"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.

google_2
 


google_3














  • Искусство | Опера

    Архипова Ирина Константиновна



    Советская и российская оперная певица (меццо-сопрано)
    Солистка Большого театра (1956—1988)
    Народная артистка СССР (1966)
    Народная артистка Киргизской ССР
    Народная артистка Республики Башкортостан
    Maestro Dell’Arts (Республика Молдова)
    Кавалер ордена Ленина (1971, 1976, 1985)
    Лауреат Ленинской премии (1978)
    Герой Социалистического Труда (1984)
    Всемирный приз искусств (1996)
    Лауреат Государственной премии России (1996)




    Ирина Архипова родилась 2 января 1925 года в Москве.

    Как вспоминала сама певица, многие поколения ее семьи были очень музыкальны - отец Константин Иванович, не имея певческого голоса, играл на рояле и гитаре, а песни матери Евдокии Ефимовны были одним из первых детских воспоминаний Архиповой.

    Отец будущей певицы был строителем-железнодорожником, потому что так велел долг - в 1920-х годах было не до песен, и даже запретил своей супруге петь в хоре Большого театра, куда она прошла прослушивание. В свою очередь, склонность Ирины к занятиям музыкой Константин Иванович поощрял - первые пробы на музыкальном поприще Архипова делала в школе имени Гнесиных.

    Ирине не исполнилось еще и девяти лет, когда ее слух, память, чувство ритма открыли перед ней двери школы при Московской консерватории. «Мне до сих пор вспоминается какая-то особая атмосфера, царившая в консерватории, даже люди, встретившиеся нам, были какие-то значительные, красивые, — вспоминала Архипова. — Нас принимала благородного вида дама с роскошной (как мне тогда представлялось) прической. На прослушивании, как и положено, меня попросили что-нибудь спеть, чтобы проверить мой музыкальный слух. Что я могла тогда спеть, я — дитя своего времени индустриализации и коллективизации? Я сказала, что буду петь «Песню о тракторах»! Потом меня попросили спеть что-нибудь другое, например знакомый отрывок из оперы. Я могла это сделать, поскольку знала некоторые из них: мама часто напевала популярные оперные арии или отрывки, которые передавали по радио. И я предложила: «Буду петь хор «Девицы-красавицы, душеньки-подруженьки» из «Евгения Онегина». Это мое предложение было встречено более благожелательно, чем «Песня о тракторах». Затем у меня проверяли чувство ритма, музыкальную память. Отвечала я и на другие вопросы. Когда прослушивание закончилось, мы остались ждать результатов испытания. К нам вышла та красивая женщина-педагог, которая поразила меня своей пышной прической, и сказала папе, что я принята в школу. Потом она призналась папе, что когда он говорил о музыкальных способностях своей дочери, настаивая на прослушивании, то она приняла это за обычное родительское преувеличение и рада, что ошиблась, а папа оказался прав. Мне сразу купили рояль «Шредер»… Но учиться в музыкальной школе при консерватории мне не пришлось. В тот день, на который был назначен мой первый урок с педагогом, я тяжело заболела — лежала с высокой температурой, простудившись (вместе с мамой и братом) в очереди в Колонный зал во время прощания с С.М.Кировым. И началось — больница, осложнения после скарлатины… О занятиях музыкой не могло быть и речи, после долгой болезни у меня едва хватило сил, чтобы наверстать пропущенное в обычной школе. Но папа не оставлял своей мечты дать мне первоначальное музыкальное образование, и вопрос о занятиях музыкой возник снова. Поскольку по возрасту мне было поздно начинать занятия по фортепиано в музыкальной школе (туда принимали в возрасте шести-семи лет), папе посоветовали пригласить частного педагога, который бы «догнал» со мной школьную программу и подготовил меня к поступлению. Моим первым педагогом по фортепиано была Ольга Александровна Голубева, с которой я прозанималась более года. В то время вместе со мной у нее училась Рита Троицкая — будущая мама известной теперь певицы Натальи Троицкой. Впоследствии Рита стала профессиональной пианисткой. Ольга Александровна посоветовала папе отвести меня не в консерваторскую школу, а к Гнесиным, где у меня было больше шансов быть принятой. Мы пошли с ним на Собачью площадку, где тогда размещались школа и училище Гнесиных…».

