"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Религия

    Мень Александр Владимирович



    Богослов и проповедник




    Александр Мень родился 22 января 1935 года в Москве. Его отец Вольф Герш-Лейбович (Владимир Георгиевич) Мень родился в Киеве, в детстве учился в еврейской религиозной школе, потом - в техническом институте, а после переезда в Москву работал инженером в Орехово-Зуеве. Мама Александра Елена Семёновна Мень (в девичестве Цуперфейн) родилась в Берне, и изучала православное вероучение в частной Харьковской гимназии. В семье Елены Семёновны очень гордились тем фактом, что ее бабушка была излечена от неизлечимой болезни самим Иоанном Кронштадтским.

    Александр рос в атмосфере любви и заботы, царившей в их семье. Мама буквально с ранних лет занималась духовным воспитанием сына, даже имя для сына было выбрано неслучайно, так как означало «защитник людей». Тетя Александра – Вера Яковлевна, у которой не было своей семьи, любила племянника как собственного сына, и сыграла немаловажную роль в становлении Александра Меня как личности. Он был удивительно способным ребёнком, рано научился читать и писать, а первыми словами, написанным им, были: «Не побеждайте злом, побеждайте добром». В своём дневнике Вера Яковлевна писала: «Почему я так люблю тебя, маленький мальчик? Наверное, потому что ты один понимаешь меня». Эта способность понимать людей – как верующих, так и атеистов – сохранилась в Александре на всю жизнь, и это качество позже отмечали все, кому довелось общаться с Менем.

    Религиозная атмосфера в семье держалась в строжайшей тайне. В 1930-е годы религия была под запретом, и иконы в доме никогда не висели открыто. Павел Мень, брат Александра, вспоминал: «У нас был специальный шкафчик с иконами, и если приходили чужие люди, этот шкафчик закрывался». В шесть лет Александр был тайно крещён вместе со своей матерью священником Катакомбной церкви отцом Серафимом. Этот человек стал первым духовным наставником юного Александра. Незадолго до своей кончины в 1942 году отец Серафим впервые исповедовал мальчика, хотя тому было только семь лет. Мень позже так описывал этот момент: «Я чувствовал себя с дедушкой так, как будто я был на небе у Бога, и в то же время он говорил со мной так просто, как мы между собой разговариваем». Уже тогда чрезвычайная набожность и духовность Александра была заметна окружающим. В это же время сотрудники НКВД арестовали его отца, как врага народа, но после года, проведённого под стражей, отец Александра был выпущен, и до конца жизни был вынужден работать вдали от семьи на Урале.



    В.Г.Мень с семьей незадолго до ареста. 1941 год.

    Когда Александру исполнилось семь лет, началась Великая Отечественная Война. Семье пришлось много раз переезжать, чтобы как-то прокормиться и уберечь детей. Тяготы и лишения того тяжёлого времени Александр переносил стойко, проявляя редкие для ребенка духовность и жертвенность. Павел - младший брат Александра, вспоминал, как мама, уходя на работу, оставляла им две миски с едой. Младший брат сначала съедал свою порцию, а потом принимался выпрашивать у старшего брата его обед, и Александр отдавал свою еду младшему брату. С самого раннего детства Александр был уникальным ребёнком. Он не играл в игрушки, зато очень рано пристрастился к чтению, и читал чрезвычайно быстро. Кроме того, Александр хорошо рисовал, лепил, интересовался историей. Став старше, Александр увлёкся биологией, у него было очень много книг по этому предмету.

