"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Военное дело | Авиация

    Анохин Сергей Николаевич



    Летчик-испытатель
    Герой Советского Союза
    Кавалер трех орденов Ленина
    Кавалер двух орденов Красного Знамени
    Кавалер трех орденов Отечественной войны I-й степени
    Кавалер ордена Красной Звезды
    Награжден медалью «За боевые заслуги»
    Награжден медалью «Партизану Отечественной войны» I степени
    Награжден медалью «За оборону Москвы»
    Награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.»





    Сергей Анохин родился 1 апреля 1910 года в Москве в семье служащих. Его отец Николай Сергеевич до революции получил высшее образование, а после революции работал бухгалтером. Мама Алевтина Павловна окончила гимназию и высшие женские курсы, и после революции работала на 402-м авиационном заводе. Помимо Сергея, в семье Анохиных было еще трое детей: брат Леонид, строивший Шатурскую электростанцию, сестра Нина, участвовавшая в обороны Москвы, и сестра Ольга.

    Окончив в 1928 году девять классов средней школы, Сергей Анохин стал работать разнорабочим, он был укладчиком шпал на железной дороге, слесарем на электроподстанции и колол лед на улицах. В 1928 году Сергей Анохин окончил автомобильные курсы и стал работать шофером автобуса. Однажды старший брат Леонид выиграл в осоавиахимовской лотерее лыжи и подарил билет Сергею, который пошел за лыжами и узнал, что среди выигрышей есть и полет над Москвой на самолете. Сергей поменял лыжи на полет, летать ему понравилось, и вскоре он подал заявление в Ленинградскую военно-теоретическую школу ВВС, но не прошел медкомиссию. Тогда Сергей решил заняться планеризмом, и в 1929 году начал летать на планере ИТ-4бис, построенном в кружке планеристов при клубе имени Кухмистерова. В 1930 году Анохин окончил Московскую планерную школу, устроился на работу в автобусном парке, и продолжил заниматься в Московской планерной школе. В московской областной планерной школе Сергей встретил свою будущую жену Маргариту Раценскую. Потом их пути пересеклись в Коктебеле, и проработав вместе год, они поженились. В 1932 году Анохин окончил Центральную летную школу Осоавиахима, в которой учителем Анохина стал известный русский летчик К.К.Арцеулов, а в 1933 году Анохин окончил Высшую парашютную школу.

    На проходившем в сентябре 1933 году IX слете планеристов Сергею удалось установить несколько всесоюзных рекордов, в том числе рекорд по продолжительности полета (5 часов 36 минут по маршруту 30 километров) на планере П-61 с горы Узунсырт.

    В мае 1934 года из Москвы в Коктебель вылетел «Первый воздушный поезд» – три одноместных планера Г-9 конструкции летчика Грибовского. Планеры, пилотируемые летчиками Симоновым, Анохиным и Шелестом, шли в строю клином на стальном буксире за самолетом Р-5 по маршруту Москва–Харьков–Джанкой–Феодосия–Коктебель. Перелет поезда Г-9 прошел успешно, и в результате был установлен мировой рекорд – за 10 часов 40 минут летчики преодолели 2050 километров.

    2 октября 1934 года Анохин выполнил исключительный по смелости эксперимент по испытанию планера «Рот-Фронт-1» с преднамеренным разрушением в воздухе. Эксперимент был задуман учеными и конструкторами ЦАГИ. По расчетам известного ученого-аэродинамика Ветчинкина планер должен был разрушиться на скорости 220 км/час. При испытании планер разрушился на скорости, очень близкой к той, которую рассчитал Ветчинкин, а Анохин благополучно спустился на парашюте.

    18 октября 1934 года Сергей Николаевич установил всесоюзный рекорд продолжительности полета - 32 часа 11 минут на планере Г-2. Тогда же, в октябре 1934 года, Анохин выполнил экспериментальный прыжок с парашютом со сверхнизкой высоты методом срыва на планере «П.П.Постышев» и установил всесоюзный рекорд высоты полета - 2340 метров.



    В 1934 году в Феодосии вышел «Курс учебно-летной подготовки ВЛПШ», написанный Анохиным и Симоновым, в котором они обобщили и подвели итог большой предварительной учебной работы в школе. В этом же году Сергею Анохину было присвоено звание «Мастер планерного спорта СССР».

