"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Актёры

    Гринько Николай Григорьевич



    Народный артист УССР (1973, первый среди украинских киноактеров)




    Николай Гринько родился 22 мая 1920 года в Херсоне в актерской семье. Его родители играли в труппе Рабоче-крестьянского передвижного театра. Мальчик с детства решил, что он тоже обязательно станет актёром.

    Когда началась война, Николай служил стрелком-радистом на бомбардировщиках дальнего действия и был комсоргом полка. После войны Николай Гринько работал на эстраде. Был конферансье, пел куплеты, развлекал публику эксцентричными номерами. Его рост в 2 метра во многом определял и характер эстрадных номеров. Как-то он вышел на сцену в образе «белой лебеди» из «Лебединого озера». И когда, встав на пуанты, стыдливо одернул пачку и начал танцевать, публика захохотала. Но была в зале одна зрительница, которая не смеялась. Миниатюрная красивая турчанка, скрипачка из оркестра «Днiпро» Айше Чулак-Оглы смотрела на «двухметровую лебедь» и не могла сдержать слез. Она… влюбилась. С первого взгляда и на всю жизнь. Рост у Айше был всего 155 сантиметров. Но разница в росте им не мешала, о ней они просто никогда не вспоминали. Счастье их продлится 30 лет. И когда позже они однажды померялись, то оказалось, что у нее вместо 155 - 158, а у него вместо 198 - 195.

    Айше рассказывала: «Коля тоже очень давно, до нашего знакомства учился играть на скрипке... Без нашей общей любви к музыке ничего бы не было. Мы работали вместе в симфо-джазовом ансамбле «Днепр». Гринько переманили туда из Запорожского театра имени Щорса на должность конферансье, а я играла соло на скрипке. После концертов, когда меня никто не мог видеть, садилась за фортепиано и вспоминала любимые произведения Вебера, Рахманинова, Шопена, Грига. Однажды музицировала в темной комнате, не зная, что Коля меня слушает. Он молча подошел, молча прижал к себе. Тот вечер, обвенчанный музыкой, расцвел зарей нашего супружества. Для того чтобы ездить с Колей на гастроли, я, оканчивая пятый курс, ушла из консерватории. Диплом так и не получила. Спустя много лет мой профессор Виктор Маркович Гольфельд, педагогические надежды которого я бессовестно обманула, неожиданно меня поддержал: «Ты правильно сделала. Люби! Он достоин твоих поступков!».

    После окончания войны Николай Гринько осуществил свою мечту. Начиная с 1946 года он работал сначала помощником режиссёра, а затем актёром в драматических театрах Запорожья и Ужгорода. С 1955 года Николай Гринько стал актёром и художественным руководителем Киевского эстрадного оркестра «Днiпро». Постепенно режиссеры начинали предлагать Николаю ведущие роли.

    В кино Николай Гринько дебютировал в 1951 году в небольшой роли Бунтаря в историко-биографическом фильме Игоря Савченко «Тарас Шевченко». Однако в последующие десять лет он практически не снимался. Первой по-настоящему серьезной работой актера стала роль солдата-союзника в драме Александра Алова и Владимира Наумова «Мир входящему» в 1961 году. В этом фильме Гринько сыграл роль американского шофера, который на «Студебекере» возил по дорогам войны и американцев, и русских. В СССР эту картину сначала резали и сокращали, и даже хотели задвинуть на полку. Но усилиями Сергея Герасимова фильм прорвался на фестиваль в Венеции. Американцы проспорили ящик коньяка, утверждая, что шофера играет настоящий американец. Картина получила кроме «Золотого льва» и еще один приз. Неожиданный. Американская автофирма решила: «За рекламу автомобиля «Студебекер» актеру, проведшему ее по дорогам войны в киноленте, вручить автомобиль»! Но машину получил кто-то другой. До Гринько она не доехала.