    В коммунальной квартире, где жила семья Александра Меня – мама, двое мальчишек и тетя Вера – у него был свой отгороженный угол с кроватью и тумбочкой, наполненной книгами. Вечером Александр решал, чем он будет заниматься завтра, ложился спать в 9 вечера, несмотря на другие интересные занятия, а рано утром, пока все спали, он вставал и читал. Дети в то время вели жизнь очень насыщенную развлечениями и всевозможными детскими шалостями, но Александр предпочитал много читать и писать. Свою первую книгу он написал в шесть лет, она заняла несколько тетрадей и была иллюстрирована им самим. В этой книге он писал о совершенно недетских вещах, пытался выразить своё понимание «Евангелия», старался изложить его так, чтобы оно стало понятно его сверстникам, далёким от религии и не приобщённым к церкви. Первое издание его книги «Сын человеческий», которую Александр начал писать ещё в школе, вышло в 1968 году тиражом в шесть экземпляров – именно столько смогла пропечатать старенькая печатная машинка. Иллюстрировал её Александр сам, картинками, вырезанными из журналов.



    Александр Мень с мамой.

    В 12 лет он прочитал Библию и решил стать священником, а его духовная наставница матушка Мария дала своё благословление, и Александр Мень направился в духовную семинарию, где ему сообщили, что готовы принять его лишь после достижения совершеннолетия. Тогда Александр и принял решение заняться духовным самообразованием. Он по-прежнему очень много читал. Произведения Канта Александр прочитал в 13 лет, а в 15 лет на барахолке он приобрел том первопроходца русской религиозной мысли Владимира Соловьёва. Александр быстро прочел эту книгу, после он отыскал и прочел остальные книги этого писателя-философа.

    От учёбы в школе у самого Александра остались довольно мрачные воспоминания, хотя замкнутым отличником он отнюдь не был, активно участвовал в жизни класса, рисовал стенгазеты, интересовался поэзией, музыкой и живописью. В одном классе с ним учились будущие знаменитые личности - такие, как поэт Андрей Вознесенский, режиссер Андрей Тарковский и Александр Борисов, ставший позже его близким другом. Впоследствии Борисов также посвятил свою жизнь церкви, став священником.

    Поступить в университет Александру мешало происхождение, и в 1953 году Мень поступил в пушно-меховой институт в Балашихе, который в 1955 году был переведен в Иркутск. Будучи студентом, Александр продолжал изучать богословие на уровне программы духовной академии. К этому времени Менем была самостоятельно освоена программа духовной семинарии. В институте Александр сблизился с Николаем Голубцовым. Этот человек стал для Александра Меня духовным идеалом, и он выбрал Николая в духовные отцы.

    В 1955 году вместе в институтом, по приказу Хрущёва переведённому в Иркутск, Александр переехал в Сибирь. Там, параллельно с учёбой, он готовился к поступлению в духовную семинарию, прислуживал в архиерейском соборе. Собор находился напротив института, и товарищи Александра относились к его религиозности с пониманием. Позже Александр Мень рассказывал: «Вообразите себе, что бы произошло, если бы я в первый день после поступления в институт стал бы демонстративно креститься! Надо было их подвести к пониманию того, что один из них может быть верующим».

    В первый год жизни в Иркутске Александр делил крошечную квартирку с Глебом Якуниным, который впоследствии стал известным борцом за религиозную свободу, а в 1956 году Мень женился на студентке Наталии Григоренко, которая стала его спутницей и поддержкой в трудные времена на всю жизнь.