    В 1935 году Сергей Анохин окончил высшую парашютную школу Осоавиахима. В те годы в ВЛПШ обучалась группа турецких планеристов, среди которых находилась и приемная дочь президента Турции Ататюрка - Сабиха Гет Чен. Турки освоили парение на планере, прыжки с парашютом, затем Ататюрк обратился к правительству СССР с просьбой направить в Турцию инструкторов ВЛПШ для организации общества «Турецкая птица» (аналог Осоавиахима) и обучения турок планеризму и парашютным прыжкам. Для этого в Турцию 11 апреля 1935 года были командированы инструкторы ВЛПШ Анохин и Романов.

    Вскоре в Турцию приехала жена Сергея Николаевича. Командировка планировалась на 3 месяца, однако домой семья Анохиных вернулся лишь в январе 1940 года. Анохин обучал турок полетам на самолетах, планерах, прыжкам с парашютом, авиамоделизму; им было подготовлено несколько сотен пилотов. Во время этой командировки произошел трагический случай. На одном из парашютов, полученных из СССР, совершала прыжок турецкая парашютистка. Парашют не раскрылся, и девушка разбилась. Чтобы доказать исправность парашюта, Анохин на нем же совершил прыжок – и благополучно приземлился, подтвердив тем самым, что в гибели девушки парашют не виноват. Во время этой командировки Анохин научился бегло разговаривать на турецком языке. Там же, в Анкаре, в декабре 1937 года у семьи Анохиных родился сын Сергей.



    По мнению Маргариты Раценской, эта командировка спасла жизнь Сергею Николаевичу. Он, как и многие другие, мог быть репрессирован. После возвращения в СССР Сергей Анохин работал в Центральном аэроклубе в Тушино. Он был сначала командиром планерного звена, потом - командиром планерного отряда. В 1940 году у Анохина при выполнении пилотажа на планере отвалился элерон. Сложилась критическая ситуация: планер практически потерял управление, однако летчик сумел выполнить благополучную посадку.

    С сентября 1941 года Сергей Николаевич стал командиром планерной авиаэскадрильи Центрального аэроклуба, а в ноябре 1941 года Анохину было присвоено звание «Мастер парашютного спорта СССР».

    С декабря 1941 года Сергей Анохин был призван в армию, где ему было присвоено воинское звание «старший лейтенант». Он был назначен командиром отряда испытательной авиа эскадрильи Воздушно-десантных войск и проводил испытания десантной техники на Опытно-испытательном полигоне ВДВ в Медвежьих Озерах. В одном из полетов в 1942 году на планере в воздухе сорвалась обшивка с центроплана и разрушилась проводка управления элеронами. Создалась критическая ситуация. Однако Анохин не бросил опытную машину и сумел выполнить посадку. Зимой 1942 года у самолета-буксировщика СБ, пилотируемого Сергеем Николаевичем, оторвалась от ограничительного троса лыжа, но летчик сумел благополучно посадить самолет. К сожалению, так было не всегда. В том же 1942-м, при испытаниях планера А-7 на штопор, Анохин был вынужден воспользоваться парашютом. В августе-сентябре 1942 года Анохин проводил испытания планера А-40, предназначенного для десантирования по воздуху легкого танка Т-60 методом буксировки за самолетом. Для этого к танку крепились крылья и хвостовое оперение. Было выполнено несколько подлетов и один полет на буксире за самолетом ТБ-3. Однако мощности моторов ТБ-3 для длительной буксировки (даже со снятой башней танка) оказалось недостаточно, и летчик Еремеев был вынужден произвести отцепку А-40. Анохин благополучно произвел посадку, но испытания были прекращены.

    Параллельно с испытательной работой Сергей Николаевич участвовал в боевых действиях в должности командира летного отряда 19-й гвардейской воздушно-десантной бригады на Калининском фронте. В течение 1942-1943 годов он совершил несколько боевых вылетов в тыл врага к партизанам на планерах, доставляя им боеприпасы, медикаменты и продукты.

    В апреле 1943 года Анохиным и летчиком Желютовым был выполнен единственный за время Великой Отечественной войны взлет планера с партизанского аэродрома. Обычно планеры после выполнения перелета к партизанам уничтожались, а пилоты планеров возвращались на самолетах. Но в тот раз это правило было нарушено. Несмотря на ограниченные размеры партизанского аэродрома и загрузку планера (на нем находились раненые партизаны, которых было необходимо срочно доставить в госпиталь), Сергеем Николаевичем был произведен взлет на коротком тросе за самолетом СБ. Жизнь раненых была спасена. За этот подвиг Сергей Анохин был награжден орденом Красного Знамени.