    С 1963 года Николай Гринько стал актёром киностудии имени Довженко, и начиная с 1964 года полностью переключился только на работу в кино. Однако его снимали очень мало. Он снялся в кинопоэме «Тени забытых предков», героической драме «Гибель эскадры» и комедии «Стежки-дорожки». Однако в этих фильмах ему не предложили ни одной главной роли.

    Основные работы актера были сыграны на «Мосфильме». Его героями были партизаны и крестьяне, начальники и подчинённые, русские и иностранцы, ученые, монахи, учителя, отцы и деды. «Будучи по природе человеком мягким, застенчивым, немного замкнутым, Гринько способен к самым неожиданным метаморфозам. Если работа его захватывает, актёр мгновенно преображается», - говорил о нём режиссёр Геннадий Полока.



    Гринько стали приглашать сниматься в Болгарию, Чехословакию, Германию, Норвегию. Случалось, он за сутки успевал отсняться в трех-четырех картинах.

    Самой неожиданной работой Николая Гринько стала роль Антона Павловича Чехова в картине Сергея Юткевича «Сюжет для небольшого рассказа». В основе фильма была история создания пьесы «Чайка» и ее трагического провала на сцене Александринского театра.



    Писатель и актер были похожи внешне и внутренне настолько, что когда Юрию Яковлеву показали фотографии Гринько и Чехова и попросили определить, кто есть кто, он уверенно указал на фото Николая Григорьевича и сказал, что это Чехов. Даже рост у актера был подходящим для этой роли. Своей жене Гринько потом признавался, что несколько лет не мог выйти из образа Чехова.

    1960-е и 1970-е годы стали временем творческого расцвета Николая Гринько. Сама атмосфера в кинематографе способствовала этому. Позже начался застой, и остались редкие, но значительные роли у мастеров и множество эпизодических ролей в малоизвестных картинах. На помощь пришла еще одна грань актерского дарования Гринько: огромное чувство юмора, любовь к импровизации и отличная, почти балетная пластика. Все это как нельзя более подходило к ролям в детском кино. Его друг Ролан Быков, с которым Гринько играл еще в «Андрее Рублеве», пригласил друга в 1975 году на постановку «Автомобиль, скрипка и собака Клякса». Быков говорил о Гринько: «Работать и играть с ним - огромная радость».

    То же самое мог сказать и режиссер Леонид Нечаев, который в том же 1975 году выпустил знаменитый фильм «Приключения Буратино». Гринько превосходно умел перевоплощаться. Он также сыграл в 1979 году профессора Громова в «Приключениях Электроника» - фильме, который очень любят смотреть дети и сегодня. Его герои - мудрые, добрые, строгие и умеющие рассмешить - воспитывают в зрителе терпение, взаимопонимание и справедливость.



    Среди других фильмов тех лет: комедия «Афоня» (Егор Лещёв), приключенческий фильм «Пропавшая экспедиция» (Смелков), военная драма «Двадцать дней без войны» (Вячеслав), новелла «Сто грамм» для храбрости» (Никитин).



    Айше рассказывала: «Однажды после тяжелого гастрольного турне Гринька собрал рюкзак с твердым намерением совершить рыбачий рейс. Местом этого «исторического» мероприятия был избран почему-то Канев. Накануне вечером раздался звонок в дверь. На пороге стоял Георгий Натансон, которому один начинающий режиссер велел «без Гринько не возвращаться». «А где будет снимать ваш начинающий режиссер?» - «В Каневе»... Начинающим режиссером был Андрей Тарковский. Через год на премьере «Иванова детства» Коля все сокрушался, что к съемкам отнесся несерьезно - рыбачил и по команде «стоп-камера» бегал проверять «закидушки». В процессе общения выяснилось, что и Андрей учился игре на скрипке. Иногда спрашивал меня, какую музыку подобрать к тому или иному эпизоду... Видимо, он все-таки нуждался в умном взгляде со стороны. Хотя в творчестве всегда точно знал, чего хочет. Мне нравилась его профессиональная уверенность, и когда с Колей у Андрея возникали разногласия, я принимала сторону Андрея. И мне удавалось переубедить Гриню».

