта 1987 года



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!


    Амарантов Борис Георгиевич (Эксцентрика)
    классно он танцует

    Соня Моисеенко [2012-03-15 14:19:30]




  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»