"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Спорт | Борьба

    Поддубный Иван Максимович



    Заслуженный артист РСФСР (1939)
    Заслуженный мастер спорта СССР (1945)





    Имя борца Ивана Поддубного, не исчезавшее с афиш около полувека, получило широкую известность во всем мире. В русской периодике Ивана Поддубного часто называли «русским богатырем», однако в действительности Поддубные были запорожскими казаками. Их предки сражались в войсках Ивана Грозного, защищая Русь от татар, а при Петре Первом бились со шведами под Полтавой. В своей повести «Князь Серебряный» Алексей Толстой упоминал о Федоре Поддубном, как о мужчине сухощавого телосложения «с множеством рубцов на лице».

    Выдающийся спортсмен родился 8 октября 1871 года в бывшей Полтавской губернии в селе Красеновка Золотоношского уезда (ныне Черкасская область). Иван был первенцем, и после его рождения у четы Поддубных появились еще трое сыновей и трое дочерей.

    Отец Ивана Поддубного - Максим Иванович имел свое небольшое хозяйство в Красенивке и обладал колоссальной физической силой: он мог один без особых усилий поднимать и переносить мешки с зерном в пять пудов веса. Односельчане Поддубных вспоминали, что однажды на ярмарке Максим Иванович купил чугунное основание к телеге, которое по-другому называлось «ход». Его необходимо было забросить на телегу, но помощников рядом не оказалось, и Максим решил сделать все самостоятельно. Он взял два бревна и положил их таким образом, чтобы один конец лежал на земле, а другой - на телеге, и затем стал медленно продвигать по ним «ход», как по рельсам, сдерживая перемещаемый груз всем своим телом. Но внезапно бревна разошлись, и телега покатилась вниз. Максим Иванович для того, чтобы остановить её, подставил ногу, и огромный «ход» остановился, однако нога не смогла выдержать такой огромный вес и сломалась. Не обращая на это внимания, он удерживал чугунную деталь все время, пока не прибежали на помощь люди. И даже после этого, несмотря на сломанную ногу, он сам отвез покупку домой.

    Мать Ивана Поддубного, Анна Даниловна, происходила из старинной казацкой семьи Науменко, род которых славился долголетием. По некоторым данным, дед Ивана по линии матери был солдатом, отслужил в армии 25 лет, и дожил до 120 лет.

    Рос Иван Поддубный так же, как и все крестьянские дети. В семь лет Иван пас гусей, потом коров. Вскоре он начал возить на волах зерно, с двенадцати лет работал батраком, пас овец и ходил жать хлеб к родственникам побогаче за обед и скромную оплату. Одновременно Иван помогал по хозяйству отцу, обремененному большой семьей. К 16 годам Иван обладал такой силой, что без труда мог пригнуть к земле корову, просто взяв её за рога. Богатырской силой семья Поддубных славились на всю Полтавщину. Отец Максим Иванович останавливал бричку, взявшись за колесо. Однажды они с Иваном везли в город доверху груженую зерном телегу и намертво застряли в грязи. Тогда они выпрягли волов, и встали на их место, чтобы дотащить телегу. При этом жили Поддубные не богато.

    Для Ивана отец стал и первым тренером, и первым противником. По праздникам на радость жителям деревни они боролись. Оба силача, окруженные со всех сторон тесной стеной односельчан, брали друг друга за пояса и не отпускали до тех пор, пока кто-нибудь не оказывался лежащим на лопатках. Иногда Максим Иванович, щадя самолюбие сына-подростка, великодушничал и поддавался. Но позже сам Иван Поддубный говорил, что человек, который, действительно, был сильнее его самого - это только его отец.

    В своем селе Иван впервые влюбился, но дочь зажиточного крестьянина Аленку Витяк за него не отдали, и когда Ивану исполнился 21 год, он поехал на заработки в Крым, где устроился работать грузчиком в грузовую фирму «Лавас» в одном из морских портов. Он по 14-16 часов в сутки проводил на трапах, перетаскивая грузы, при этом работал с легкостью и очень быстро. Даже бывалые грузчики удивлялись, когда он взваливал на плечи громадный ящик, что не под силу было и троим, вытягивался во весь свой рост и шагал вверх по дрожащим сходням.

    Спустя непродолжительное время слава о силе грузчика разнеслась по всем портам Крыма. Вскоре Поддубного судьба свела с двумя учениками мореходных классов Антоном Преображенским и Василием Васильевым. Они были спортсменами и истинными поклонниками тяжелой атлетики, и убедили Ивана заняться спортом, хотя он крайне скептически отнесся к тренировкам. Интерес его к спорту возрос после того, как Антон Преображенский подарил ему автобиографию знаменитого атлета Карла Абса. В ней Поддубного заинтересовало утверждение автора, что постоянными тренировками ему удалось увеличить свою природную силу втрое, и Иван начал ежедневно тренироваться, выполнял упражнения с гирями, занимался гимнастикой. Вместе с Преображенским Иван бегал, выжимал гири и выполнял гимнастические упражнения на снарядах во дворе мореходных классов. «В продолжение шести месяцев, - вспоминал Поддубный, - я сделал большие достижения в смысле спорта, а главное, почувствовал большое преобладание над Преображенским, меня это еще больше увлекло, и я всецело отдался спорту».

