"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Эстрада

    Парамонов Сергей Владимирович



    Певец




    Сергей Парамонов родился 25 июня 1961 года в Москве.

    Его мама Людмила Сергеевна Парамонова работала уборщицей, а папа Владимир Сергеевич Парамонов — грузчиком. Сам Сергей учился в Московской общеобразовательной школе № 681.



    В 1971 году бабушка Сережи Нина Александровна Кудинова привела его в Большой детский хор Гостелерадио СССР под управлением В.С.Попова. Он прошел конкурсный отбор, спев песенку: «Мы шли под грохот канонады, Мы смерти смотрели в лицо…», и был принят в младшую группу хора. На фоне остальных ребят Сергей выделялся тем, что пел с удовольствием, и без видимых усилий. Через год он стал солистом.



    В 1972 году семья Парамоновых из коммуналки переехала в двухкомнатную квартиру в этом же районе, на 2-ю Владимирскую улицу, где Сергей и прожил свою необычайно насыщенную и трагически короткую жизнь.



    Любовь к музыке и пению у Сергея Парамонова проявилась очень рано. Дедушка Сережи, выводя двухлетнего внука на прогулку, нередко устраивал концерты будущей звезды для собравшихся на лавочках бабушек во дворе их сталинского дома на Бауманке. Сергей охотно выступал и в детском саду на праздниках — воспитательница, у которой было пианино, жила она в одном доме с Сергеем и часто брала его к себе.



    Музыкальный работник пионерского лагеря, где отдыхал Сережа после 2-го класса, видя его необычайную одаренность, купила для Сережи аккордеон. Для обучения игре на аккордеоне в 3-м классе его записали в кружок при заводе «Серп и молот».



    В 1975 году Сергей ушел из хора и поступил в вечернюю музыкальную школу по классу фортепиано, где за год окончил три класса, и потом поступил на дирижёрско-хоровое отделение музыкального училища Ипполитова-Иванова.



    Первой записью Сережи Парамонова стала песня «Антошка». А его первое публичное выступление в качестве солиста Большого детского хора состоялось 16 декабря 1972 года на главном эстрадном концерте года — «Песня-72». Там Сережа исполнял песенку крокодила Гены из мультфильма «Чебурашка», музыку к которой Владимир Шаинский. Песня произвела настоящий фурор — кричали «Бис!», режиссеры решились на повторение песни второй раз, — редчайший случай в истории «Песен года»! За все время существования передачи «Песня года» всего лишь 3 артиста исполняли свои песни на бис: Анна Герман, Сергей Парамонов и Муслим Магомаев.





    Вместе с хором Сережа Парамонов выходил на сцену Колонного зала и других престижных концертных площадок страны, выступал вместе с такими мэтрами эстрады, как Клавдия Шульженко, Лидия Русланова, Майя Кристалинская и Леонид Утесов. Он гастролировал по СССР, ездил в другие страны, ему дарили цветы, приходили мешки писем, был окружен поклонницами, признанием именитых коллег, постоянно участвовал в съемках и радиовыступлениях. У Сережи была огромная популярность — он был ребенком-легендой тех лет, был всеми любим. Члены правительства аплодировали ему и жали руку, однажды ему доверили вручить букет от пионеров Леониду Брежневу. Сережа рассказывал, что ему все время приходилось «держать марку» примерного пионера, хорошо учиться, уступать бабушкам место в автобусе и не хулиганить на переменах, так как на него равнялись школьники всей страны.



    Сергей Парамонов обладал звонким прозрачным дискантом. Он очень удачно дополнял задорную и непринуждённую манеру пения лучистой, обаятельной улыбкой, правильной артистической интонацией. Серёжа обладал редким для ребёнка качеством — не боялся сцены, не зажимался и не фальшивил, не пасовал перед многолюдным залом, он был очень органичен как артист. По словам руководителя хора Виктора Попова, Серёжа практически моментально чувствовал характер песни, самостоятельно и удачно воспроизводил все нужные интонационные нюансы, с ним не нужно было долго репетировать. Этот его природный, какой-то нутряной артистизм, пожалуй, так и остался непревзойденным.