    У Андрея Тарковского Гринько сыграл во всех снятых режиссером в СССР фильмах. В 1966 году был снят легендарный фильм «Андрей Рублев», собравший большое число призов на различных международных фестивалях и включенный в список 100 лучших фильмов в истории кино. В этой картине Гринько исполнил одну из главных ролей – Даниила Черного.



    Затем были сняты фантастический фильм по одноименному роману Станислава Лема «Солярис» (отец Криса) и автобиографическая картина «Зеркало».

    Все герои Гринько - люди бесконечно добрые и мягкие, они потрясали зрителя глубиной и достоверностью, являя собой олицетворение терпеливости и благородства. Не случайно Анатолий Солоницын, игравший Рублева, в шутку прозвал старшего коллегу «батька Гринько», а сам Тарковский признавался, что Гринько – его любимый актер.

    «Я не люблю актеров, играющих в каждом фильме себя. Я люблю актеров, которые стараются уйти подальше от собственного «я» и войти глубоко в суть образа», - говорил сам Гринько. Его талант требовал работы в фильмах, где главным принципом были глубина, сила выразительности при внешней сдержанности.



    Актер довольно быстро привык к требовательности и необычным методам работы Тарковского, отзываясь о них с уважением: «Ничего лишнего, мешающего, не работающего на общую задачу». Герои Тарковского - одинокие художники, страдающие от несовершенства мира и находящие опору в воспоминаниях о детстве, в мечтах о доме, который у режиссера приобретает смысл мироздания в миниатюре.

    Одной из самых сильных работ Николая Гринько у Андрея Тарковского стала роль Профессора в фантастической притче «Сталкер». Его герой, олицетворяющий в фильме науку, и Писатель в исполнении Анатолия Солоницына, олицетворяющий культуру, бегут из дичающего мира. Писатель - от опустошенности, творческого бессилия, бессмысленности существования, Профессор - в незнакомое пространство, таящее для него научный интерес. В зоне начинается долгий диалог, проясняющего причины безверия, истоки процесса, приведшего к концу света.



    Входя в Зону, герои оказываются заложниками игры, искусственного эксперимента. Умозрение, схоластика споров съедает живое: на пороге таинственной и разоблачающей комнаты герои останавливаются, не решаясь войти внутрь. Они боятся себя больше своего безверия. Они хотят продолжать жить, как если бы не совершали своего мучительного путешествия…

    Гринько безмерно уважал Тарковского. Только актера иногда задевало, что режиссер редко делал так, как предлагал Николай Григорьевич. Если Тарковский за что-то хвалил, то Гринько очень этим дорожил. Это уважение было взаимным. Для Тарковского Гринько был своего рода оберегом.



    Айше Гринько вспоминала: «Андрей просто хотел делать свои фильмы, как хочет. Тарковский не любил, когда артисты добавляют актерства на съемочной площадке. Вообще с Андреем Тарковским было нелегко дружить. Кстати, знаменитый режиссер всегда говорил, что Гринько чем-то напоминает его отца. Хотя я думаю, что на папу Андрея больше был похож Олег Янковский».

    Почти за сорок лет в кино выдающийся актер снялся более чем в ста фильмах, играя у великих режиссеров – Андрея Тарковского, Сергея Параджанова, Александра Алова и Владимира Наумова, Сергея Бондарчука, Александра Зархи, Ролана Быкова, Владимира Бортко, Алексея Германа, Динары Асановой… Роли, сыгранные им в этих картинах, вошли в золотой фонд отечественного и мирового кино.