    Весной 1896 года в город приехал «Цирк Бескоровайного». В его программе кроме перечня цирковых номеров было напечатано обещание показать «русско-швейцарскую борьбу на поясах». В афишах было объявлено, что в состязаниях силачей может принять участие любой желающий, а победителю полагался приз. На третий день Иван Поддубный отважился принять участие в соревнованиях и записался у судьи. Позже он рассказывал: «Но должен признаться, что на состязании они всыпали мне как следует, и я провалился». Посрамленный и освистанный, он тяжело переживал поражение. Но через несколько дней в цирке началась обещанная «русско-швейцарская борьба» на поясах, и Поддубный увидел, что она почти ничем не отличается от тех состязаний, которые устраивались в его родном селе. Иван снова записался. Публика, разочарованная прежней неудачей Ивана, встретила его скептически. Протягивая руку для традиционного рукопожатия, профессиональный борец улыбался. Он рванул Ивана в сторону, но тот стоял как вкопанный. Мало того, он сам надавил на борца. Циркач тоже подался всем телом вперед. Это была ошибка, и Поддубному не раз доводилось использовать ее. Он напрягся, резко выпрямился, оторвал борца от ковра. Спустя мгновение послышался глухой удар. Описав в воздухе дугу ногами, циркач упал на спину. Ошеломленная столь быстрой победой, публика молчала. Потом она стала неистовствовать.

    - Давайте другого, - сказал Поддубный.

    «Другим» был борец-итальянец, который тоже вскоре лежал на ковре. Так за несколько дней Иван Поддубный переборол всех атлетов, включая Георга Луриха, который впоследствии стал чемпионом мира по французской борьбе. Только с Петром Янковским, который был на полголовы выше Ивана и весил 144 килограмма, схватка Поддубного окончилась вничью.

    Феодосийцы ходили в цирк на Поддубного до самой осени, до конца сезона. 1 января 1897 года Поддубный взял расчет и уехал в Севастополь, в цирк Труцци, где уже знали о его успехах. В цирке было решено, что сперва Поддубный будет выступать как любитель, но это был старый трюк. Профессиональный борец, которому предстояло играть роль «любителя», обычно приезжал в город за две недели или за месяц до прибытия труппы, и поступал куда-нибудь на работу грузчиком. Позже Поддубный вышел на арену в том же костюме, в котором выступал во время феодосийского дебюта. Против него выставили Разумова. Но только Иван взялся за ручки и хотел поднять борца, как ручки оторвались от пояса и остались у него в руках. Публика взревела от восторга. Все решили, что это случилось из-за непомерной силы Поддубного. На самом же деле хитрый Труцци применил еще один старый трюк - подрезал ручки. Вскоре было объявлено, что Поддубный перешел в профессиональные борцы.



    Иван еще в Феодосии понял законы профессиональной борьбы. Цирковые турниры чаще всего были спектаклями. В них присутствовали имитация борьбы и каскады приемов, отработанных с акробатической точностью. Но Иван понял и другое. Равенства в силе и искусстве быть не может. Кто-то всегда должен быть крепче и ловчее других, и любознательный, наблюдательный Иван Поддубный быстро, как губка, впитывал новые знания, осваивал тонкости борьбы «на поясах». Он начал побеждать своих соперников, применяя не только силу, но и технику, вызывая одобрение зрителей. Прочитав книги о тяжелой атлетике и борьбе, Иван составил для себя индивидуальную программу тренировок. Он ежедневно бегал, прыгал, выполнял упражнения с гирями, ставил правильное дыхание и обливался ледяной водой, отказался от излишеств в еде, установив часы приема пищи, которые строго соблюдал. Он также отказался от вредных привычек: курения и употребления спиртных напитков. Скоро он стал неузнаваем, потому что из неуклюжего и грубого силача превратился в спортсмена, в совершенстве овладевшего техникой борьбы, относящегося к своей профессии, как к настоящему искусству. Через много лет, будучи всемирно известным чемпионом, Иван Лебедев о нем рассказывал: «Тот, кто ломал лучших мировых борцов без всякого сожаления и без малейшего стеснения. Силой он обладал необычайной, сравнимой лишь со стихийным ураганом. Из всех законов жизни знал лишь один: «homo homini lupus est» и самозабвенно следовал ему. В толчках он также был вне конкуренции. Если даже и случалось, что противник особенно отчаянно сопротивляется, то Поддубный обязательно ему на ногу в партере наступит. Страшен был не только для русских, но и для всех заграничных борцов: не бросит, так поломает».