    Елена Фабиановна Гнесина, послушав юную пианистку, направила ее в класс своей сестры. Отличная музыкальность, хорошие руки помогли «перескочить» из четвертого класса прямо в шестой.

    «Впервые оценку своему голосу я узнала на уроке сольфеджио от педагога П.Г.Козлова. Мы пели задание, но кто-то из нашей группы при этом фальшивил. Чтобы проверить, кто же это делает, Павел Геннадьевич попросил каждого ученика спеть отдельно. Дошла очередь и до меня. От смущения и страха, что надо петь одной, я буквально съежилась. Хотя я спела интонационно чисто, но так волновалась, что голос звучал не по-детски, а почти по-взрослому. Педагог стал внимательно и заинтересованно прислушиваться. Мальчишки, тоже услышавшие в моем голосе что-то необычное, засмеялись: «Наконец-то нашли фальшивившего». Но Павел Геннадьевич резко прервал их веселье: «Напрасно смеетесь! Ведь у нее голос! Может быть, она будет знаменитой певицей».

    Начавшаяся война помешала девочке закончить обучение. Поскольку отца Архиповой не призвали в армию, семья была эвакуирована в Ташкент. Там Ирина окончила школу и поступила в только что открывшийся в городе филиал Московского архитектурного института.

    Она успешно окончила два курса и лишь в 1944 году вместе с семьей вернулась в Москву. Архипова продолжала активно участвовать в институтской самодеятельности, даже не помышляя о карьере певицы. Окончив институт, Ирина Константиновна получила распределение в «Военпроект», где, в частности, занималась проектированием ряда зданий МГУ на Воробьевых горах. Карьера архитектора оказалась для Архиповой успешной, но недолгой.



    Певица вспоминала: «В Московской консерватории студенты-старшекурсники имеют возможность пробовать себя в педагогике — заниматься по своей специальности со всеми желающими. В этот сектор студенческой практики меня уговорила пойти все та же неугомонная Киса Лебедева. Я «досталась» студентке-вокалистке Рае Лосевой, которая училась у профессора Н.И.Сперанского. У нее был очень хороший голос, но пока не было ясного представления о вокальной педагогике: в основном она пыталась мне все объяснять на примере своего голоса или тех произведений, которые исполняла сама. Но Рая относилась к нашим занятиям добросовестно, и поначалу все шло вроде бы нормально. Однажды она привела меня к своему профессору, чтобы показать результаты работы со мной. Когда я начала петь, он вышел из другой комнаты, где тогда находился, и удивленно спросил: «Это кто поет?» Рая, растерявшись, не зная, что именно имел в виду Н.И. Сперанский, показала на меня: «Она поет». Профессор одобрил: «Хорошо». Тогда Рая с гордостью сообщила: «Это моя ученица». Но потом, когда надо было петь на экзамене, я не смогла ее порадовать. На занятиях она так много говорила о каких-то приемах, которые никак не согласовывались с привычным мне пением, и были мне чужды, так непонятно говорила о дыхании, что я совсем запуталась. Я так волновалась, так была скованна на экзамене, что ничего не могла показать. После этого Рая Лосева сказала моей маме: «Что ж делать? Ира — музыкальная девочка, но петь она не может». Конечно, маме было неприятно услышать такое, а я вообще разуверилась в своих вокальных возможностях. Веру в себя возродила во мне Надежда Матвеевна Малышева. Именно с момента нашей встречи я отсчитываю свою биографию певицы. В вокальном кружке Архитектурного института я усвоила основные приемы правильной постановки голоса, именно там сформировался мой певческий аппарат. И именно Надежде Матвеевне я обязана тем, чего достигла».

    Малышева отвела девушку на прослушивание в Московскую консерваторию. Мнение консерваторских профессоров было единодушным: Архипова должна поступать на вокальное отделение. Оставив работу в проектной мастерской, она полностью отдается музыке.

