"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Живопись

    Рерих Николай Константинович



    Кавалер российских орденов Святого Станислава, Святой Анны и Святого Владимира
    Кавалер югославского ордена Святого Саввы
    Кавалер ордена Почетного Легиона Франции
    Кавалер Королевского Шведского ордена Полярной Звезды
    Действительный член Российской Академии художеств
    Основатель Института Объединенных Искусств в Нью-Йорке (CША)
    Вице-президент Американского института археологии (США) и многих других организаций и обществ




    «Собственности у меня нет. Картины и авторские права принадлежат Елене Ивановне, Юрию и Святославу. Но вот что завещаю всем, всем. Любите Родину. Любите народ русский. Любите все народы на всех необъятностях нашей Родины. Пусть эта любовь научит полюбить и все человечество. Чтобы полюбить Родину, надо познать ее. Пусть познавание чужих стран лишь приведет к Родине, ко всем ее несказуемым сокровищам. Русскому народу, всем народам, которые с ним, даны дары необычные. Сокровища азийские доверены этим многим народам для дружного преуспеяния. Доверены пространства, полные всяких богатств. Даны дарования ко всем областям искусства и знания. Дана мысль об общем благе. Дано познание труда и бесстрашная устремленность к обновлению жизни. Народы поют и способны к украшению жизни. Где нарождается красота, там придет и расцвет всех трудовых достижений. В мирном труде познается и мир всего мира. В мире идет строительство и светлое будущее. А где постройка идет, там все идет. Полюбите Родину всеми силами – и она вас возлюбит. Мы любовью Родины богаты. Шире дорогу! Идет строитель! Идет Народ Русский!». Николай Рерих.




    Николай Рерих родился 10 октября 1874 года в Санкт-Петербурге в семье нотариуса Константина Федоровича Рериха.

    У рода Рерихов (от древнескандинавского – «богатый славой») – древние, датско-норвежские корни. Представители этого рода, прославившиеся как храбрые воины и государственные деятели, появились в России в первой половине XVIII века. Мама Николая Рериха – Мария Васильевна Калашникова – происходила из псковской купеческой семьи. Частыми гостями в доме Рерихов были ученый Дмитрий Менделеев, профессоры-монголоведы Алексей Позднеев и Константин Голстунский, юрист и историк Константин Кавелин, художник Михаил Микешин. Юного Николая увлекали беседы взрослых об истории и литературе, рассказы о путешествиях на Восток, уносившие его воображение в далекие и загадочные страны.



    Мария Рерих, Владимир Рерих, Лидия Рерих, Константин Фёдорович Рерих и Николай Рерих.

    В 8 лет Николай Рерих поступил в частную гимназию К.И.Мая, который, увидев мальчика, пообещал: «Будет профессором». Одновременно с Рерихом в старших классах гимназии учились Александр Бенуа, Константин Сомов и Дмитрий Философов – члены будущего объединения «Мир искусства».

    В годы учебы, продолжавшейся с 1883-го по 1889-й годы, Николай выделялся среди своих сверстников одаренностью и трудолюбием. Он принимал активное участие в любительских спектаклях как актер и художник, много читал и записывал слышанные им древние русские былины, предания и стихи, которые цитировал на память даже в преклонном возрасте. С 1891 года его первые самостоятельные очерки – впечатления от природы и охоты стали публиковаться в «Охотничьей газете», журналах «Русский охотник» и «Звезда».



    Однажды в имении отца Рериха, в Изваре, остановился археолог Лев Ивановский. Заметив живой интерес мальчика к истории и археологии, учёный стал брать его на раскопки. Под руководством опытного археолога девятилетний Николай начал раскапывать древние курганы, проникаясь на практике «ощущением древнего мира» и его тайн. Постепенно это глубокое увлечение переросло в профессиональный интерес. Позже на основе регулярных археологических раскопок Рерихом была собрана богатейшая коллекция древностей, насчитывавшая к 1916 году более тридцати пяти тысяч предметов. Это была одна из крупнейших в Европе частных коллекций, после революции переданная в Эрмитаж.

    В 1893 году Николай Рерих по настоянию отца поступил на юридический факультет Петербургского университета, и по велению сердца - в Академию художеств. Оба учебных заведения он окончил успешно. В Академии его наставниками были педагог Павел Чистяков и знаменитый пейзажист Архип Куинджи. С Архипом Ивановичем у Николая Рериха установилось настоящее творческое взаимопонимание и сотрудничество. Рерих на всю жизнь сохранил благодарную память о Куинджи не только как об учителе живописи, но и об Учителе жизни. Спустя десятилетия Рерих отмечал: «Куинджи умел быть суровым, но никто не был таким трогательным. Произнеся жестокую критику о картине, он зачастую спешил вернуться с ободрением: «Впрочем, каждый может думать по-своему. Иначе искусство не росло бы…». Куинджи умел защитить несправедливо пострадавшего ученика. Ученики Академии часто не знали, кто смело вставал на их защиту. «Этто, не трогайте молодых».