    Несмотря на мировое признание, на родной киностудии ему не дали сыграть ни одной главной роли. Сыграв в 180 фильмах, будучи востребованным в России и Европе, актер страдал оттого, что с ростом популярности в мире его просто перестали замечать в своем отечестве. Тогда он решил, что дома может что-то получиться, если делать фильмы самому. Начал писать сценарий к «Украденному счастью» по Ивану Франко. Мечтал о роли Миколи Задорожного, писал ее на себя. С ним хитрили и студия, и Госкино УССР, тянули резину, не говорили ни «да» ни «нет». Он ждал. Но когда прошло шесть лет ожидания, Гринько сказал: «Все. Поезд ушел. Микола тоже остается во мне. Жаль. Я бы хорошо это сделал». Его попытались утешить - на данном этапе Украине нужна комедия. Гринько написал еще один сценарий – «Сеньор Марио пишет комедию» по пьесе Альдо Николаи. Итальянский драматург дал согласие, в Госкино Гринько поздравили и разрешили набирать актерский ансамбль. Но вдруг Госкино УССР решило: национальной студии нужна и комедия на национальной основе... Больше в украинское кино Николай Гринько не пытался пробиться. На студии его любили, поэтому, в обход начальства некоторые режиссеры утверждали на небольшие, эпизодические роли.

    Когда студия «Грузия-фильм» пригласила его пройти пробы на роль Дон Кихота, он обрадовался. Казалось, давнишняя мечта сыграть Рыцаря печального образа вот-вот станет явью. Павильон на «Грузия-фильме» напоминал зрительный зал. Собравшиеся стояли, сидели друг у друга на головах - ждали «того, самого знаменитого»... Неделю шли пробы, и неделю зал был полон. Когда Гринько выходил из гримуборной, люди встречали его в длинном коридоре, и он шел сквозь восторженный шепот и аплодисменты. Радовался: «По-моему, получилось!» Ему сказали: ждать решения. Ждал. Упрямо и с надеждой. Но вестей из Грузии не было. Когда он попросил отдать ему снятую пробу – ее не отдали. Николай Григорьевич слег. Это была настоящая драма для него, пережить которую он так и не смог. Фильм в Грузии сняли с другим Дон Кихотом.

    Айше рассказывала: «Делая людям добро, Николай забывал о нем. По отношению ко мне этот человек был действительно рыцарем, всегда красиво ухаживал за мной, - вспоминает Айше Гринько. - Если кто-то из поклонников дарил Николаю цветы, то уже за кулисами он отдавал их мне. Мой супруг отличался застенчивостью, к тому же Гринько никогда не лгал людям».

    Николай Гринько умер 10 апреля 1989 года от лейкемии. Его жена Айше продала все драгоценности, которые у неё были, чтобы поставить ему надгробный памятник на Байковом кладбище. Оставила только два кольца: подарок мужа и подарок отца.



    Леонид Филатов подготовил о Николае Гринько передачу из цикла «Чтобы помнили».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.kinoexpert.ru
    Материалы сайта www.rusactors.ru
    Материалы сайта www.tvkultura.ru
    Материалы сайта www.happywoman.com.ua
    Текст статьи «Его называли «талисманом Тарковского», автор О.Вергелис
    Текст интервью «Дон Кихот и его прекрасная дама», автор С. Короткова
    Текст статьи «Папе Карло в мае исполнилось бы 80 лет», автор О.Трофимова
    Текст статьи «Рыцарь в белом», автор О.Храбрых


    ГЛАВА ИЗ КНИГИ АЙШЕ ГРИНЬКО.



    НАЧАЛО.

    Усталость — липкая спутница артистов. Приехав домой из гастрольного турне, решили во что бы то ни стало отдохнуть на реке, надышаться, насытиться тишиной и покоем Днепра.

    Коля был хорошим рыбаком, но «ловил» рыбу, в основном, в комнате: разматывал леску, наматывая ее на несметное количество катушек, ремонтировал спиннинги. Вот и решили: рюкзак — и в Канев. Он едет с другом, я приезжаю попозже. Все было готово — на рассвете рыбачий рейс.