    Расхожее в 1970-е годы сравнение Серёжи с популярным итальянским мальчиком-певцом 1960-х годов Робертино Лоретти было фигуральным, неточным. В отличие от Серёжи, Робертино никогда не пел с хором, он был сразу ориентирован на сольное исполнение неаполитанских песен, демонстрировал поставленное певческое дыхание, технику bel canto, теноровую тесситуру. Судьбы двух юных дарований схожи в том, что, повзрослев, Робертино также не стал выдающимся певцом, однако счастливо избежал ранней смерти и продолжал петь, а также тратить миллионные гонорары, заработанные в детстве. Сережа за свою работу ничего не получал — хор был самодеятельным.



    Многие песни из репертуара Серёжи Парамонова были специально написаны авторами для него. Виктор Попов говорил Сергею, что Александра Пахмутова специально для него написала песню «Просьба» на стихи Роберта Рождественского. Композитор Владимир Шаинский, автор музыки ко многим советским мультфильмам, назвал его «веховым певцом в своей жизни». «Песенка крокодила Гены» в исполнении Парамонова обрела популярность и за рубежом: её пели даже в Японии. Виктор Попов вспоминал про Парамонова, что, «когда он начинал петь, то сразу же песня начинала звучать так естественно и просто, словно так и написал её композитор». По его выражению, именно Серёжа «дал жизнь многим песням». Среди песен в репертуаре Парамонова были не только детские, но и вполне «взрослые» песни, которые также пользуются огромной популярностью. Виктор Попов рассказывал: «Вспоминать Сережу Парамонова и просто, и трудно одновременно. Хотя он и немного лет у нас пропел в хоре, но то, что он за это время сделал, можно с полной уверенностью назвать маленьким музыкальным событием… Особенно это проявилось на той «Песне года», где Сережа как солист исполнял свою первую песню — «Крокодил Гена». В мультфильме ее достаточно неплохо поет взрослый актер. Но, на мой взгляд, она не стала бы такой популярной, если бы ее не спел мальчишка, и такой мальчишка, как Сережа. Он сделал ее кристально чистой. Через пение душа ребенка раскрывалась удивительнейшим образом. Даже легкая картавость ему шла, и казалось органичной. Да, Сережка в этом смысле был парень уникальный, он пел как ангел».



    Многие помнят, как исполнял Сережа военную песню «Прощайте, скалистые горы!». До него эту песню пели Евгений Кибкало, Георг Отс, Николай Кондратюк, флотские ансамбли и самодеятельные коллективы. Но, так трогательно и вдохновенно спеть песню не удавалось никому, слушая как, ее поет Сережа, рыдали не только пожилые тетушки, даже композитор Евгений Жарковский не мог сдержать слёз. Игорь Браславский рассказывал: «Парень он был, безусловно, талантливый и для детской советской песни сделал очень много. Эти песни живы и поются до сих пор…, а его помнят и любят. Песня «Товарищ Песня!» из фильма «Как закалялась сталь». До сих пор не могу забыть его исполнение…»

    17 мая 1975 года на творческом вечере поэта Роберта Рождественского в Колонном зале Дома Союзов, исполняя песню «Просьба», Сергей впервые публично сфальшивил из-за того, что у него началась голосовая мутация. В такой период очень легко получить травму формирующихся мужских голосовых складок, что может сказаться на тембре голоса на всю жизнь. Петь во время полового созревания мальчику нельзя, но Серёжа продолжал выступать. Как и следовало ожидать, он начал «киксовать» на высоких нотах, что сильно огорчало его. Песни, в свое время написанные специально для него, с 1975 года стали исполняться другими солистами, и Парамонову пришлось покинуть хор. Виктор Попов впоследствии вспоминал: «Началась мутация. И это естественно у мальчиков, когда происходит переход с детского голоса на взрослый. В тот момент ему петь было нельзя. А он пошел в музыкальную школу — я хотел, чтобы он получил хоть какое-то образование, и там взрослые заставили его организовать вокально-инструментальный ансамбль. Ещё не окрепшим голосом Сережа начал петь. Из-за этого он так и не получил хорошего взрослого голоса».



    Серёжа очень тяжело переживал уход из хора и последующую невостребованность, продолжал ходить на репетиции в качестве зрителя. Сам он так вспоминал тот период: «Когда я сидел в зале, меня каждый раз душили слезы. Однажды услышав, как Николаев поет «Просьбу» Пахмутовой и Рождественского, я расплакался. Что же получается? Эти великие люди специально для меня написали песню, а теперь ее исполняет кто-то другой».