    Большую роль в формировании личности Рериха сыграли также критик, историк искусства Владимир Стасов и художник Илья Репин.

    В 1897 году Рерих в числе других учеников Куинджи покинул Академию в знак протеста против увольнения любимого учителя и продолжил работать над начатой серией картин на темы жизни древних славян. В дальнейшем Николай Рерих на протяжении всей своей жизни гармонично соединял художественный талант с научными изысканиями историка и археолога. Он считал, что историческая точность деталей в живописи должна быть обязательно оживлена художественно-поэтическим видением и интуицией, и что только так можно передать зрителю целостное представление об эпохе и определенное историческое настроение. Первой большой серией картин Николая Константиновича стало «Начало Руси. Славяне», которую составили такие произведения, как «Гонец. Восстал род на род» в 1897 году, «Идолы» в 1901 году, «Заморские гости» в 1901 году, «Город строят» в 1902 году, «Славяне на Днепре» в 1905 году и другие картины. Картина «Гонец. Восстал род на род» стала дипломной работой Рериха. В ее название им была включена фраза из «начальной летописи» о междоусобицах славянских племен. Произведение удивительно сочетало противоположные настроения: покой лунной ночи, спящего селения, леса и одновременно тревожность той вести, с которой спешил гонец. Представленное на отчетной выставке Академии художеств полотно привлекло к себе всеобщее внимание. Его сразу приобрел Павел Третьяков для своей коллекции, а Лев Толстой при личной встрече с художником отметил: «Случалось ли в лодке переезжать быстроходную реку? Надо всегда править выше того места, куда вам нужно, иначе снесет. Так и в области нравственных требований надо всегда рулить выше – жизнь все равно снесет. Пусть ваш гонец очень высоко руль держит, тогда доплывет!». Напутствие Толстого Рерих запомнил на всю жизнь.



    «Гонец. Восстал род на род»

    В 1898 году Николай Константинович стал помощником директора Музея при Императорском Обществе поощрения художеств и одновременно помощником редактора журнала «Искусство и художественная промышленность». В 1900 году Рерих был командирован в Париж для продолжения обучения в мастерской Фернана Кормона, бережно отнесшегося к его самобытному таланту и очень многое давшего Рериху в области рисунка. Там же молодой художник познакомился с творчеством Пюви де Шаванна, которого впоследствии называл своим вторым после Куинджи учителем живописи. В Париже Рерих продолжил работать над начатой еще в России исторической серией, в частности, над картиной «Заморские гости». Сюжет произведения родился у художника во время путешествия в 1899 году в Новгороде по пути «из варяг в греки». Поездка произвела на него неизгладимое впечатление. «Плывут полунощные гости, – писал живописец. – Светлой полосой тянется берег Финского залива. Вода точно напиталась синевой ясного, весеннего неба; ветер рябит по ней, сгоняя матово-лиловатые полосы и круги. Стайка чаек спустилась на волны, беспечно на них закачалась и лишь под самым килем передней ладьи сверкнула крыльями… Новая струя пробивается по стоячей воде, бежит она в вековую славянскую жизнь, пройдет через леса и болота, перекатится широким полем, подымет роды славянские – увидят они редких, незнакомых гостей, подивуются они на строй боевой, на их заморский обычай. Длинным рядом идут ладьи; яркая раскраска горит на солнце. Лихо завернулись носовые борта, завершившись высоким стройным носом-драконом...».



    «Заморские гости»

    Литературный и живописный варианты «Заморских гостей» были удивительно созвучны друг другу, что говорило о четкости художественно-образного мышления Рериха. Позже он часто сопровождал свои полотна литературным эссе. Выполненный маслом холст Рериха очаровывал зрителя свежестью красок, радостным и праздничным настроением. Его цвет был предельно интенсивен. Благодаря убедительному красочному стилю и сохранению исторической достоверности, давно минувшее претворялось в постоянно существующее и вечное. Магию такого превращения художник черпал в красоте и яркой декоративности народного искусства. В статье «Радость искусства» Рерих писал «о декоративности, как единственном пути и начале настоящего искусства» и «о назначении искусства – украшать». В золотисто-коричневых насыщенных тонах им была написана картина «Город строят» – гимн труду и творческому созиданию. На холме, окруженном рекой, возводились укрепления, стены и башни. Кипела работа. Группы людей в белых холщовых рубахах были объединены ритмом дружного труда. Произведение отличал крепкий рисунок и горячий колорит, в нем ясно чувствовалось бодрое и жизнеутверждающее начало. Накануне выставки художников объединения «Мир искусства» в 1902 году Рерих композиционно перестроил картину. Художественный критик Сергей Дягилев, заставший его за этой работой, уговорил не делать больше ни одного мазка. Полотно так и осталось без тщательной отделки, похожим на большой этюд. Но благодаря этому у зрителя создавалось впечатление достоверности, будто автор писал с натуры, будто на его глазах росли стены и башни, а он спешно наносил увиденное на холст. Столичная пресса встретила «Город строят» недоброжелательно, даже Владимир Стасов впервые публично раскритиковал картину. Зато похвалы Василия Сурикова чуть не до слез тронули художника, а по настоянию Валентина Серова произведение было приобретено для Третьяковской галереи.