    В 11 часов вечера раздался звонок. Коля открыл незнакомому, но очень симпатичному человеку. Это был режиссер «Мосфильма» Георгий Натансон, посланный молодым, еще только начинающим режиссером Андреем Тарковским на поиски Гринько. «Без него не возвращайтесь», — велел упрямо.

    Натансон добился своего без особого труда: «Иваново детство» снималось в Каневе, съемочная группа занимала почти всю шикарную, только что выстроенную гостиницу, ансамбль актеров был очень интересен, да и рыбалке обещано время.

    Коля уехал, через неделю я получила от него телеграмму: «Делай с собой, что хочешь, надевай, что хочешь, — приезжай красивой».

    Чувство юмора мне изменило — я забеспокоилась, не совсем понимая, что именно должна делать, обругала все зеркала, махнула рукой и, уже мчась «ракетой» по Днепру, волнуясь, ждала объяснений, но больше — самой встречи на берегу.

    Берег. Ночь. Чемоданы — «Надевай, что хочешь» — и... никого!

    Минуты растерянности сменяются недоумением — из рук забирает чемоданы очень высокий красивый полковник. «Коля», — не сразу узнаю его. «Прямо со съемки, не успев переодеться», — начинаю понимать. «Он очень ждал», — чувствую... Вот и все, что нужно, чтобы сразу похорошеть.

    Потом он объяснил мне хвастливый мужской спор в группе: кто из жен, собравшихся в Каневе, красивее всех. Итог был подведен к концу съемок. Нам, женщинам, дали отдохнуть, загореть и блеснуть на прощальном банкете.

    Съемки «Ивана...» шли вдохновенно, но Гриня отнесся к этой работе несерьезно: он рыбачил! Стоило только прозвучать словам «стоп-камера», как он, увлекая за собой Зубкова и Крылова, уже бежал проверять «закидушки». А через год, на премьере фильма все повторял: «Ох, дурень, ох, дурак, как же я мог проглядеть такое начало!»

    Мы часто собирались у Тарковского в гостиничном «люксе». Актеры репетировали, а я наблюдала, прислушивалась. В объяснениях задач, цели Андрей был категоричен, умен и предельно прост, хотя сначала казалось — заумно... Он точно знал, чего хотел, и уже тогда никому не давал увести себя с намеченных акцентов построения картины, роли. Много позже, при огромном уважении к Гринько и зная его тягу к импровизации, он тактично, всем своим существом отстаивая свое, не давал ему возможности варианта. Коля огорчался, а меня это восхищало в Андрее.

    Боясь даже чем-то малым помешать, я взглядом изучала эстетику живых натюрмортов в комнатах его номера. Охапки листьев, ветвей, полевых цветов. Букеты — что и двумя руками не объять, или оголенная ветка, да и на ней «лишний» лист срезан...

    Мы с Андеем однолетки. Тогда я только угадывала его огромное видение, сейчас — знаю, выстрадала — как велик наш жизненный букет в своем Начале и как одинока срезанная ветвь Конца. А он, еще совсем молодой, но зрело чувствующий глубину и звучание жизни, уже мог рассказать о них рисунком, музыкой, ритмом и — просто молчанием.

    Удивительным обогащением для меня было это знакомство, но съемки закончились, и наша молчаливая дружба на расстоянии прервалась.

    После премьеры, днями и вечерами мы с Колей уже говорили не об эстрадных конферансных репризах в концертах нашего оркестра, а об Андрее, о Кино. «Он может все, — решили, — и неистовствовать, и молиться».

    И он это делал. Неистовствовал в замыслах, как все талантливые люди, иногда бывал несносен, но и молился, молился — на экране!


    ИНТЕРВЬЮ С ЖЕНОЙ НИКОЛАЯ ГРИНЬКО – АЙШЕ.