    Понять и осознать такие серьезные изменения, особенно если они происходят так стремительно, да еще в таком возрасте без последствий практически невозможно. Из воспоминаний Сергея: «В 15 лет трудно перенести это забвение. Как же так! Дарили цветы, писали письма, превозносили до небес — и вдруг забыли, будто ты вообще не существовал. И тот, кто посильнее, проходит этот период нормально. Другие — срываются, начинают, скажем, выпивать. Не скрою, было и у меня такое. Я не завидую молодым ребятам, которые сейчас популярны. Они не представляют, что у них дальше».



    Парамонов поступил в музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова на дирижёрско-хоровое отделение, но не закончил учебу. Виктор Попов рассказывал: «Этот сумасшедший гастрольный график, он ведь училище бросил и стал ездить по стране с группой… Возможно, он нуждался в более упорядоченной жизни, чтобы в спокойной обстановке постепенно приобретать опыт, умение, навыки и в конечном счете профессионализм. Сереже это было доступно в силу его редкой одаренности».

    Игорь Браславский рассказывал: «В училище у него была вечная проблема… Потому что он часто ездил на гастроли и не успевал сдавать вовремя сессии, экзамены».

    Став взрослым, Сергей не оставил музыкальное творчество. Он работал в составе труппы «Росконцерта» — вел эстрадные концерты и выступал отдельным номером, пел песни Шаинского, вел свою программу. Играл в многочисленных ВИА — в группе музыкального училища «Вдохновение», руководил группой «Молодые голоса», был клавишником и музыкальным руководителем в рок-группе «Кинематограф», где в то время художественным руководителем был Борис Рычков, написавший Алле Пугачевой песню «Всё могут короли», и работал Валерий Ободзинский. Работал с балетом «СТС», с цыганскими ансамблями, выступал в ресторанах. Периодически выступал на детских концертах в различных районах Москвы, пел свои попурри. Работал на радиостанции «Юность», вёл рубрику «Музыканты вчера и сегодня» и сделал много передач о музыкантах. Впоследствии Парамонов создал компанию по организации и проведению праздников «Кастальский ключ», выпустил аудиокассету со своими детскими песнями, дополнив подборку исполнением попурри тех же вещей в современной манере. Вышла эта подборка под псевдонимом «Сергей Бидонов». Работал музыкальным редактором в московском парке «Сокольники» — организовывал дискотеки для пенсионеров, параллельно писал музыку, аранжировал старые песни.



    В 1992 году Сергей Парамонов записал с помощью хористов БДХ новый трек под названием «Журавлиной песней улетаем вместе».

    Сергей сотрудничал с Александром Шагановым, писал музыку на его слова для альбома «Пой, братишка» в 1995 году — «Баржа», «Кошка», «Пьяница» и «Розовые годы». В последние годы Сергей Парамонов принимал участие в проектах «Любэ» и «Иванушки International» своего бывшего сокурсника Игоря Матвиенко. С его помощью была записана песня «Матушка» на новом сольном альбоме Владимира Асимова, одного из участников группы «На-На».



    Крепкая дружба связывала Сергея с Михаилом Коротковым, участником фольклорного ансамбля «Русичи». Его последним проектом стала именно эта группа, где он выступал в качестве мелодиста, аранжировщика и бэк-вокалиста.

    Совместно с Андреем Борисовым Сергей выпустил диск группы «77» «Ненародные сказки». В записи приняли участие Сергей Мазаев, Николай Девлет-Кильдеев и другие исполнители. В альбоме Андрея Сиденко «Горькая вода», композитором и аранжировщиком почти половины треков являлся Сергей. Он же написал музыку к песням «Рота подъём — всем отбой» для Азизы, «Александра» для Оскара Акчурина, «Школа» для группы «Любовные истории». Музыка Сергея звучала в телесериалах «Эксперты», «Срочно в номер», в фильмах из телесериала «Судебная колонка» («Второй шанс», «Квартира для ветерана»), в мелодрамах «Жаркий лёд», «Спящий и красавица», в документальном фильме «Пытка золотом», в ток-шоу «Вечер с Тиграном Кеосаяном». Сергей не бедствовал, но и душевного равновесия не находил. Он много работал, а незадолго до своей кончины он подписал 23 февраля 1998 года договор с «Продюсерским центром Игоря Матвиенко» сроком на пять лет.