    «Город строят»

    Для творчества Николая Константиновича были характерны оперирование большими обобщенными тоновыми и цветовыми массами, стремление к простоте, определенности линий и форм, лаконизм и глубокая продуманность каждой детали. Это позволяло утвердить нравственную значимость изображенного сюжета и монументальность его внутреннего содержания. Примером этому была картина «Славяне на Днепре», изображавшая дружный труд и мирное сотрудничество славянских племен.



    «Славяне на Днепре»

    Глубокому изучению древнерусской истории и искусства было посвящено большое путешествие Рериха вместе с супругой Еленой Ивановной в 1903-1904 годах по более чем сорока русским городам, богатым памятниками старины: Ярославлю, Костроме, Владимиру, Суздалю, Ростову Великому, Изборску, Печорам, Юрьев Польскому, Нижнему Новгороду, Смоленску и многим другим населенным пунктам. В поездках живописцем была создана внушительная серия архитектурных этюдов храмов и крепостей (около девяноста полотен), названных Сергеем Эрнстом «Пантеоном нашей былой Славы». На картинах «Ростов Великий» в 1903 году и «Углич. Воскресенский монастырь» в 1904 году храмы и башни занимали все пространство.



    «Ростов Великий»

    Этот художественный прием подчеркивал величественную красоту древних памятников. Крупный, мощный мазок Рериха способствовал созданию монументального образа. По замыслу живописца, полотна серии должны были запечатлеть грандиозную каменную летопись страны, в которой увековечилось величие духа русского народа-строителя. Супруга художника - талантливый фотограф Елена Ивановна сделала около трехсот снимков старинных памятников, многие из которых были использованы Игорем Грабарем в его «Истории русского искусства». Архитектурные этюды были продемонстрированы публике на выставке «Памятники художественной старины». Император Николай II распорядился приобрести все полотна в Русский музей. Однако в связи с началом Русско-японской войны в 1904 году этим планам не было суждено осуществиться. Результатом путешествия Рерихов по старинным городам России явились и статьи Николая Константиновича, в которых он одним из первых поднял вопрос об огромной художественной ценности древнерусской иконописи и архитектуры. Его публицистика этих лет была направлена на развитие национального самосознания, была полна призыва к охране и бережной поддержке памятников старины. Николай Константинович вывел своеобразную формулу, состоящую из простых и лаконичных слов: «Не знающий прошлого не может думать о будущем. Народ должен знать свою историю, запечатлённую в памятниках старины. Народ должен владеть всеми лучшими достижениями прошлых эпох. Мы должны с великим попечением изыскивать ещё не тронутые варварскою рукою древности и дать им значение, давно заслуженное».



    Рерих в Изваре.

    Любовь к Родине и ее истории вдохновляли мастера и при работе над «Богатырским фризом», выполненном для столовой в доме Филадельфа Бажанова в Петербурге. Этот фриз состоял из 7 больших панно высотой более 2 метров и 12 декоративных полотен меньшего размера. Фриз начинали два панно, расположенные по сторонам от дверного проема, – «Баян» и «Витязь». Баян, образ которого был навеян «Словом о полку Игореве», пел на гуслях о подвигах русских богатырей. Его слушал молодой витязь. Оба панно предваряли собою образный мир всей сюиты. «Микула Селянинович» в 1910 году, также являющийся частью фриза, был собирательным образом, олицетворяющим созидательные силы народа. По словам Рериха, «великий пахарь выоривает (вспахивает) красоту всенародную». Народные герои, богатыри и подвижники, концентрирующие духовные и физические силы нации, представали мощью и опорой, как в мирных трудовых буднях, так и в грядущих битвах. Картины создавались в трудный для России период реакции после разгрома первой русской революции, когда многие в обществе переживали «сумерки духа» и отчаяния. Рериху же всегда был свойственен исторический оптимизм, который воплотился практически во всех его работах.



    «Микула Селянинович»

    С 1903 года художник серьезно работал в области религиозной монументальной живописи. Он создал иконостас для церкви Казанской Божьей Матери в женском монастыре в Перми и панно для моленной виллы в Ницце. Среди его работ особенно выделялась роспись церкви Святого Духа в селе Талашкино, в имении Марии Тенишевой. Именно здесь Рерих впервые создал величественный образ Богородицы, явно выходящий за границы строго канонического образа, рекомендованного Церковью. Он стал прообразом будущих работ мастера, посвященных Матери Мира.