    В июне 1943 года по личному распоряжению Маленкова Сергей Анохин был откомандирован в Летно-исследовательский институт для проведения испытаний самолета «302» - одного из первых истребителей-перехватчиков с ЖРД. К сожалению, из-за недоведенности двигателя самолет был испытан лишь в планерном варианте, а в сентябре 1943 года Анохин перешел в ЛИИ на постоянную работу.

    5 октября 1943 года, при проведении испытаний у самолета, управляемого Анохиным, и снабженного турбокомпрессором для повышения высотности, в воздухе загорелся мотор. Несмотря на пожар, Сергей Николаевич выполнил посадку горящего самолета на свой аэродром, на пробеге покинул кабину горящего самолета, пожар был ликвидирован, а опытный самолет спасен.

    15 мая 1944 года Анохин выполнил первый полет самолета Як-7Б с прямоточным воздушно-реактивным двигателем ДМ-4с, и проводил его испытания. В это же время он провел летные исследования по влиянию перегрузки на организм и работоспособность летчика в полете, выполнил ряд испытательных полетов на высотном самолете-перехватчике Як-3ПД на высотах более 13 000 метров. Сложность этих полетов заключалась в отсутствии герметичной кабины на самолете.

    В марте 1944 года Анохину была присвоена квалификация «летчик-испытатель 3-го класса», а в июле 1945-го – «летчик-испытатель 2-го класса».



    17 мая 1945 года Анохин выполнял контрольные испытания истребителя Як-3 на прочность. Разрушение самолета не предусматривалось, но и не исключалось. Надо было сделать 12 режимов с перегрузками. На третьем режиме Сергей Николаевич не включил самописец. Получалось, что придется выполнять 13 режимов. На пятом режиме у самолета отломилось крыло. Летчику стоило огромных усилий и самообладания сбросить фонарь и выпрыгнуть с парашютом из беспорядочно падающего к земле самолета. Во время этого случая Сергей Анохин получил тяжелые ранения и потерял левый глаз. Он попал в госпиталь, где глаз собирались удалить, однако Сергей Николаевич противился этому. Дело дошло до того, что из-за поврежденного глаза стал терять зрение и здоровый глаз. Тогда врачи пригласили его жену и попросили ее уговорить мужа на операцию. Только после невероятных усилий и уговоров, а также заверений в том, что он будет летать, согласие летчика было получено, и операция была сделана. После госпиталя ему был сделан протез, причем настолько искусно, что даже члены семьи порой забывали о перенесенной Анохиным операции.

    Для того чтобы летать, надо было развивать глубинное зрение и настраивать глаз. Для этого Анохин уехал отдыхать в Кисловодск, где ему очень помог летчик Гринчик. Осенью он прошел медкомиссию и начал понемногу летать в ЛИИ. Ему стали доверять испытания не только планеров, но и истребителей. Анохин провел испытания самолета МиГ-15 на взлет, МиГ-19 с катапульты, самолета на флаттер. Во время одного из полетов самолет разрушился. Анохин продолжил работу, и проводил испытания на перевернутый штопор, на достижение сверхзвуковой скорости при пикировании МиГ-15, на штопор тяжелых самолетов. Он так же испытывал в полете беспилотные ЛА (самолеты-снаряды).

    В 1947-1948 годах совместно с С.Амет-Ханом и Н.С.Рыбко он проводил испытания летающих лабораторий ЛЛ-1 (с прямым крылом) и ЛЛ-2 (с крылом обратной стреловидности) конструкции Цыбина. Эти летающие лаборатории буксировались на высоту, а после расцепки переводились в пикирование с включением порохового двигателя на 15 секунд. Во время этих испытаний был получен большой экспериментальный материал по измерению аэродинамических характеристик, распределению давления по крылу и оперению на околозвуковых скоростях.

    В августе 1947 года Анохину была присвоена квалификация «летчик-испытатель 1-го класса», а в 1949 году было присвоено воинское звание «полковник».