    Затем начались его первые гастроли, и появилась первая известность в мире спорта. Иван Поддубный переехал в Одессу, а позже по предложению цирка братьев Никитиных перебрался в Киев. Так начались его гастроли, в ходе которых он выступал не только как борец, но и как атлет. Например, он на одной вытянутой руке мог удержать трех человек одновременно. Во время его выступления в Новороссийске произошел очень забавный случай. Против Поддубного на ринг вышел известный шведский борец Андерсон. Уже спустя несколько минут швед был поднят в воздух и положен на лопатки. Это произошло так быстро, что публика решила - швед поддался украинскому борцу. Поддубный предложил повторить схватку. Когда шведу передали это предложение, он ответил, что будет бороться лишь тогда, когда Поддубный согласится на поражение. Иван Максимович был возмущен. Жена директора цирка, где проходили эти соревнования, со слезами на глазах умоляла Поддубного согласиться. В противном случае пришлось бы возвращать деньги за билеты, и это привело бы к разорению цирка. Поддубный без особого желания согласился. Предчувствуя победу, швед вышел на арену. Поддубный взял его за пояс, поднял над собой, держа на вытянутых руках, лег на лопатки, а противника положил себе на грудь. Публика безумствовала от восторга, а побежденный швед с позором бежал с арены.

    Слава Ивана Поддубного росла и крепла с каждым годом. Но его все больше раздражали обычаи чемпионатов, и он даже делал попытки вернуться в Феодосию, чтобы вновь работать грузчиком, но этому намерению не суждено было исполниться. Когда он находился на гастролях в Воронеже, ему пришло письмо от председателя Петербургского атлетического общества Г.И.Рибопьера, который предлагал ему в срочном порядке приехать в Петербург. После приезда в Петербург Поддубный узнал, что атлетическое общество получило предложение отправить в Париж представителя России для участия в соревнованиях на звание чемпиона мира по французской борьбе 1903 года. Кандидата искали по всей России, но лучшего борца, чем Иван Поддубный так и не нашли. На тот момент антропометрические данные спортсмена были следующие: рост – 184 сантиметров, вес – 120 килограммов, окружность груди – 134 сантиметра, бицепс – 45 сантиметров, предплечье – 36 сантиметров, запястье – 21 сантиметр, шея – 50 сантиметров, талия – 104 сантиметра, бедро – 70 сантиметра, икры – 47 сантиметра и основание голени – 44 сантиметра. Специалисты говорили, что это были невероятные физические данные.



    Подготовку к чемпионату мира он начал под руководством великого тренера по французской борьбе Эйжена. Как вспоминал сам Поддубный, начались тренировки необычайной для того времени интенсивности. «В продолжение целого месяца, – писал он в своих воспоминаниях, – я ежедневно тренировался с тремя борцами: с первым – 20 минут, со вторым – 30 и с третьим – от 40 до 50 минут, пока каждый из них не оказывался окончательно изнуренным до такой степени, что даже не мог владеть руками. После этого 10–15 минут я бегал, держа пятифунтовые гантели, которые к концу становились непосильным грузом для моих рук...». По наблюдению врача Е.Гарнич-Гарницкого, который вместе с А.Куприным создал в Киеве клуб атлетов, где одно время тренировался будущий «чемпион чемпионов», «Поддубный способен был развивать в нужные минуты энергию, подобную взрыву, и не терять «куража» в самые тяжелые и опасные минуты борьбы». Он был умным борцом, в нем жила ярость Ахиллеса, и при этом Поддубный был артистичен и умел нравиться публике.

    Чемпионат мира по французской борьбе 1903 года собрал в столице Франции многих выдающихся борцов. Правила для участников были очень строгими - если участник соревнований проигрывал хотя бы один бой, он выбывал из чемпионата. В Париже Поддубный оказался вместе с другим русским борцом, Александром Абергом. Иван Поддубный свою первую победу одержал над чемпионом Германии, претендентом на призовое место Эрнестом Зигфридом. На шестидесятой минуте он бросил немца на ковер. Вторым он уложил звероподобного француза Фавуе, названного газетами «страшным кучером». Тот был неимоверно силен, но неуклюж. Русский борец одержал подряд одиннадцать побед и его двенадцатым соперником был Рауль ле Буше, победивший Аберга. Рауль ле Буше был на пятнадцать лет был моложе Поддубного и выше него ростом на 2 сантиметра. Поединок проходил в очень быстром темпе. Буше пытался вывести из равновесия соперника, используя чередование различных приемов. Поддубный выдержал этот натиск и сам перешел в наступление. Спустя несколько минут француз был совсем мокрым, и все приемы Ивана начали срываться друг за другом. Буше как будто выскальзывал из рук. Тогда Поддубный догадался, что француз смазал себя каким-то жиром, что являлось грубым нарушением правил. Был заявлен протест со стороны Поддубного. Судьи провели проверку, в ходе которой выяснилось, что Буше смазал себя оливковым маслом. Буше насухо вытерли, но он все равно потел, и масло проступало на коже. Однако судьи, вместо того, чтобы засчитать поражение, приняли решение обтирать его каждые 5 минут. Но и это не помогало. В итоге судьями в пользу француза было засчитано больше очков, а Поддубный выбыл из соревнований. Российское атлетическое общество предложило Буше бороться с Поддубным еще раз и гарантировало ему выплату в размере 10 тысяч франков в случае победы, но француз от этого предложения отказался.