    Для оформления церквей Николай Рерих использовал и мозаику. По его эскизам мозаичные образы были выполнены известным мастером Владимиром Фроловым. До наших дней они сохранились в храмах села Пархомовка на Украине – «Голова Спаса», «Покров Богородицы» в усадьбе Талашкино и «Голова Спаса» в Почаевской лавре.



    «Покров Богородицы»

    Рериховская мозаика украсила памятник Архипу Куинджи в 1913 году в Александро-Невской Лавре. Позже, в 1938 году, художник писал: «Мозаика всегда была одним из любимых моих материалов. Ни в чем не выразить монументальность так твердо, как в мозаичных наборах… Мозаика стоит как осколок вечности. В конце концов и вся наша жизнь является своего рода мозаикой… Каждый живописец должен хотя бы немного приобщиться к мозаичному делу. Оно даст ему не поверхностную декоративность, но заставит подумать о сосредоточенном подборе целого хора тонов…. Обобщить и в то же время сохранить все огненные краски камня будет задачей мозаичиста. Но ведь и в жизни каждое обобщение состоит из сочетания отдельных ударов красок, теней и светов».



    Памятник Архипу Куинджи.

    Интерес живописца к обобщенным и монументальным формам способствовал в 1905 году его обращению к театрально-декорационному искусству. Он создавал эскизы к костюмам и декорации к сценическим постановкам «Снегурочки», «Псковитянки» и «Садко» Николая Римского-Корсакова, «Князя Игоря» Александра Бородина, «Весны священной» Игоря Стравинского, «Хованщины» и «Ночи на Лысой горе» Модеста Мусоргского, «Тристана и Изольды» Рихарда Вагнера, «Пер Гюнта» Эдварда Грига, «Сестры Беатрисы» Алексея Давидова, «Принцессы Мален» Максимилиана Штейнберга и другим спектаклям. В постановке «Весны священной» Игоря Стравинского, для которой были написаны «Великая жертва» в 1910 году и «Поцелуй Земле» в 1912 году, Рерих выступил и соавтором либретто. В театре, как и в станковой живописи, мастер предстал философом и поэтом первозданной красоты земли, неба и могучих сил природы. Колористическая гамма его полотен была выразительна, звучна, соединяла образ, музыку и действо в единое гармоничное целое. Именно в рериховском оформлении это театральное действо увидели Париж, Филадельфия, Милан и Стокгольм… Успехом «Русских сезонов» Сергей Дягилев был во многом был обязан Рериху.



    «Поцелуй Земле»

    Любовь к истории, в том числе истории искусства, выразилась у Рериха в чутком и внимательном поиске и коллекционировании старинной европейской живописи, начавшемся в 1909 году. Причем, супруга художника успешно освоила ремесло реставратора. В 1921 году их собрание из 215 наименований было включено в состав коллекции Эрмитажа. У Рерихов были также объемные китайская и японская художественные коллекции, собрание монет.

    Одним из первых близких знакомств художника с культурой Востока стало его участие в комитете по постройке буддийского храма в Петербурге, строительство которого велось с 1909-го по 1915-й годы. Он не раз встречался с ламами из Тибета и Бурятии, тесно соприкасаясь с духовной традицией буддизма. В течение десяти лет, начиная с 1906 года, Николай Рерих занимал пост директора Рисовальной школы при Императорском Обществе поощрения художеств. Энергия и организаторский талант художника придали мощный импульс деятельности школы, которая за время его работы стала одним из самых крупных и демократичных учебных заведений России. Причем, художник не только руководил, но и находил время для преподавательской работы.

    В 1909 году Рерих был избран академиком Императорской Академии художеств и стал членом Реймской академии во Франции. В 1910 году он возглавил возобновленное объединение русских художников «Мир искусства», а в 1914 году получил чин действительного статского советника, соответствовавший генерал-майору по воинской табели о рангах.



    С 1906 года Рерих перешел от масляной живописи преимущественно к темпере, так как она – чистая по тону, не темнела от времени, обладала ровной бархатистой поверхностью и потому помогала сделать образ еще более возвышенным и одухотворенным. Художник отмечал: «Масло вообще скоро надоело своею плотностью и темнотою. Понравилась мюнхенская темпера Вурма. Много картин ею написано… Воздушность и звучность тонов дали свободу технике… С маслом темпера не сравнима. Суждено краскам меняться – пусть лучше картины становятся снами, нежели черными сапогами...». Рерих использовал многослойную манеру письма старых мастеров, дававшую богатейшие цветовые оттенки, а также немало времени отводил изучению различных составов красок, проводил опыты с клеевой и яичной темперами. Составы его красок высоко оценили художники Валентин Серов и Александр Головин. Облака и небо представали на картинах Рериха одухотворенными и полными глубокого символизма. Облака были всегда удивительно живыми, напоминающими то ладьи с цветными парусами, то белых коней с волнистыми гривами, то могучих богатырей, то величественные горы. Картины «Небесный бой» в 1912 году и «Веления неба» в 1915 году утверждали Рериха как мастера философского пейзажа. Накануне Первой мировой войны в искусстве Николая Рериха с особой силой прозвучала тема возмездия, впервые отраженная в полотне «Ангел Последний» в 1912 году. Над объятой пламенем землей в багряных облаках восставал апокалиптический ангел, воздававший по заслугам за все содеянное зло. Кара была неотвратима, и только скорейшее пробуждение людей к активному противостоянию злу в себе и, конечно, в окружающем мире могло спасти планету. Не случайно на далеком горизонте были видны сверкающие зарницы, как бы оповещающие о новой жизни на очищенной от скверны Земле. Эта картина была написана по вещему сну жены художника.