    "ДОН-КИХОТ И ЕГО ПРЕКРАСНАЯ ДАМА"




    — Айше, как и когда Николай Гринько стал артистом?

    — Я мало знаю об этом... Мама у него — артистка Запорожского театра, отец — тоже актер, всю жизнь проработал в Черновицком театре. И Коля после войны пришел в театр. Его дядя Магар, народный артист, приглядевшись к нему, стал поручать какие-то работы, и он стал вроде бы режиссером. Но еще ребенком, когда родители одевались в гримерной, — Коля рассказывал мне, — он выходил на сцену с собачкой и читал «Бравый Славка надел лапку», обыгрывая своего четвероногого партнера. Коле было тогда приблизительно пять лет от роду, так что можно сказать, что его актерский стаж более 60 лет.

    — Николай Григорьевич настолько серьезно относился к профессии, что это уж и не профессия была, а образ жизни. Он получал радость от завершенной работы?

    — Наверное, да. Другое дело, что это было не очень видно — радость у Коли всегда была молчаливая. А может, и не было особенной какой-то радости, потому что он всегда был не до конца доволен собой. Ну, вот Чехов если... Он мне когда-то сказал: «Не могу никак выйти из образа». Годы уже прошли, а он не мог смотреть глазами Гринько. Значит, это глубоко в нем сидело: то ли сам образ, то ли состояние, которое он приобрел. Образ мыслей у него изменился.

    — Айше, я знаю, что Николай Григорьевич был в штате киностудии им.А.Довженко и украинское кино — боль не сделанного. Расскажи об этом, пожалуйста.

    — На украинских студиях он снимался не так уж мало, где-то 40 картин. Но всегда хотел сделать что-то очень украинское и что-то очень свое — ведь по происхождению он запорожский казак. Но как-то не получалось: хотел делать «Украденное счастье», написал сценарий, хотел объединить экран со сценой. А где это можно было делать? Конечно, в театре-студии киноактера. Зачинщиком этого театра был Гринько. Помню, как мы бродили по городу и выискивали помещение. Когда поделился своими идеями, их сочли преждевременными. Предложили поработать над другой темой. Так ничего и не сделали. Можно сказать, что в этом плане он всю жизнь ходил с протянутой рукой...

    — Что для Николая Гринько было заключено в понятии «профессионализм»?

    — У Коли было какое-то разительное умение перевоплощаться. Помню, с прободной язвой приехал на концерт, у него все болело. Я понимала, как ему трудно, и вдруг увидела, что он прыгает, скачет. Сцена моментально делала его другим человеком. Люди правы, когда говорят, что все оставляют за кулисами, а Гринько вообще такой был. Актерская совесть, актерский долг, забыть все, что с тобой происходит, может быть, это и есть профессионализм. Но ведь что интересно, школы-то у него не было. Значит, это шло от огромного таланта, от жизни, это было больше, намного больше, чем физическая боль. Он был абсолютным профессионалом без специального образования.

    — О том, что Айше и Николай Гринько — счастливая пара, знали все, кто хоть раз пересекался с вами по жизни. Но неужели так все было гладко, без «шипов», без «наступления на горло собственной песне»?

    Если говорить о том, от чего я отказалась... Да, я отказалась ради того, чтобы что-то приобрести. Потеряла, может быть, много, но не жалела, а приобрела еще больше. Я не потеряла музыку, она была и в наших отношениях, и в его творчестве. А уж если говорить о наших личных взаимоотношениях, думаю, что шипов, как таковых, не было. Все сглаживалось нашим бытом. То ли уютом, то ли пониманием. Было какое-то перевоплощение во что-то глубоко личное... Даже когда я его провожала в последний путь, положила письмо...