    Поддубный после чемпионата поехал в село, принял решение бросить спорт, и только долгие уговоры друзей и тренера заставили его изменить свое решение. Спустя короткий отрезок времени он принял участие в Московском чемпионате, и уже в первые дни соревнований победил известного борца Ивана Шемякина.

    В августе 1904 года газета «Русское слово» написала о соревнования борцов в Москве в саду «Аквариум». «Так, на днях, - сообщал корреспондент издания, - боролись Поддубный и немец Абс. Борьба шла ожесточенная. Противники в борьбе налетали на рампу, на задний занавес, ломали кулисы. Дело дошло до настоящего ожесточения. Наконец, после 37 минут бесплодной борьбы гг. Поддубный и Абс очутились за кулисами. Судьи дали звонок. Борцы уже ничего не слышали. Поддубный схватил Абса, вынес его на одной руке на сцену и изо всей силы - сила Поддубного! - грохнул головой об пол... В кулисах раздался истерический крик жены Абса. Абс лежал без чувств. Дали занавес. Публика кричала: «Абс! Покажите Абса! Что сделалось с Абсом?». А за кулисами происходила такая сцена. Явился доктор, Абса отливали водой. Доктор свидетельствовал: не произошло ли смещение позвонков. Поддубный уверял, что «со стороны Абса обморок – притворство». И обвинял Абса, что тот боролся «не по правилам» и нарочно в трудные моменты старался перевести борьбу к кулисам или рампе. Переполох в публике длился минут десять. Наконец распахнулся занавес, и на сцене появился «для успокоения публики» пришедший в себя господин Абс».



    В 1904 году в Петербурге на чемпионате мира в финале Поддубный снова встретился с Буше. Французская публика не верила в борцовский гений Поддубного. И зрители, и организаторы турнира считали, что Поддубный не знает, что такое борцовское искусство, и побеждает благодаря одной природной силе. Посмотреть на соревнования в петербургский цирк Чинизелли в день приходило по три тысячи человек. Чемпионат организовал антрепренер Дюмон со своими компаньонами. Французы рассчитывали, что возьмут первые призы. В состязании принимали участие тридцать борцов, среди которых были мировые знаменитости, в их числе французы — двукратный чемпион мира Поль Понс и Рауль ле Буше, соорганизаторы турнира. На этом турнире организаторами уже заранее были распределены места в финале, за которые выдавались четыре денежных приза: за первое место — 3000 рублей, за другие места - 1000, 600 и 400 рублей. Когда организаторы обнаружили, что Поддубный гарантированно выходит на третье место, то изменили условия турнира, объединив призы в один. В результате победитель должен был получить пять тысяч рублей. Организаторы не верили, что Поддубный сможет победить всех. Решающим состязанием вновь стал поединок с Раулем, и Поддубный решил схитрить. Он рассчитал развитие событий на много ходов вперед. Зная силу и ловкость Рауля, он не показал ему всей своей силы и умения. Все тридцать минут схватки Поддубный следил лишь за тем, чтобы не дать противнику провести ни одного приема. Новая схватка была назначена на следующий день, и Рауль сразу набросился на Поддубного. Чувствовалось, что он хочет сломать противника в первые же минуты. Но Поддубный тоже не сдерживался. С его стороны прием следовал за приемом, и Рауль растерялся. На пятнадцатой минуте он попал в «партер», после чего Поддубный еще двадцать семь минут ломал и выворачивал его, то и дело вспоминая Париж и оливковое масло. На сорок второй минуте Рауль из-под русского борца захотел сделать заявление судьям. Поддубный не отпускал его, но судьи настояли на том, чтобы он отпустил противника. Рауль встал, подошел, шатаясь, к судейскому столу и заявил, что борьбу он больше продолжать не может. Удалившись в директорскую комнату, Рауль плакал. Набившиеся туда же офицеры из публики напрасно уговаривали его продолжить схватку. Последним противником Поддубного был двухметровый гигант Поль Понс. Начальные пятнадцать минут Поддубный искал слабые стороны противника, а после перерыва перешел в атаку. Один из очевидцев этой схватки вспоминал, что Поддубный «швырял его по арене, постоянно заставляя переходить в «партер», чего Понс вообще не любил». Цирк ждал большое событие. Понс уже не поднимался с ковра. «К концу борьбы на него было жалко смотреть, - говорил тот же очевидец, - его трико стало болтаться на нем, как будто Понс внезапно похудел сантиметров на двадцать в талии, скомкалось и превратилось в тряпку, которую хотелось выжать». После этой победы Поддубному оказывали такие почести, каких удостаивались только национальные герои.