    «Ангел Последний»

    Созданные в 1914 году глубоко символические произведения «Град обреченный», «Крик змия» и «Дела человеческие» выражали грозные предчувствия того, что человечество подошло к историческому рубежу и эпохе мировых катаклизмов. Рерих получил от современников титулы «величайший интуитивист современности» - так сказал Максим Горький, а также «прорицатель» и «пророк». Одновременно мастер писал полотна, противоположные по настроению, – спокойные, молитвенные, их героями были духовные подвижники, величественные в своем труде на благо ближних. Это «Прокопий Праведный за неведомых плавающих молится» в 1914 году, «Три радости» в 1916 году и «Пантелеймон-целитель» в 1916 году. Последняя картина изображала старца, собиравшего на цветущем лугу лекарственные травы, которые светились, подобно маленьким огонькам. Несмотря на преклонный возраст, он ежедневно выходил на луга, чтобы помогать людям. Пейзаж был написан удивительно – в нем были живы легенда и сказка. Рерих писал о Родине: «Причудны леса всякими деревьями. Цветочны травы. Глубоко сини волнистые дали... Мшистые ковры богато накинуты. Белые с зеленым, лиловые, красные, оранжевые, черные с желтым… Любой выбирай. Все нетронуто. Ждет... Точно неотпитая чаша стоит Русь. Неотпитая чаша – полный целебный родник. Среди обычного луга притаилась сказка». В природе, в родной земле мастер видел неиссякаемый источник духовных сил народа.



    «Пантелеймон-целитель»

    В эти же годы Рерих задумал сюиту «Героика» и создал к ней семь эскизов, первым из которых был «Клад захороненный» в 1917 году. Серия была построена по мотивам скандинавской мифологии. Захороненный клад – это скрытая правда жизни, подступы к которой закрыла злая колдунья. Посредством мифологических персонажей художник иносказательно передавал свое восприятие текущих событий. По его мнению, в страшной стихии войн и революций человечество утеряло путеводные нити Духа и Красоты. «Захороненные» лучшие духовные накопления должны быть оберегаемы, но к сроку найдены и применены. Творчество Рериха вызывало живой отклик многих писателей и поэтов. Алексей Ремизов написал цикл «Жерлица дружинная», позже переименованный им «Глазами Рериха», куда вошли эссе с названиями картин художника: «Город строят», «Дела человеческие», «Сокровище ангелов» и другие произведения. Леонид Андреев в 1919 году написал о творчестве Рериха: «Богатство его красок беспредельно, а с ним беспредельна и щедрость, всегда неожиданная, всегда радующая глаза и душу… Колумб открыл Америку, еще один кусочек все той же знакомой земли… – и его до сих пор славят за это. Что же сказать о человеке, который среди видимого открывает невидимое и дарит людям не продолжение старого, а совсем новый, прекраснейший мир! Целый новый мир!».



    «Клад захороненный»

    С 1916 года в связи с осложнением после перенесенного воспаления легких Рерих с семьей жил в Карелии. Близость к Петрограду позволяла время от времени выезжать туда и заниматься делами школы. Однако в 1918 году русско-финская граница была закрыта, и Рерихи оказались вне России. Несмотря на то, что сотрудничество с новой советской властью поначалу складывалось вполне благополучно, мысли Рериха были неуклонно устремлены к достижению своей главной заветной мечты – побывать в странах Востока, прежде всего, в Индии, колыбели древней культуры и духовности. Его глубоко интересовали общие корни славянства и индоиранцев, а также восточные истоки Древней Руси. 1910-е годы были отмечены серьезным увлечением художника восточной культурой. Вместе с женой он изучал жемчужины духовно-философской мысли Индии – «Бхагавад-Гиту», книги Шри Рамакришны, Свами Вивекананды и Рабиндраната Тагора. В его записях тех лет были знаменательные слова: «Делаю земной поклон Учителям Индии. Они внесли в хаос нашей жизни истинное творчество и радость духа, и тишину рождающую. Во время крайней нужны - Они подали нам Зов. Спокойный, убедительный, мудрый знанием». Такое путешествие из России в Индию, колонию Англии, было бы невозможно еще долгие годы, и Рерих решил искать другие пути. После серии выставок в Скандинавских городах художник уехал в Лондон, но не получив виз в Индию, принял предложение о проведении грандиозного выставочного турне по всем крупным городам США.