    В 1947 году Сергей Анохин был прикомандирован к ОКБ А.С.Яковлева. Там он выполнил первые полеты и провел испытания Як-25, Як-30, Як-23УТИ, Як-50; участвовал в испытаниях Як-19 и Як-20. 22 марта 1950 года на самолете Як-50 Анохиным была достигнута рекордная в стране скорость у земли - 1170 км/час. Одновременно с работой в ОКБ Яковлева Сергей Анохин проводил испытания 2-го и 3-го экземпляров МиГ-15 в 1948 году, а также Су-15 в 1949 году.

    3 июня 1949 года при проведении испытаний Су-15 ему пришлось покинуть самолет из-за возникших вибраций. Катапульта не сработала, и летчик был вынужден вручную сбрасывать фонарь кабины. Когда это не удалось, Анохин, проявив завидную выдержку и хладнокровие, сумел выбраться из кабины в образовавшееся пространство между фонарем и бортом самолета, и благополучно выпрыгнуть с парашютом. Летом 1949 года Сергей Николаевич провел скоростные рулежки первого отечественного сверхзвукового самолета Су-17. Также Анохин принимал участие в испытаниях самолетов Су-11 (1947 год), Як-16 (1947 год), И-215 (1948 год), Ла-174 (1948 год), И-320 (?Р-2¦) (1950 год), Як-11У (1951 год), Як-18У (1951 год).

    В 1951 году Сергей Николаевич принял участие в испытаниях уникальной системы «Бурлаки». Эта система была разработана для увеличения дальности полета истребителей для сопровождения стратегических бомбардировщиков. Пилот МиГ-15бис в полете производил сцепку со специальным тросом, который выпускал Ту-4, затем выключал двигатель и продолжал полет в безмоторном режиме.

    В 1951-1953 годах совместно с С.Амет-Ханом, Ф.И.Бурцевым и В.Г.Павловым Сергей Анохин провел испытания пилотируемого аналога самолета-снаряда КС («Комета-3»). Самолет-аналог был предназначен для отработки самолета-снаряда КС типа «воздух-корабль» в пилотируемом режиме. Аналог подвешивался под самолет Ту-4КС, самолет-носитель набирал 3000 метров, после чего отцеплял самолет-аналог. После отцепки автоматика включала двигатель, и самолет-снаряд летел на цель. Летчик должен был контролировать работу автоматической системы и, в случае ее отказа, переключить управление на себя. При подходе к цели автоматика выключалась, и самолет-снаряд приземлялся на аэродром.

    3 февраля 1953 года Сергею Анохину Указом Президиума Верховного Совета СССР присвоено звание Героя Советского Союза, и в том же году за выполнение специального задания правительства по испытанию авиационной техники он стал лауреатом Сталинской премии II степени.

    В 1957 году Анохин совместно с Шияновым провел испытания СМ-30 - системы запуска самолета МиГ-19 с наземной катапульты. В ходе этих испытаний он выполнил 2 старта на самолете с подвесными баками. После нескольких катастроф самолетов Ту-104, причины которых так были неясны, в 1958 году Сергеем Николаевичем были проведены сложные испытания самолета Ту-104 на устойчивость и управляемость, а в 1959 году - испытания Ту-16 на срыв и сваливание.

    17 февраля 1959 года Анохину в числе первых 10 летчиков было присвоено звание «Заслуженный летчик-испытатель СССР», и был вручен знак «1».