    Фильмография:

    1951 Тарас Шевченко
    1956 Есть такой парень
    1961 Мир входящему
    1962 Большая дорога
    1962 Веселые истории
    1962 Иваново детство
    1963 Стежки-дорожки
    1964 Тени забытых предков
    1965 Гибель эскадры
    1965 Мы, русский народ
    1965-67 Война и мир
    1966 Авдотья Павловна
    1966 Андрей Рублев («Страсти по Андрею»)
    1966 Скверный анекдот
    1966 Формула радуги
    1967 Тихая Одесса
    1968 Один шанс из тысячи
    1969 Золотые ворота
    1969 Опасные гастроли
    1969 Сюжет для небольшого рассказа (Лика - любовь Чехова)
    1969 Только три ночи
    1969 Я, Франциск Скорина...
    1970 Море в огне
    1970 Один из нас
    1970 Черное Солнце
    1971 Лада из Страны Берендеев
    1971 Последнее дело комиссара Берлаха
    1971 Рудобельская республика
    1971 Стальное колечко
    1972 Ночной мотоциклист
    1972 Солярис
    1973 Встречи и расставания
    1973 Города и годы
    1973 Каждый вечер после работы
    1973 Ни пуха, ни пера
    1973 Ринг
    1973 Эффект Ромашкина
    1974 Автомобиль, скрипка и собака Клякса
    1974 Весенние перевертыши
    1974 Зеркало
    1974 Не болит голова у дятла
    1974 Под каменным небом
    1974 Приключения в городе, которого нет
    1974 Романс о влюбленных
    1974 Скворец и лира
    1975 Афоня
    1975 Полковник в отставке
    1975 Приключения Буратино
    1975 Пропавшая экспедиция
    1975 У самого Черного моря
    1976 Аты-баты, шли солдаты...
    1976 Двадцать дней без войны
    1976 Дума о Ковпаке (Фильм 3-й, «Карпаты, Карпаты...»)
    1976 Сто грамм для храбрости...
    1976 Такая она, игра
    1976 Эквилибрист
    1977 Кто поедет в Трускавец
    1978 Море
    1978 Огонь в глубине дерева
    1978 Подпольный Обком действует
    1978 Пока безумствует мечта
    1978 Случайные пассажиры
    1978 У меня все нормально
    1979 Последняя охота
    1979 Приключения Электроника
    1979 Сталкер
    1979 Телохранитель
    1980 В начале славных дел
    1980 Второе рождение
    1980 Гражданин Лешка
    1980 Два долгих гудка в тумане
    1980 Депутатский час
    1980 От Буга до Вислы
    1980 Соло
    1980 Тегеран-43 (Телевариант «Покушение»)
    1980 Ты должен жить
    1980 Юность Петра
    1981 Будьте моим мужем...
    1981 О тебе
    1981 Ожидание полковника Шалыгина
    1981 Оленья охота
    1981 Остаюсь с вами
    1981 Последний гейм
    1981 Приказ: огонь не открывать
    1981 Тайна, известная всем
    1981 Ярослав Мудрый
    1982 За старым забором
    1982 Пространство для маневра
    1983 Здесь твой фронт
    1983 Миргород и его обитатели
    1983 Счастье Никифора Бубнова
    1984 Без права на провал
    1984 Идущий следом
    1984 Неизвестный солдат
    1984 Обвинение
    1984 Ускорение
    1985 Грубая посадка
    1985 На крутизне
    1985 Пароль знали двое
    1985 Прыжок
    1985 Сестра моя Люся
    1986 Жалоба
    1986 Миллион в брачной корзине
    1986 Обвиняется свадьба
    1986 Певучая Россия
    1986 Счастлив, кто любил...
    1987 В Крыму не всегда лето
    1987 Выйти из леса на поляну
    1987 Единожды солгав
    1987 Смысл жизни
    1988 Предлагаю руку и сердце





    22 мая 1920 года – 10 апреля 1989 года

    Похожие статьи и материалы:

    Гринько Николай (Цикл передач «Чтобы помнили»)
    Гринько Николай (Цикл передач «Человек в кадре»)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»