    Николай Рерих с сыном Юрием во время приезда в Америку.

    Прошедшие с 1920-го по 1923-й годы в США выставки русского художника, так ярко воплощавшего национальный характер и духовные идеи малознакомого американцам искусства России, привлекли всеобщее внимание и интерес. Рерих тем временем активно выступал с лекциями, утверждая необходимость культурного сотрудничества и взаимопонимания, и уже через год основал несколько культурных центров: Мастер-Институт Объединенных Искусств в Нью-Йорке, действовавший с 1921-го по 1935-й годы, художественное объединение «Пылающее сердце» в Чикаго, также работавший с 1921-го по 1935-й годы, и Международный Центр Искусств «Венец Мира» в Нью-Йорке, работавший с 1922-го по 1935-й годы. Признанием заслуг мастера стало открытие в 1923 году в Нью-Йорке Музея его имени, существующего до сих пор. Это был первый музей, посвященный творчеству одного художника. Рерих передал туда свыше трехсот картин. В годы пребывания в Америке им была создана прекрасная серия «Санкта», ярко отразившая жизнь русских подвижников, и задумана загадочная серия «Мессия», которую составили два полотна: «Легенда» в 1923 году и «Чудо. Явление Мессии» в 1923 году.



    «Чудо. Явление Мессии»

    В «Чуде» мост был символом соединения земного мира с Высшим, людей – с Богом, это был зримый «переход от берега тьмы на сторону Света». Люди, освещенные благодатным светом и склонившие головы перед восходящей Славой, во всеобщем порыве чтили Ведущее Начало и Огненного Учителя. «Бог есть огонь, согревающий сердца», – любил повторять мастер.

    Именно в Америке Рерих нашел единомышленников в организации двух беспрецедентных по своим масштабам и сложнейшему маршруту научных экспедиций: Центрально-Азиатской экспедиции, длившейся с 1923-го по 1928-й годы, и позже – Маньчжурской экспедиции, длившейся с 1934-го по 1935-й годы. Первая из них вошла в Золотой фонд географических открытий нашей планеты и, по словам академика Алексея Окладникова, «была настоящим научным и человеческим подвигом, явилась триумфом русских исследователей Центральной Азии». Маршрут проходил через Индию, Гималаи, Тибетское нагорье, Китай и Монголию с кратким визитом в Россию. Впервые были отмечены на картах десятки новых горных вершин и перевалов, проведены археологические и этнографические исследования, найдены редкие манускрипты и произведения искусства. В тяжелых условиях экспедиции Рерих создал около пятисот этюдов, отразивших необычный и удивительный мир горных высот и ледников, азиатских степей и пустынь. Художник составил подробный дневник, впоследствии легший в основу книг «Алтай-Гималаи» и «Сердце Азии», обе вышедшие в 1929 году. Елена Ивановна, первая из европейских женщин, прошла вместе с мужем по всему труднейшему пути Центрально-Азиатской экспедиции.



    В 1934-1935 годах Николай Рерих предпринял экспедицию в Маньчжурию и Внутреннюю Монголию, организованную по инициативе Департамента земледелия США с целью сбора семян засухоустойчивых растений, препятствующих эрозии почв и распространению насекомых-вредителей. Помимо чисто научных задач экспедиция имела культурно-экономическую цель – создание сельскохозяйственных кооперативов на основе широкого сотрудничества народов. На вершинах Гималаев, среди беспредельных просторов, Рерих прикоснулся к вечному дыханию жизни и ее космическим тайнам. В 1924 году им были написаны два близких по настроению полотна – «Капли жизни» и «Жемчуг исканий». На первой из них была изображена погруженная в думы девушка, ожидавшая на краю горного утеса, когда чистая вода родника наполнит ее кувшин. Так и душа человека должна очиститься, утончиться и наполниться чистой водой духовного знания, прежде чем станут доступны для ее постижения великие смыслы бытия. Серебряная струйка родника напоминала жемчужное ожерелье в руках Гуру (Учителя) с картины «Жемчуг исканий». Ожерелье в мировой символике означало вечность. Вечен дух человека, который, как нить, связует все его воплощения (бусины) в земной жизни (восточная доктрина перевоплощения). Известно, что образование жемчуга происходит в живом организме – и это длительный процесс. Так и человек, преодолевая жизненные испытания, обретает новые качества, сущность его постепенно одухотворяется и становится сияющей, как переливающийся блеск перламутра. В каждой жемчужине Учитель видит итог долгой и неустанной работы духа ученика. Над собеседниками, за морем облаков, сияет величественная Канченджанга – Гора Пяти Сокровищ.