    В феврале 1959 года он проводил работу по определению возможности вывода самолета из перевернутого штопора в слепую. В 1960 году Сергей Николаевич выполнил несколько десятков полетов на летающей лаборатории Ту-104,созданной для исследования режима невесомости. Тут он впервые столкнулся с космонавтикой, и лично познакомился со многими будущими космонавтами. Вот лишь один из эпизодов бурной испытательской жизни Анохина. По заданию ОКБ Королева ему предстояло испытать в полете на летающей лаборатории Ту-16ЛЛ систему питания топливом жидкостного ракетного двигателя последней ступени ракеты, направлявшейся к Венере. Система эта с взрывоопасным топливом подвешивалась в гондоле, анодированной в золотистый цвет. Обычно в передней кабине Ту-16ЛЛ летали два летчика, штурман и борт-оператор-радист, а в задней кабине - ведущий инженер и его помощник. Летчики в случае опасности катапультировались вверх, а все остальные члены экипажа - вниз. По нормальной схеме первыми из передней кабины катапультировались штурман и радист. Только после них катапультироваться могли летчики. На этот раз, из-за опасности взрыва ракетного топлива, экипаж предельно сократили: два летчика в передней кабине и экспериментатор-помощник ведущего инженера - в хвостовой. Наблюдать за «опасной» гондолой мог только экспериментатор, поскольку лишь в хвостовой кабине имелся перископ. Перед полетом все члены экипажа получили «накачку» об исключительной опасности взрыва самовоспламеняющихся компонентов топлива. В полете, на заходе солнца, при интенсивном солнечном освещении экспериментатор увидел на золоченой гондоле яркие багрово-красные блики и немедленно доложил Анохину: «Командир, горит подвеска!». Анохин потребовал: «Посмотри внимательнее!». Услышав подтверждение, Анохин дал команду сбросить подвеску. Это не удалось - ни из передней, ни из кормовой кабины. Тогда командир приказал всем покинуть машину. Экспериментатор благополучно катапультировался вниз. Второй пилот Захаров также удачно катапультировался вверх. Анохин не смог этого сделать, поскольку у него не сошел люк над головой. Встав на свое кресло, командир пытался сбросить люк руками, но сил для этого не хватало. Анохин решил вылезти через верхний люк правого летчика. Предварительно Сергей Николаевич ввел машину в пологий вираж. Автопилот на этой машине Ту-16ЛЛ был демонтирован, так что заданный курс выдерживался относительно недолго, и летчику надо было спешить. Он отстегнул от кресла парашют, вылез через люк второго пилота на фюзеляж, добрался вдоль антенны до крыла и соскользнул под стабилизатором вниз. Скорость самолета была около 100 метров в секунду, это большой скоростной напор. В первое мгновение, после того, как летчик вылез из люка, вся надежда была на выступ антенны, а затем - лишь на то, что летчика удачно «пронесет» мимо крыла, воздухозаборников двигателей и стабилизатора. Так и случилось. Сергей Николаевич рассказывал, что, избежав столкновения со стабилизатором (а это поначалу, после покидания кабины беспокоило его больше всего), он, спускаясь на парашюте, увидел неожиданно, что самолет не горит.

    Самолет упал в чащу леса в Егорьевском районе, в испытательной зоне. Никакого пожара не было не только в воздухе, но и на земле: топливо не сдетонировало. В официальной версии о причинах потери самолета пожар не исключался. Иначе в то время могли полететь многие головы. Командир действовал строго по инструкции, но налицо - пресловутое стечение обстоятельств: и «накачки» об опасности взрыва, и «золотистое» покрытие подфюзеляжной гондолы, и кроваво-красный яркий закат солнца. Больше всех казнил себя за потерю дорогой машины экспериментатор, хотя на его месте у перископа мог ошибиться кто угодно. Когда стали выяснять, почему не сошел люк над командиром, то оказалось, что так оно и должно было быть, если не сброшены нижние люки в передней кабине. После этого по всему парку самолетов Ту-16 прошло указание выполнять сброс люков централизованно: сначала нижних, а затем - верхних. Лишь после этого можно было катапультироваться всем членам экипажа. В последующем это спасло не одну жизнь военных строевых летчиков.

    Всего за время летной работы Анохину пришлось покидать самолет шесть раз. Параллельно с испытаниями самолетов, Анохин занимался и испытаниями планеров. Он проводил испытания планеров А-13, А-15, «Амур», принимает участие в испытаниях планера КАИ-17.

    В августе 1962 года Анохина списали с испытательной работы, и с августа 1963 по февраль 1964 года Сергей Николаевич был заместителем начальника Летно-испытательного комплекса ЛИИ по методическим вопросам. В этот же период он начал заниматься полетами на невесомость на самолете ТУ-104ЛЛ. А в марте 1964 года Сергей Николаевич вышел в отставку и уволился из ЛИИ, которому отдал более 20 лет жизни.

    На вечер, посвященный 40-летию планерного спорта, Маргарита Раценская пригласила бывшего планериста, а в 1964 году главного конструктора, Сергея Королева. После вечера был банкет, на котором Маргарита Карловна рассказала Королеву об отлучении Анохина от испытательной работы. Королев сразу сказал, что он берет его к себе в ОКБ-1 начальником вновь формирующегося отдела, считая его лучшей кандидатурой на эту должность. Анохин отказался от предложения, но через три дня Королев пригласил Анохина снова, и предложил ему создать отряд космонавтов, на что летчик сразу согласился.