    В следующем, 1905 году Поддубный стал победителем парижского чемпионата мира. Он побеждал своих грозных противников одного за другим. Ловкий, быстрый, сильный, он срывал аплодисменты парижан, но ему еще было далеко до популярности чемпиона Иесса Педерсена, который тоже не имел ни одного поражения и вышел вместе с Поддубным в финал. Час двадцать продолжалось их хождение по ковру и попытки провести какой-нибудь прием. Тогда Иван Поддубный решил пойти на хитрость - он стал симулировать учащенное дыхание и усталость. Педерсен оживился и взял его в обхват. Однако Поддубный почувствовал, что руки датчанина еще невероятно сильны, и подождал еще немного. Педерсен дважды обхватывал русского богатыря, а на третий раз тот внезапно зажал руки датчанина и «с полусуплеса так шибко его бросил, что сам через него перелетел». В одном из описаний этой схватки Иван Максимович добавлял, что «применил собственный комбинированный прием из татарской борьбы и чисто бросил его на лопатки». Это случилось ровно через час и тридцать шесть минут после начала схватки.



    Чемпионат разбудил невиданные страсти. Парижане заинтересовались борьбой. Борцами интересовались все - от рабочего до президента республики. Во всех витринах были выставлены портреты Поддубного в папахе, с усами, и в черкеске. Парижане любовались его сложением. Под портретами, где Поддубный стоял в трико, подняв руки и напружинив мышцы, красовалась подпись: «Спина его феноменальна». Французы считали Поддубного полубогом, осаждали и добивались знакомства. Это был триумф России. Своей парижской победой в 1905 году Иван Поддубный проложил широкую дорогу русским борцам на европейские чемпионаты, откуда они привозили призы и звания, закрепляя славу русского профессионального спорта.

    В 1906 году он выехал в Бухарест и победил там всех на чемпионате. В ноябре он был снова в Париже и опять оспаривал мировое первенство. В финале Поддубный встретился с немцем Генрихом Эберле, которого называли «ярким олицетворением лучших физических достоинств своей нации». Эберле бросал на ковер Понса, Кара-Ахмета, Петрова и Пытлясинского. Поддубный наблюдал за Эберле, и ощущения превосходства над немцем у него не было. Ни сложением, ни реакцией, ни стремлением к победе Эберле ни в чем не уступал русскому борцу. Схватка Эберле и Поддубного продолжалась больше часа. Победил опыт, тактическое умение Поддубного. Измотав немца, он прижал его лопатками к ковру. В Милане он победил Педерсена. Затем Поддубный боролся в Лондоне, позднее - в Брюсселе, Амстердаме и Аахене. В конце 1907 года в Париже Иван Поддубный снова стал чемпионом мира.

    В феврале 1908 года Поддубный принял участие в чемпионате, организованном в Берлине через подставное лицо чемпионом Германии Якобом Кохом. Там боролись сильные атлеты - Педерсен, Зигфрид, Пенгаль. Кох претендовал на первое место, но боялся Поддубного, и потому предложил ему сделку - 2 тысячи марок за проигрыш в финале. Иван Поддубный согласился, но на сцене аккуратно положил Коха на обе лопатки. Проделка Поддубного была обнародована, и немец стал предметом насмешек. Имя Поддубного не сходило со страниц европейских газет. Журналисты придумали для него титул «чемпион чемпионов». В 1909 году в Париже Иван Максимович подтвердил свое звание, победив в финале франкфуртского чемпионата немца Вебера. Поддубному тогда было около сорока лет, но правильный образ жизни помогал ему быть в хорошей спортивной форме.



    Во время гастролей Ивана Поддубного в Италии Рауль ле Буше нанял пятерых наемных убийц, но их сговор подслушал другой французский борец Эмабль де ля Кальметт, и был за это убит. Позже Поддубный попросту раскидал бандитов во время их нападения. И, хотя работа осталась невыполненной, бандиты стали требовать от заказчика плату. Тот отказался платить, и сам был убит.