    В 1958 году Александр успешно сдавал экзамены в институте, но на экзамене по марксизму-ленинизму его спросили: «А вы верующий?». Мень ответил утвердительно, и в ответ услышал: «Тогда вы вообще не можете быть даже допущены до сдачи экзамена!». Несмотря на уверения Меня, что он готов и знает материал, преподаватель поставил ему «неуд» и Александр был отчислен из института. Отчисление вначале расстроило Меня, так как он рассчитывал не меньше трёх лет проработать по специальности, прежде чем стать священником. Но судьба распорядилась иначе, и уже через месяц после отчисления 1 июня 1958 года Александр был рукоположен в сан диакона. Сразу после рукоположения он был направлен в храм возле станции Одинцово под Москвой, где вместе с женой и годовалой дочкой жил в обветшалом доме на нищенскую зарплату. Верующих там было крайне мало, народ был далёк от религии, продолжал бояться веровать, а настоятель церкви, бывший бухгалтер, считал главным в своей деятельности скрупулёзное исполнение Устава. Именно в это время Александр Мень начал вести серию бесед о жизни Христа, параллельно заочно учился в Ленинградской духовной семинарии, а в 1960 году был рукоположен в сан священника и направлен в храм в Алабино в 50-ти километрах от Москвы, где служил вначале вторым священником, а через год заменил настоятеля храма. На тот момент храм был в ужасающем состоянии, с плохой живописью, и семье священника пришлось ютиться в доме возле храма. К тому моменту у Александра родился сын. Александр Мень разработал программу восстановления храма, его умение договариваться с людьми пригодилось в тот момент, как никогда. Для реставрации храма требовались деньги, дать которые мог только исполком, а в то время отношение к церкви заботой не отличалось. Но Мень сделал почти невозможное - приход и поселковый совет мирно соседствовали, храм понемногу восстанавливался, а отец Александр в свободное время писал книги и статьи.



    Именно в это время о новом священнике стало известно далеко за пределами его прихода, люди приезжали со всех концов Москвы, из других городов, а то и из-за границы, чтобы послушать субботние беседы Александра Меня. Но не все могли приехать и послушать священника лично, и тогда его проповеди начали записываться на плёнку. Также в рукописном виде они переходили из рук в руки.

    Постепенно его субботние проповеди начинало посещать всё больше людей. Некоторые из них становились друзьями Меня на всю жизнь. Так, из группы сплотившихся вокруг отца Александра людей сформировалась маленькая община активных христиан, был создан кружок молодых священников Москвы и окрестностей. Те, кто входил в него, так же пылко, как их наставник, Александр Мень, желали обновления церкви. Именно он первый предложил регулярно встречаться, обмениваться опытом священника, совершенствовать своё богословское образование и вместе пытаться решить проблемы, то и дело встающие во время исполнения деятельности священнослужителей. В ноябре 1965 два члена этого кружка – Г.Якунин и Н.Эшлиман написали два письма, одно патриарху Алексию I, второе – председателю Президиума Верховного Совета СССР. Оба письма описывали многочисленные случаи вмешательства государства в дела церкви и вызвали большой резонанс, в том числе за границей. Авторство их приписывали именно Александру Меню, чем, помимо всплеска популярности, он невольно навлек на себя недовольство властей.



    Мень становился известен, его узнавали в электричках, на которых он ездил в Москву и обратно. Он продолжал заниматься самообразованием. Будучи опытным проповедником, изучившим риторику и умеющим прекрасно владеть вниманием слушателей, он всё равно составлял планы проповедей.

    Александр Мень общался не только с прихожанами и верующими, но и с представителями исполкома, с воинствующими атеистами. Он умел находить общий язык со всеми. Брат Александра Меня, Павел, вспоминал такой случай: «Однажды попросили его отпеть умершего на дому, а это было запрещено. И тогда он попросил принести справку из исполкома, справку принесли, со временем у него справок накопилось больше двухсот. И когда кто-то прознал, что он отпевает на дому, его строго спросили, почему он нарушает запрет, Александр ответил, что у него есть справки из исполкома …».

    Александр Мень поражал окружающих своей энергией, работоспособностью и жизнелюбием. Несмотря на свою загруженность, он никогда не забывал о семье, и старался свободное время посвящать детям – сыну Михаилу и дочери Елене. Из воспоминаний сына Михаила: «Отец был очень тонким воспитателем, хотя мы с сестрой Еленой понимали, что отец наш этакая интеллектуальная глыба – он был очень образованным во многих областях, он нас никогда не подавлял своим авторитетом, своим мнением. Он умел аккуратно подводить нас к определённым выводам, давал почитать ту или иную книгу, когда мы чем-то интересовались. И когда мы делали эти выводы, тогда он уже комментировал их какими-то случаями из жизни». Даже когда его дети были совсем маленькими, Александр Мень разговаривал с ними, как с взрослыми. Он сознательно выбрал такой путь общения, с юного возраста поясняя детям, как обстояли дела в стране с религией и властью.