    Летом 1946 года после долгих колебаний Архипова подала заявление в консерваторию. Во время экзаменов на первом туре ее услышал известный педагог по вокалу С.Савранский. Он решил взять абитуриентку в свой класс. Под его руководством Архипова усовершенствовала певческую технику и уже на втором курсе дебютировала в спектакле Оперной студии. Она исполнила партию Лариной в опере Чайковского «Евгений Онегин». За ней последовала роль Весны в опере Римского-Корсакова «Снегурочка», после которой Архипову пригласили выступить на радио.

    Архипова перешла на дневное отделение консерватории и начала работать над дипломной программой. Ее выступление в Малом зале консерватории экзаменационная комиссия оценила высшим баллом. Архиповой предложили остаться в консерватории и рекомендовали для поступления в аспирантуру. Однако в то время педагогическая карьера не привлекала Архипову. Она хотела быть певицей и по совету Савранского решила поступить в стажерскую группу Большого театра. Но ее ожидала неудача.
    Консерваторский педагог Леонид Савранский был возмущен тем, что одна из его самых талантливых учениц почти не поет, и в результате Архипова без всяких проб поступила в Свердловский театр оперы и балета, где в те годы пел знаменитый бас Борис Штоколов. Через две недели после приезда состоялся ее дебют. Архипова исполнила роль Любаши в опере Н.А.Римского-Корсакова «Царская невеста». Ее партнером был известный оперный певец Юрий Гуляев.

    Вот как он вспоминал об этом времени: «Первая же встреча с Ириной Архиповой стала для меня откровением. Это случилось в Свердловске. Я был еще студентом консерватории и выступал в небольших партиях на сцене Свердловского оперного театра как стажер. И вот неожиданно пронесся слух, в труппу приняли новую молодую, талантливую певицу, о которой уже говорили как о мастере. Ей сразу же предложили дебют — Любашу в «Царской невесте» Римского-Корсакова. Наверное, она очень волновалась… Позднее Ирина Константиновна рассказывала мне, что со страху отворачивалась от афиш, где впервые напечатано было: «Любаша — Архипова». И вот первая репетиция Ирины. Не было декораций, не было зрителей. На сцене стоял лишь стул. Но были оркестр и дирижер за пультом. И была Ирина — Любаша. Высокая, стройная, в скромной кофточке и юбочке, без сценического костюма, без грима. Начинающая певица… Я находился за кулисами в пяти метрах от нее. Все было обыденно, по-рабочему, первая черновая репетиция. Дирижер показал вступление. И с первого же звука голоса певицы все преобразилось, ожило и заговорило. Она пела «Вот до чего я дожила, Григорий», и это был такой вздох, протяжный и щемящий, это была такая правда, что я обо всем забыл; это была исповедь и рассказ, было откровение обнаженного сердца, отравленного горечью и страданием. В ее строгости и внутренней сдержанности, в умении владеть красками голоса с помощью самых лаконичных средств жила абсолютная доверительность, которая волновала, потрясала и удивляла. Я верил ей во всем. Слово, звук, внешность — все заговорило богатым русским языком. Я забыл, что это опера, что это сцена, что это репетиция и через несколько дней будет спектакль. Это была сама жизнь. Это было похоже на то состояние, когда кажется, что человек оторвался от земли, такое вдохновение, когда сострадаешь и сопереживаешь саму истину. «Вот она, матушка Русь, как поет, как берет за сердце», — подумал я тогда…».



    Работая в Свердловске, молодая певица расширяла свой оперный репертуар и совершенствовала вокальную и артистическую технику. Уже через год она стала лауреатом Международного конкурса вокалистов в Варшаве. Вернувшись оттуда, Архипова дебютировала в классической партии для меццо-сопрано в опере «Кармен». Именно эта партия стала поворотной точкой в ее биографии.

    После исполнения роли Кармен Архипову пригласили в труппу Малого оперного театра в Ленинграде. Однако до Ленинграда она так и не добралась, поскольку одновременно получила приказ о переводе в труппу Большого театра. Ее заметил главный дирижер театра А.Мелик-Пашаев. Он работал над обновлением постановки оперы «Кармен» и нуждался в новой исполнительнице.