    Историки цирка считают, что «золотой век» французской борьбы приходился на 1904-1909 годы. Именно в эти годы Поддубный и одержал большинство своих побед. Его награды, хранимые в специальном сундучке — золотые медали и значки, — к концу «золотого века» весили два пуда. Он был популярен в России и Европе, открытки с его портретами расходились тысячами. Друг Поддубного, известный клоун-куплетист Петрусь Тарахно писал о нем: «Все в нем было соизмеримо, все переполнено могуществом и мужественной красотой, все говорило о силе необычной». Также с восторгом писал о Поддубном и другой его знакомый, сын донецкого шахтера, клоун-акробат Виталий Лазаренко. Иван Поддубный, обладая необычайной силой, отличался также и быстротой реакции и хорошо выполнял самые сложнейшие приемы. Он был умный и опытный борец, умеющий правильно рассчитывать свои силы и ориентироваться в возможностях противника.

    Любимой шуткой Поддубного было дать кому-нибудь подержать свою массивную трость, которую тут же роняли, так как с виду деревянная, внутри она была сплошь из чугуна и весила 16 килограммов. В 1910-х годах в Петербурге был выпущен альбом «Борцы», и Поддубному там дана такая характеристика: «Силен, что стихийный ураган. Из всех законов жизни знает один: «homo homini lupus est» (человек человеку волк). Не бросит, так поломает».

    В 1910 году Поддубный перестал выступать и вернулся на Полтавщину в Красенивку. Ему хотелось семейного счастья, и он купил особняк, в котором, будучи мальчишкой, работал у помещика Абеля. В окрестностях Красенивки и соседней Богодуховки он обзавелся 120-ю десятинами чернозема, облагодетельствовал родню земельными наделами, выстроил в Богодуховке усадьбу на площади в 13 десятин и завел две мельницы. Всего этого ему удалось добиться благодаря тому, что он получал высокие гонорары. Звания чемпиона мира тоже щедро оплачивались. Вскоре он женился на Нине Квитко-Фоменко, а через некоторое время разорился. Одну его мельницу сжег со зла младший брат, вторую, как и имение, он продал для уплаты долга.

    В 1913 году Поддубный начал выступать вновь. В ходе новых поединков состоялось разоблачение Черной маски, под которой скрывался опытный борец Александр Гаркавенко, и поединок с другим известным чемпионом - Иваном Заикиным, который произнес однажды: «Сохранять свою спортивную честь и не ложиться по приказу организатора чемпионата на определенной минуте, могли лишь выдающиеся атлеты, такие, как Иван Поддубный, Иван Шемякин и Николай Вахтуров».

    Когда началась первая мировая война, а затем - гражданская война, Поддубный так и не смог определить свою гражданскую позицию. «Начал с красными закончил с белыми…», - произнес он однажды. Однако отпечаток в его судьбе это неспокойное время все же оставило. В 1919 году его едва не убили в житомирском цирке пьяные анархисты, и он был вынужден бежать, оставив все свои вещи и средства к существованию. После этого Иван Поддубный долгое время скитался без денег и работы. Немного позже в Керчи в него выстрелил пьяный офицер. Пуля прошла по касательной, и лишь немного поцарапала плечо Поддубного. В этом же году в Бердянске состоялась малоприятная для Ивана встреча с Махно. Ходила легенда про то, как Иван Максимович попал к махновцам и боролся в Бердянске с самым сильным махновцем - неким Грицько. Поддубный уложил его на обе лопатки, чем немало огорчил Нестора Махно.

    В 1920 году он побывал в застенках Одесской ЧК, Рассказывали, что однажды его по ошибке чуть не расстреляли, так как приняли за организатора еврейских погромов по фамилии Поддубов, который тоже был борцом.

    Большим ударом для него в это время стала весть из дома о том, что жена Нина нашла ему замену, и бежала, прихватила все его награды с собой. Вскоре она написала: «На коленях пройду весь путь к тебе, Ванечка». В любви Ивану Поддубному не очень везло, а в личной жизни и до женитьбы было много драматичных моментов. Говорили, что на вопрос, есть ли кто-нибудь на свете, кто может его одолеть, Поддубный без промедления отвечал: «Есть! Бабы! Всю жизнь меня, дурака, с пути-дорожки сбивали». Это была его первая любовь Аленка, и позже сорокалетняя венгерская канатоходка Эмилия, которой Поддубный был совершенно околдован, предлагал ей руку и сердце, не подозревая, что является не единственным поклонником красавицы. В результате коварная Эмилия сбежала от Поддубного с богатым поклонником. Однажды сосед, ездивший по оказии чугункой в Крым, привез в Красёновку известие: «Иван ваш непутевый из порта ушел, гири в цирке кидает. Говорят, девка-венгерка его сманила, которая у них в цирке по канату ходит. Жениться он на ней, вроде, собрался». Братья отписали Ивану: «Отец на тебя гневаются и грозятся обломать об тебя оглоблю. Лучше к Рождеству не приезжай».