    «Жемчуг исканий»

    Сюжет картины «Сокровище Мира. Чинтамани» в 1924 году был основан на восточной легенде. Рерих так пояснял ее: «На краю пропасти, у горного потока, в вечернем тумане показываются очертания коня. Всадника не видно. Что-то необычно сверкает на седле. Может быть, это конь, потерянный караваном?.. Так мыслит рассудок, но сердце вспоминает другое. Сердце помнит, как от великой Шамбалы, от священных горных высот в сужденный час сойдет конь одинокий и на седле его, вместо всадника, будет сиять сокровище мира: Норбу Римпоче – Чинтамани – Чудесный камень, мира спаситель. Не пришло ли время? Не приносит ли конь одинокий нам сокровище мира?». Художник наполнял новым смыслом древнюю легенду, видя в ней предсказание о скором наступлении новой эпохи в жизни человечества – эпохи Культуры и Света. Приход ее Рерих воспринимает как Высшее веление, для воплощения которого нужны большие созидательные усилия людей по утверждению основ знания и красоты.



    «Сокровище Мира. Чинтамани»

    После первой экспедиции семья Рерихов поселилась в долине Кулу в Индии. Здесь в 1928 году для проведения дальнейших научных изысканий ими был создан Институт Гималайских исследований «Урусвати», имевший контакты со многими учеными всего мира, среди которых были Боше, Вавилов, Эйнштейн, Милликен, Гедин, Метельников и другие ученые.

    Особая страница в жизни Николая Константиновича начиналась со встречи в 1899 году с будущей супругой – Еленой Ивановной Шапошниковой. Она родилась в семье архитектора, а по линии матери была родственницей великого полководца Михаила Голенищева-Кутузова и композитора Модеста Мусоргского. Девушка окончила с золотой медалью Мариинскую женскую гимназию, а после – Санкт-Петербургскую музыкальную школу, где был отмечен ее бесспорный талант. Осенью 1901 года, после возвращения Николая Рериха из Парижа, состоялось их бракосочетание, а в 1902 году, во время археологической экспедиции, родился первенец – сын Юрий, будущий выдающийся ученый-востоковед и филолог. В 1904 году появился на свет второй сын Святослав, продолживший дело отца и ставший известным художником-портретистом. Именно Святослав создал галерею глубоких и возвышенных портретов своих родителей – «Портрет Елены Рерих» и «Николай Рерих у статуи Гуго Чохана» в 1937 году.



    «Николай Рерих у статуи Гуго Чохана»

    Елена Ивановна стала единомышленницей и вдохновительницей художника, его «другиней» и «ладой». По признанию Рериха, многие его картины были результатом их совместного творчества и должны были быть подписаны двумя именами. Он посвятил ей глубоко символические картины «Ведущая» в 1924 году, «Агни Йога» в 1928 году и многие другие произведения.



    Именно Елена Ивановна развила интерес супруга к культуре Востока. Вместе с ней он вдохновлялся образами и идеями «Бхагавад-Гиты», «Провозвестия Рамакришны» и поэзии Рабиндраната Тагора. Верная спутница жизни Рериха очень любила и ценила его творчество. Она рассказывала: «Каждое произведение Николая Константиновича поражает гармоничностью в сочетании всех своих частей, и эта гармоничность дает основу убедительности… Для меня, постоянной свидетельницы его творчества, источником непрестанного изумления остается, именно, неисчерпаемость его мысли в соединении со смелостью и неожиданностью красочных комбинаций. Не менее замечательной является и та легкость и уверенность, с которой он вызывает образы на холсте. Они точно бы живут в нем, и редко когда ему приходится нечто изменять или отходить от первого начертания». Она подтверждала факты целительного воздействия полотен мужа на больных людей. В Индии его картины размещали в санаториях и больницах.



    «Агни Йога»