    1 апреля 1956 года состоялся дебют певицы на сцене Большого театра в «Кармен». На сцене Большого театра Архипова проработала сорок лет и выступила практически во всех партиях классического репертуара. В первые годы работы ее наставником был Мелик-Пашаев, а затем — известный оперный режиссер В.Небольсин. После триумфальной премьеры в Москве Архипову пригласили в Варшавскую оперу, и с этого времени начинается ее известность на мировой оперной сцене.



    В 1959 году Архипова была партнершей известного певца Марио Дель Монако, приглашенного в Москву для исполнения роли Хозе. После спектакля известный артист, в свою очередь, пригласил Архипову участвовать в постановках этой оперы в Неаполе и Риме. Архипова стала первой русской певицей, вошедшей в зарубежные оперные труппы. «Ирина Архипова, — говорил ее итальянский коллега, — именно такая Кармен, какой я вижу этот образ, яркая, сильная, цельная, далекая от какого-либо налета вульгарности и пошлости, человечная. У Ирины Архиповой есть и темперамент, и тонкая сценическая интуиция, и обаятельная внешность, и, конечно, отличный голос — меццо-сопрано широкого диапазона, которым она в совершенстве владеет. Она — замечательная партнерша. Ее содержательная, эмоциональная актерская игра, ее правдивая, выразительная передача всей глубины образа Кармен давали мне как исполнителю роли Хозе все, что было нужно для жизни моего героя на сцене. Она — по-настоящему большая актриса. Психологическая правда поведения и чувств ее героини, органически соединенная с музыкой и пением, проходя через ее индивидуальность, заполняет все ее существо».





    В Италию Архипову направили не одну, а в сопровождении переводчика — преподавателя итальянского языка Ю.Волкова. Видимо, чиновники боялись, что Архипова останется в Италии. Через несколько месяцев Волков стал мужем Архиповой. С этого момента певческая судьба Архиповой круто пошла в гору. Она работала в театре, побеждала на конкурсах, пела в Кремле и в результате приказом Минкульта СССР была переведена в Большой театр. Роль Кармен, принесла Архиповой всесоюзную славу. Триумф этих выступлений положил начало ее блистательной международной карьере, она была признана лучшей в мире Кармен.

    «Голос Архиповой технически отточен до совершенства. Он поразительно ровно звучит от крайней низкой до самой верхней ноты. Идеальная вокальная позиция придает ему несравненный металлический блеск, который помогает даже фразам, спетым пианиссимо, нестись над бушующим оркестром» - писала финская газета «Кансануутисет» в 1967 году.

    Ролей становилось все больше, она исполняла сложнейшие оперные партии, ее окружали на улицах, признавались в любви… Ирина Константиновна мгновенно стала главным советским оперным достоянием. Своим главным сценическим опытом певица считала выступление в Оранже дуэтом с Монтсеррат Кабалье в опере «Трубадур», отозвавшееся в газетах возгласами «Триумф Кабалье! Коронация Архиповой!».



    «Монтсеррат Кабалье и Ирина Архипова — вне всякого конкурса! Они единственные и неповторимые в своем роде. Благодаря фестивалю в Оранже нам выпало счастье видеть в «Трубадуре» сразу обеих великих богинь современной оперы, всегда встречающих восторженный прием публики» - писала французская газета «Комба» в 1972 году.

    Как и другие певцы, Архипова нередко становилась жертвой закулисных интриг. Иногда певице просто отказывали в выезде под тем предлогом, что у нее слишком много приглашений из разных стран. Так однажды, когда на имя Архиповой пришло приглашение из Англии участвовать в постановке оперы «Трубадур» на сцене театра «Ковент-Гарден», Министерство культуры ответило, что Архипова занята, и предложило прислать другую певицу. Не меньше сложностей вызывало и расширение репертуара. В частности, Архипова прославилась своим исполнением европейской духовной музыки. Однако она долго не могла включать в свой репертуар русскую духовную музыку. Лишь в конце 1980-х годов ситуация изменилась. К счастью, и эти «привходящие обстоятельства» остались в далеком прошлом.