    В труппе Киевского цирка братьев Никитиных Иван Поддубный познакомился с юной гимнасткой Машей Дозмаровой. Он мог бы усадить ее на ладонь, настолько она была крохотна и изящна. Любовь к ней переполняла его, и была взаимной. Поддубный решил жениться, но этому помешала трагедия. Однажды Поддубный ждал, когда окончится Машин номер за тяжелой драпировкой, отделявшей сцену. Вдруг послышался глухой удар и женский крик. Выскочив на арену, он увидел распростертое тело своей возлюбленной. Маша была уже мертва.

    С 1922 года Поддубный работал в московском госцирке, потом - в петроградском. В 1922 году Иван Максимович женился вновь. На гастролях в Ростове-на-Дону он познакомился с матерью молодого борца Ивана Машонина Марией Семеновной, работавшей в пекарне. Поддубный ей тоже понравился, и она согласилась стать его женой. Чтобы начать новую жизнь с Марией Семеновной, нужны были деньги, и Поддубный отправился на гастроли в Германию, где трудился год. Однако он уже не получал те гонорары, которые могли позволить ему безбедную жизнь, и осенью 1925 года Иван Максимович отправился в Америку, где ему пришлось бороться по правилам вольной борьбы и переучиваться. В США классическая борьба была не в почете. Поддубному пришлось учиться вольной борьбе, почти не стесненной правилами. Чем жестче и свирепей схватка, тем больше успеха она имела у американских зрителей. Во время пребывания в США Ивана Поддубного чемпионом считался Джо Стечер. Ноги у него казались невероятной толщины и цепкости. Им и был обязан Стечер своей славой. Он оплетал противников могучими ногами, и разжать их было почти невозможно. Встреча Стечера с Поддубным привлекла небывалое число зрителей. Иван Максимович разжал ноги противника, но когда он схватил американца за пояс и хотел перекинуть через себя, став на мост, ноги Стечера вновь оплели его ноги. Так из них никто и не добился решающего перевеса.



    В США тоска по родине все сильнее овладевала Поддубным, и к концу 1927 года он объявил о своем отъезде. Организаторам боев не хотелось терять такого борца, его уговаривали, шантажировали и даже угрожали, но ничто уже не могло удержать Поддубного в чужой стране. На прощальном банкете в честь его отъезда присутствовало более тысячи человек.



    Вернувшись домой, Иван Максимович переехал в Ейск с женой и пасынком, где купил хороший дом с большим садом. Но Поддубному не сиделось на месте. И всякий год Мария Семеновна провожала мужа в дальние странствия - в Баку, Воронеж, Сталинград, Одесса, Астрахань, Иркутск и множество других городов. Он и в свои шестьдесят шесть не покидал ковра. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 ноября 1939 года о награждении Ивана Поддубного за выдающиеся заслуги в деле развития советского спорта орденом Трудового Красного Знамени и о присвоении ему звания заслуженного артиста РСФСР вызвал поток поздравительных писем.



    После того, как началась Великая Отечественная война, семидесятилетний Поддубный не захотел эвакуироваться из Ейска: «Куда бежать? Помирать скоро». У него и вправду стало побаливать сердце. Не доверяя лекарствам, он лечился настойками из степных кубанских трав. В августе 1942 года в Ейск вошли немцы, и в первые же дни оккупации его задержали сотрудники гестапо, увидевшие спокойно расхаживающего по улице старика в соломенной, в серой рубахе навыпуск и с орденом Трудового Красного Знамени, который Поддубный никогда не снимал. Из гестапо его вскоре выпустили, так как там его имя было хорошо известно. Более того, скоро он стал работать маркером в бильярдной, так как надо было кормить близких. Но поскольку рядом располагался бар, то нетрезвых игроков Поддубный вышвыривал за дверь бильярдной, выполняя таким образом роль и вышибалы. По воспоминаниям жителей Ейска: «Фрицы-дебоширы очень гордились тем, что сам Иван Великий выставляет их на улицу. Однажды к Поддубному приехал представитель немецкого командования, предлагал уехать в Германию, чтобы тренировать немецких спортсменов. Тот отказался и сказал: «Я - русский борец. Им и останусь». И это заявление сошло Поддубному с рук. Немцы преклонялись перед его силой и всемирной славой.