    Протоиерей Александр Мень стал первым священнослужителем, выступившим на телевидении с проповедью о Евангелии. Его популярность быстро росла, в храм к Меню приходило много молодых людей. Перед первым телевизионным выступлением Александра Меня предупредили: «Говорите, что угодно, только не произносите слово «Бог». И он, ни разу не произнеся это слово, смог завладеть вниманием слушателей.



    Александр Мень обладал способностью влиять на людей. Это не нравилось представителям власти, и тогда начались нападки на него. Меня пытались провоцировать, обвиняя в продвижении западной идеологи, и подрыве влияния Советской власти. Причиной новой волны недовольства стало издание за границей книги Меня «Сын человеческий». Когда Александр Мень впервые увидел свою книгу изданной, то был очень удивлён и обрадован. В 1969 году была издана его книга «Небо и земля», посвященная православной литургии. Сам Мень тем временем приступил к новому большому труду - он задумал написать большую историю религии человечества в шести томах под названием «В поисках Пути, Истины и Жизни». Этой идеей он вдохновился после прочтения трудов Владимира Соловьёва. В конце 1960-х годов Александр Мень завершил работу над первыми пятью томами, и в 1970-х годах они были изданы в Брюсселе. В те же годы он написал путеводитель по Библии «Как читать Библию», изданный в 1981 году. Последней большой литературной работой, которую Мень успел написать, был семитомный словарь по библиологии. Александр Мень не забыл и о детях, для них им был написан иллюстрированный альбом «Откуда появилось всё это?», изданный в Италии. Но при жизни Меня ни одна его книга так и не была издана в России. Всего были напечатаны девять его книг, и он никогда не брал гонорар за их издание.

    В 1964 году Александра вызвал к себе Уполномоченный Совета по делам Православной Церкви по Московской области и приказал покинуть Алабино, после чего Александр Мень нашел себе место второго священника в Тарасовке, к северу от Москвы. В 1970 году священник из соседнего с Тарасовкой прихода предложил Александру Меню поменяться с ним местами. В Новой Деревне Александр Мень служил почти всё время вторым священником, и лишь в 1989 году он был назначен настоятелем. Сам он поселился с семьёй в Семхозе, в небольшом доме с садом. Двери его дома были всегда открыты для всех желающих. Туда могли прийти все желающие, многие из них вспоминали, что в доме Александра Меня не было лишних вещей, всё было просто, но создавалось удивительное ощущение тепла, света и любви. Гости Александра Меня всегда находили покой и умиротворение.



    Несмотря на занятость, Александр Мень успевал выполнять тяжёлую домашнюю работу, работал на огороде. Он считал, что в современной семье не должно быть разделения обязанностей на мужские и женские. Если его жена Наталья Фёдоровна отсутствовала дома, то для посетителей Мень сам готовил еду. Александра Меня знали почти в каждом доме в Новой Деревне, он часто ходил по домам, причащал, соборовал и освящал дома. Рядом с церковью стоял деревянный домик, где находился кабинет Александра Меня. Там стоял диванчик, на котором можно было поспать. Именно в этом домике он принимал посетителей, там тайно крестил и детей, и взрослых, так как открыто креститься в церкви тогда было чревато неприятностями.

    Александр Мень не отказывал в помощи никому. Если кто-то боялся быть замеченным в Новой Деревне, он встречался с верующими на квартирах друзей и знакомых. Всем обращавшимся Александр Мень оказывал помощь и духовную, и моральную, и даже материальную. Он не оставлял тех, кто к нему обращался, и тех, кого он крестил. Впоследствии он сам причащал, освящал дом, давал советы. Деньги он всегда оставлял незаметно, стараясь просто положить на стол, часто из своего портфеля доставал маленькие подарки.