    Вторым мужем Архиповой стал певец и режиссер Владислав Пьявко. В 1965 году он выдержал конкурс в стажерскую группу Большого театра. После двухгодичной стажировки в миланском театре «Ла Скала» Владислав Пьявко стал ведущим солистом Большого театра.

    Пять десятилетий исполнительской карьеры выдающейся певицы составляют национальную гордость России. Они включили выступления во всем ведущем оперном репертуаре меццо-сопрано в Большом театре и других театрах России, а также практически на всех ведущих сценах мира – Ла Скала и Ковент-Гарден, Метрополитен Опера и Колон.



    Закончив оперную карьеру, она продолжала выступать в концертах, пела романсы и оперные арии, а в 1986 году возглавила Всесоюзное музыкальное общество (ныне Международный союз музыкальных деятелей). Она была лауреатом всех возможных государственных премий и наград ― от Героя Социалистического Труда до российской оперной премии Casta diva. Жизнь Архиповой, фактически ровесницы века, стала отражением жизни советской и российской оперы.

    Ирина Константиновна вела как председатель жюри международный конкурс вокалистов имени М.И.Глинки, который под её руководством сложился в стройную и продуманную систему выявления, и воспитания вокальных талантов. Как президент международного союза музыкальных деятелей она занималась организацией конкурсов и музыкальных фестивалей различных жанров, представляющих публике перспективных российских музыкантов.





    В 1992 году по инициативе выдающихся деятелей российской культуры, среди которых были Георгий Свиридов и Наталия Сац, создан фонд Ирины Архиповой. Создание фонда отразило суть творческой и общественной деятельности Ирины Константиновны, сконцентрированной на музыкальном просветительстве и поддержке молодых отечественных исполнителей. Спектр интересов фонда широк и многообразен. Помимо концертной и фестивальной деятельности в Москве и регионах России, фонд осуществляет издание книг о классической музыке и вокальном искусстве, организацию мастер-классов и выставок, запись компакт-дисков.



    Всю свою жизнь без остатка Ирина Константиновна посвятила служению любимому делу, и именно поэтому она считала свою жизнь счастливой: «Я была счастлива своими родителями, своими близкими, своими друзьями, счастлива своими учителями и своими учениками. Я всю жизнь занималась любимым делом, объездила почти весь мир, встречалась со многими выдающимися личностями, имела возможность делиться с людьми тем, чем одарила меня природа, ощущать любовь и признательность своих слушателей и чувствовать, что мое искусство нужно многим. А ведь это так важно каждому из нас ― знать о своей нужности».

    Завершая свою книгу в 1996 году, Ирина Константиновна писала: «В промежутках между гастрольными поездками, которые являются непременным условием активной творческой жизни, записи очередной пластинки, вернее, компакт-диска, съемки передач на телевидении, пресс-конференции и интервью, представление певцов на концертах «Певческих биеннале. Москва — Санкт-Петербург», работа с учениками, работа в Международном союзе музыкальных деятелей… И еще работа над книгой, и еще… И…Сама удивляюсь, как при всей своей прямо-таки сумасшедшей загруженности педагогическими, организационными, общественными и другими «невокальными» делами я еще и продолжаю петь. Совсем как по тому анекдоту про портного, которого избрали царем, а он не хочет бросать свое ремесло и еще немножечко шьет по ночам…Ну вот! Опять телефонный звонок… «Что? Просят организовать мастер-класс? Когда?.. А выступить где надо?.. Как? Разве запись уже завтра?.. Музыка жизни продолжает звучать… И это прекрасно».

    Ирина Архипова скончалась 11 февраля 2010 года и была похоронена на Новодевичьем кладбище.

    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.gazeta.ru
    Материалы сайта «Википедия»
    Текст статьи «Ирина Архипова. Биография», автор А.Матусевич





    2 января 1925 года – 11 февраля 2010 года

    Похожие статьи и материалы:

    Архипова Нина (Цикл передач «Линия жизни»)


    google_1


    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!




    Информация
    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

  • Все статьи

    имя или фамилия

    Логин:

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:




    google_4
    ::
    © Разработка: Евгений Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»