    Когда в феврале 1943 года в Ейск вошли части Красной Армии, на Поддубного посыпались доносы. За Ивана Максимовича взялось НКВД, где провели обстоятельную проверку, но никаких фактов сотрудничества с фашистами не обнаружили. Что касается работы в бильярдной, то ее квалифицировали «как чисто коммерческое заведение». После освобождения Ейска Иван Максимович ездил по близлежащим воинским частям и госпиталям, выступал с воспоминаниями. Но время было нелегкое. Паек не мог даже в малой степени удовлетворить потребности могучего организма борца. Он написал в Ейский горсовет: «По книжке я получаю 500 граммов хлеба, которых мне не хватает. Я прошу добавить мне еще 200 граммов, чтобы я мог существовать. 15 октября 1943 года». Он просил помощи у Ворошилова, но ответа из Москвы так и не дождался. Он нередко приходил к директору ейского хлебозавода, и тот никогда не отказывал старику в куске хлеба. Если Поддубному присылали из Краснодара дополнительный сахарный паек на месяц, он съедал его за один день. Чтобы поддержать себя, носил в скупку одну за другой медали. Иногда от недоедания он сваливался в постель и лежал несколько дней, чтобы накопить сил. Было заметно, что постоянное ощущение голода, невозможность насытить свой организм, далеко не такой, как у всех, накладывали на него свою печать. После войны видели уже другого Поддубного: с опущенными плечами, с выражением грусти и обиды, застывшим на лице.

    Один фельдшер рассказывал, что когда ставил Поддубному банки, то увидел, что спина у него была в страшных рубцах от ожогов. На вопрос об их происхождении молчаливый уравновешенный борец ответил: «Это меня Енгельс учил ленизму». Как выяснилось, Ивана Максимовича посадили в 1937 году в тюрьму Ростовского управления НКВД, где пытали электропаяльником, требуя назвать номера счетов и адреса иностранных банков, в которых он мог хранить свои сбережения. Через год его все же выпустили, после чего он говорил, что его арестовали за «язык» и за «паспорт». За «язык» его наказывали за рассказы о жизни людей в других странах. А с паспортом получилась следующая история. Поддубного записали «русским» и букву «и» в фамилии заменили на «о». Милиция обменять паспорт отказалась. Тогда он сам исправил в фамилии букву, зачеркнул слово «русский» и написал «украинец», за что его и посадили.

    В 1945 году 74-летнему Ивану Поддубному было присвоено звание заслуженного мастера спорта СССР. Однажды, возвращаясь с базара, он упал. Врачи поставили диагноз: закрытый перелом шейки бедра. Могучий организм теперь отказывал в помощи: кость не срасталась. Ему удавалось на костылях добираться лишь до скамейки, которую выставляла к калитке его жена. Здесь он мог поговорить с проходившими мимо людьми.

    Умер Поддубный 8 августа 1949 года на семьдесят восьмом году жизни. Кто знал их семью, говорили, что для Поддубных это не возраст. Получив телеграмму из Москвы «Хоронить как положено», гроб с телом Поддубного установили в здании спортивной школы. Похоронили его не на кладбище, а в городском парке, где от военных лет остались могилы погибших здесь летчиков. Поставили простую ограду, на дощечке написав суриком: «Иван Поддубный». Вскоре эту территорию затянуло травой, и там паслись местные козы с коровами. Но однажды в новостях на Би-Би-Си передали, что в городе Ейске в запустении, почти стертая с лица земли, находится могила Ивана Поддубного — человека, которого так никто и не смог положить на лопатки. Тогда власти стали искать место захоронения и поставили на нем гранитный памятник, на котором на черном гранитном камне была высечена надпись: «Здесь русский богатырь лежит». В 1988 году стела на его могиле была разбита, и на ней появилась надпись «Хахол-петлюровец!».



    В 1955 году в Москве вышла книга под названием «Русский богатырь Иван Поддубный». О нем снято несколько художественных и документальных фильмов. Об отношениях Ивана Поддубного и Марии Машошиной была снята передача из цикла «Больше, чем любовь».





    С 1962 года в России ежегодно проводятся международные соревнования по классической борьбе на приз имени Ивана Поддубного, чья жизнь укладывается в исключительно русский сюжет, где счастье победы, народная слава и трагедия забвения сливаются в одно целое.

    Об Иване Поддубном был снят документальный фильм «Трагедия силача».





    Текст подготовила Алина Полушкина

    Использованные материалы:

    Людмила Третьякова, «Абсолютная сила Ивана»
    Материалы сайта www.budofilms.org
    Материалы сайта www.history.vn.ua
    Сергей Осипов, «Оставался борцом при всех режимах»
    Pravda.ru «Поддубный, легендарный «Русский Иван»
    Николай Сухомлин, «Богатырь Иван Поддубный: из грузчиков в чемпионы»
    Олег Слепынин, «Гамбургский счет Ивана Поддубного»
    Петр Семененко, «Чемпион чемпионов» (история знаменитых имен российского атлетического спорта)
    Материалы сайта www.aif.ru
    Материалы сайта www.bestpeopleofrussia.r
    Материалы сайта www.hardgainer.ru
    Материалы сайта www.calend.ru
    Материалы сайта www.slavput.ru




    8 октября 1871 года – 8 августа 1949 года

    Похожие статьи и материалы:

    Иван Поддубный и Мария Машошина (Цикл передач «Больше, чем любовь»)
    Поддубный Иван (Документальные фильмы)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»