    Тем временем власть заинтересовалась деятельностью Меня. Начались обыски, вызовы в соответствующие органы и травля в советской прессе, но Александр Мень думал не о себе, а о том, что за ним стоит многочисленная паства, которую он не мог оставить без своей поддержки. Это были очень тяжёлые времена для Меня. От тюрьмы в 1990 году его спасло лишь заступничество митрополита.

    В 1988 году началось изменение советской политики по отношении к религии, и Александру Меню был разрешен выезд в Польшу, куда его давно приглашали православные друзья.

    Первая публичная, открытая лекция Меня состоялась во Дворце культуры Московского института стали и сплавов 11 мая 1988 года. Там Мень впервые читал лекцию перед полным залом преподавателей и студентов. По телевидению все чаще показывались фрагменты выступлений Александра Меня. Однажды его спросили, как он относится к перестройке. Он ответил, что положительно, ведь: «Пока охотники охотятся друг на друга, зайчик может попрыгать на свободе». Осенью Александр Мень начал читать курс лекций в одном из клубов Москвы на Красной Пресне на тему «Христианство, история, культура», а 19 октября Мень был приглашен в школу № 67 для беседы со школьниками, о чем было написано в газете «Известия». С того времени и без того напряжённый график Александра Меня стал еще более насыщенным. Несколько раз он читал лекции в присутствии воинствующих атеистов, однажды во время выступления в зале был поднят плакат: «Дело Ленина будет жить в веках!». Тем не менее, последователей у Александра Меня становилось всё больше, и в период «оттепели» с 1989-го по 1990-й годы он написал более тридцати статей в прессе.



    Александр Солженицын, Александр Мень и художник Юрий Титов.

    Родные и друзья переживали за Меня и просили его немного передохнуть, взять отпуск. Зачастую бывало, что Мень после дневной службы ездил в разные районы Москвы на лекции и выступления. В Москву он обычно ездил на электричке, машины у него никогда не было. На все предложения отдохнуть, взять более спокойный ритм, он неизменно отвечал, что времени осталось мало, что нужно многое успеть. В одном из писем другу он написал: «А теперь, подобно сеятелю из притчи, я получил уникальную возможность разбрасывать семена. Да, большая часть их упадёт на каменистую почву, всходов не будет … Но если после моего выступления пробудится хоть несколько человек, пусть даже один, разве это мало? Знаете, такое ощущение, что вскоре всё кончится, по крайней мере, для меня …». Александр Мень чувствовал, что у него всегда была невидимая связь с тем, кто вёл его по жизни, кто хранил его все эти годы. С тем, чьё Слово он проповедовал всю жизнь, несмотря на трудности.



    9 сентября 1990 года рано утром Александр Мень отправился совершать литургию в небольшую церковь в деревню в тридцати километрах от его дома. Чуть позже его жена, оставшаяся дома, открыв окно, услышала стоны. Выбежав в сад, она увидела там мужчину, лежавшего в луже крови. Не решаясь посмотреть на раненого, она вызвал «скорую помощь» и милицию. Позднее нашлись свидетели, видевшие, как Александр Мень добирался домой с кровавой раной на затылке. Он умер от потери крови после удара топором по затылку, и многие были уверены, что это преступление было заказным убийством. На следующий день после его смерти на радио и телевидения прекратились трансляции записей его выступлений. После того, как газета «Известия» написала о смерти Александра Меня, в редакцию стали звонить, угрожая автору статьи.

    После убийства Александра Меня милиция завела дело, но убийца Александра Меня так и не был найден. Лишь после его смерти правительство оценило значение деятельности Александра Меня для страны, стали издаваться его книги.

    Александр Мень был похоронен в Московской области, Пушкинском районе, в Новой Деревне.



    Об Александре Мене была подготовлена телевизионная передача из цикла «Острова».





    Текст подготовила Ирина Неволина

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.alexandrmen.ru
    Материалы сайта www.people.su
    Материалы сайта «Википедия»





    22 января 1935 года – 9 сентября 1990 года

    Похожие статьи и материалы:

    Мень Александр (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Мень Александр (Цикл передач «Острова»)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»