    У Сергея было два брака. Первый раз он женился в 30 лет — на Ольге Боборыкиной, певице, поэтессе, авторе-исполнителе своих песен (дуэт «БиС» — начала девяностых), свадьба состоялась 8 июня 1991 года. Через год 15 мая 1992 года они развелись. Спустя два года, в 1994 году Сергей женится снова. Его второй женой стала солистка саратовской группы «Шахерезада», выступавшая под псевдонимом Маша Порох, теперь — Мария Парамонова. Вместе они прожили четыре года. В 1995 году у них родился сын Александр, учившийся в высшем эстрадном джазовом училище.



    Сергей Парамонов снова был полон сил и творческих планов, но трагическая случайность оборвала его жизнь.

    «В последнее время, — вспоминал поэт-песенник Александр Шаганов, — у Сергея как-то все стало выравниваться. В глазах заиграли огоньки, создавалось впечатление, что он преодолел какой-то внутренний надлом. Он готовил новые концерты, всерьез подумывал над новыми музыкальными проектами и очень боялся какого-то очередного жизненного удара».

    Казалось, жизнь стала налаживаться, Сергей несколько лет не пил. Но в январе 1998 года он расстался со своей второй женой, с которой прожил больше четырех лет. Мария ушла вместе с обожаемым им сыном и вывезла из квартиры в Перове основную часть вещей. Возможно, супруга злилась на него за то, что он так и не помог ей по-настоящему раскрутиться как певице, хотя и знал половину поп-бомонда. Сергей очень страдал от разлуки с сыном, от невозможности с ним видеться и собирался отстаивать свои права через суд.



    Он был верующим человеком, и это ему помогало удержаться, не скатиться в пропасть отчаяния. В Сокольниках, где в последнее время работал Сергей, есть старая церковь, куда он любил заходить. Несмотря на все жизненные коллизии, Сергей был сильным целеустремленным человеком. Он смог преодолеть тяжёлую болезнь – туберкулёз, которая перешла в закрытую форму и стала неопасной для окружающих. Имел вторую группу инвалидности. Незадолго до смерти он простудился. Лечению придавал мало значения. И это привело к осложнениям. 15 мая 1998 года Сергей Парамонов принял душ, побрился. Он едва успел надеть чистую, белую сорочку, вероятно собираясь куда-то уходить. Дальнейшее произошло мгновенно. Не было никаких финальных двух с половиной часов, как это описывали некоторые СМИ. Он не умирал в агонии от страшных приступов пневмонии. Ничего подобного патологоанатом никому не сообщал. Сергей Парамонов внезапно скончался от сердечного приступа. О смерти сына родители узнали ранним утром, когда знакомые приехали за ними в деревню.

    Сергей безумно любил жизнь, и этим жизнелюбием заражал всех, кто находится рядом. Он всегда был лидером и умел объединять людей, его дом был открыт для друзей, он был душой компании — контактный, душевный, остроумный. В работе — дотошный и доскональный, качество его работы ценили многие. Сережа был не равнодушным к чужим проблемам — он очень много помогал другим по самым различным вопросам, не афишируя свою добродетель, и искренне радовался успехам своих друзей, при этом он никогда не просил за себя. Свои переживания Сергей держал в себе, и даже друзья могли лишь догадываться, что у него серьезные личные проблемы.



    В 11 лет этот необыкновенно обаятельный, абсолютно естественный и искренний мальчик с лучезарной улыбкой — Сережа Парамонов, влюбил в себя миллионы граждан Страны Советов. За успехом стояла напряженная и серьезная работа, и пока другие дети строили планы на будущее, готовили себя к взрослой жизни он, заведомо бескорыстно, ездил по стране, даря людям данное ему Богом — свой талант.

    В одной из своих песен Серёжа Парамонов пел: «Ты только не взорвись на полдороге, товарищ Сердце». Сердце самого талантливого солиста БДХ не выдержало, когда тому не исполнилось и 37 лет.

    Парамонов незадолго до своей смерти сказал: «Если я умру, похороните меня на Красногорском кладбище в Митино. Там похоронен мой друг». Просьбу Парамонова его друзья исполнили. Сергей Парамонов был похоронен на Митинском кладбище в Москве.



    В 2009 году о Сергее Парамонове был снят документальный фильм «Сергей Парамонов. Советский Робертино Лоретти».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Сайт "Википедия"
    Сайт о Сергее Парамонове www.paramonovserg.narod.ru





    25 июня 1961 года – 15 мая 1998 года

    Похожие статьи и материалы:

    Парамонов Сергей (Документальные фильмы)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»