    В апреле 1964 года в ОКБ-1 был создан летно-испытательный отдел и Анохин был назначен его начальником. Перед отделом ставились задачи проведения летных испытаний всех видов снаряжения, приборов и агрегатов пилотируемого космического корабля, организации отбора кандидатов в космонавты из числа сотрудников предприятия и дальнейшей подготовки космонавтов. Сергей Николаевич руководил летной подготовкой кандидатов в космонавты, проходившей в ЛИИ. В результате он стал первым командиром отряда космонавтов головной организации-разработчика ракетно-космической техники. Чуть позже Сергей Королев предложил ему подумать о полете в космос. По мнению Королева, ОКБ-1 должно было доказать, что в космос может летать хорошо подготовленный человек любого возраста, вплоть до пожилого. И Королев не видел для этого лучшего кандидата, чем Анохин. Ведь он был ко всему подготовлен: и парашютист, и планерист, и испытатель. Сергей Павлович спросил у Анохина, как он на это смотрит, добавив, что, если не потянет, то пусть не обманывает и честно об этом скажет. Анохин ответил, что с детства не привык лгать, очень польщен его предложением, но должен серьезно подумать, так как этот полет – лицо конструкторского бюро. На другой день Анохин дал свое согласие. Во время подготовки Анохин был лучшим из всех возможных кандидатов, несмотря на давление Каманина, считавшего, что Анохин должен сам снять свою кандидатуру. Но наступил 1966 год – и Королева не стало.

    23 мая 1966 года преемник Королева главный конструктор ОКБ-1 Мишин подписал приказ о составе первой группы космонавтов-испытателей из инженеров ОКБ для участия в испытаниях нового корабля «Союз» и кораблей-комплексов Л1 и Л3. В эту группу кандидатов, прошедших мандатную комиссию предприятия, вошли С.Н.Анохин, В.Е.Бугров, В.Н.Волков, Г.А.Долгополов, Г.М.Гречко, А.С.Елисеев, В.Н.Кубасов и О.Г.Макаров.

    6 июля того же года Тюлин поддержал предложение, согласно которому Анохин, совместно с Николаевым и Волковым планировался в качестве командира дублирующего экипажа одного из кораблей 7К-ОК. Однако ВВС в лице Каманина было категорически против участия в полетах гражданских летчиков вообще, и Анохина - в частности. 27 июля Мишин заявил, что не возражает против участия космонавтов ВВС Хрунова и Горбатко в полете с переходом из корабля в корабль, но настаивает на включение в экипажи испытателей от ОКБ-1 Анохина и Елисеева. 17 августа к генералу Каманину в ЦПК явились восемь кандидатов от ОКБ для непосредственной подготовки к орбитальным полетам на новом корабле «Союз». Каманин всех отправил на обследование в Центральный научно-исследовательский авиационный госпиталь ЦВНИАГ, где Анохин и Бугров были забракованы. По некоторым утверждениям, немалую роль в этом сыграл сам Каманин. Тем не менее, Анохин по-прежнему возглавлял летно-испытательный отдел, руководил подготовкой гражданских космонавтов и был командиром отряда космонавтов ЦКБЭМ долгие годы. До самой смерти Анохин занимался подготовкой космонавтов, находясь в должностях начальника отдела, начальника сектора и заместителя командира отряда.

    Последний раз Сергей Николаевич поднялся в небо в 1983 году на мотодельтаплане. Произошло это в Коктебеле, на торжествах, посвященных 60-летию советского планеризма. Ему было в это время 73 года.



    За время своей летной деятельности Сергей Анохин освоил около 200 типов самолетов и планеров, провел уникальные по своей сложности испытания, им выполнено более 250 парашютных прыжков.

    Умер Сергей Анохин 14 апреля 1986 года от рака желудка и был похоронен на Новодевичьем кладбище.



    15 апреля 1996 года его имя было присвоено малой планете № 4109, открытой 17 июля 1969 года.


    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.peoples.ru
    Статья А.Глушко «Новости космонавтики»
    Статья Г.Амирьянца «Покоривший и небо, и космос»





    1 апреля 1910 года – 14 апреля 1986 года



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»