    В каждом полотне Рерих воплощал не только мастерство живописца, но и глубокие философские идеи. Его литературное наследие составили драма «Милосердие», поэтический сборник «Цветы Мории», изданный в 1921 году для сбора средств голодающим в России, более десяти томов статей, очерков и писем, собранных в книги «Пути Благословения» в 1924 году, «Держава Света» в 1931 году, «Твердыня Пламенная» в 1933 году, «Священный Дозор» в 1934 году, «Врата в будущее» в 1936 году, «Нерушимое» в 1936 году, «Химават» в 1946 году, «Гималаи – обитель Света» в 1947 году, «Моя жизнь. Листы дневника» в 1936-1947 году. Рерих-мыслитель создал всеобъемлющую концепцию Культуры, являющейся «величайшим устоем» космической эволюции человечества. Под Культурой он понимал синтез лучших достижений человечества в области науки, искусства, религии и философии. Что спасет и просветит затемненную невежеством и омраченную бедами душу человека? Конечно, Культура и ее столпы – Знание, Любовь, Красота, Добро. «Осознание красоты спасет мир», – существенно дополнил Рерих мысль Федора Достоевского. Именно осознанное и действенное воплощение в жизнь высоких принципов было кредо мыслителя. Ярким свидетельством этого явилась разработка Николаем Константиновичем Международного Пакта об охране исторических памятников, художественных и научных учреждений. Еще путешествуя по городам России в 1903-1904 годах, художник был поражен страшным разрушением древних памятников культуры из-за халатности, небрежения либо неумелой реставрации. Идея Пакта была предложена им в 1915 году Николаю II, а в 1929 году текст был представлен Комитету по делам музеев при Лиге Наций. Общественный резонанс, вызванный идеями документа, был так велик, что в этом же году его автор был выдвинут на получение Нобелевской премии мира. В 1935 году Пакт Рериха был подписан двадцатью странами обеих Америк, и в 1954 году лег в основу Гаагской конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, принятой большинством стран мира, в том числе и СССР. Николай Константинович писал: «Если Красный Крест прекрасно заботится о физическом здоровье человечества, то Пакт по охране культурных сокровищ должен быть как бы целителем и покровителем духовного здравия человечества». Художником был разработан символ Пакта – Знамя Мира: три красных круга в единой окружности. Толкования знака многоплановы: прошлое, настоящее и будущее в круге Вечности; наука, искусство и религия (философия) в едином поле Культуры; земное, тонкое и огненное начала жизни в человеке и бытии в целом. Этот древний символ триединства встречается в различных культурах мира. Он был отражен на многих картинах художника 1920-1930-х годов. В философии Рериха идея внесения культуры в жизнь современного общества была связана с женщиной, ее высокой миссией воспитания, просвещения и одухотворения жизни. Наступающую эпоху мыслитель называл эпохой Женщины и активно поддерживал возникновение мощного международного женского движения.



    Картина «Матерь Мира» в 1930 году была наполнена глубоким символизмом. Матерь Мира – образ вечной женственности, «все в себе вмещающей, все в себе зарождающей», великое творческое начало жизни. Он был знаком всем народам на Земле с древнейших времен: Матерь Кали, Преблагая Дуккар, Иштар, Гуань-Инь, Мириам, Белая Тара, Изида, Мадонна… На картине Ее великое творчество символизировало плат, богато покрытый изображениями животных, птиц, деревьев и цветов. Святой лик до половины скрыт покрывалом, что отражало как Ее тайну, так и страдание от тяжкого нравственного падения человечества, удаляющегося от истины жизни. Руки Матери Мира были сложены на груди и обращены к людям, что показывало Ее любовь и благоволение ко всему сущему. Каменное подножие трона было отделено от людей рекой жизни, в которой плавают рыбы. Рыба в восточной культуре – символ Аватары, Мессии, Спасителя, который соединяет божественным учением и подвигом жизни Небо и Землю в наших сердцах, небесный трон Матери Мира с земной твердью.



    «Матерь Мира»

    Философское мировоззрение Николая Константиновича наиболее полно было выражено в Учении Живой Этики (Агни Йоги). Оно составлялось Рерихами в сотрудничестве с индийскими духовными Учителями, которое активно развивалось с 1920-х годов в Индии. Главная роль в написании книг принадлежала Елене Ивановне. Долгие годы Рерихи вели обширную переписку с многочисленными корреспондентами по вопросам Учения и утверждения Пакта Мира.



    Елена Рерих и Николай Рерих.

    Рерих с семьей более двадцати лет прожил в Индии в долине Кулу, откуда открывался великолепный вид на горные вершины Гималаев. Мир гор, древних, как сама планета, явился для художника величественным символом царства Духа, Истины и Красоты. В историю искусства Рерих вошел как непревзойденный певец гор, мастер Гималаев, которому удалось передать сокровенный дух этих вершин. Устремленные ввысь снежные гиганты, кажется, выходили за пределы планеты и становились частью огромного, неведомого Космоса. Знаменательно, что Юрий Гагарин сказал о просторах Вселенной, впервые открывшихся взгляду человека: «Необычно, как на полотнах Рериха». Каждая из картин Гималайской серии – это глубокий философский пейзаж, это «жемчуг исканий», запечатлевший прикасание к высшим смыслам бытия. Художник писал горы в разное время суток и года, любуясь переливами неземных красок и оттенков, их прозрачностью и чистотой. Вершины на его полотнах дышали и жили своей таинственной жизнью, часто напоминая очертания людей и животных. Альпинисты, побывавшие на труднодоступной вершине Эвереста, узнали вид пещеры на одной из картин мастера. Поразительно, но сам художник физически не поднимался на такую высоту. Исследователи отмечали, что даже самим индийцам Николай Константинович впервые открыл горы как предмет эстетики. После его картин появились местные пейзажисты гор. В 1932 году к этому обратился Бирешвар Сен, а за ним и другие. Рериху подражали, на его выставки в Индии приходило огромное число людей.

    Горы на полотнах Рериха напоминали о великих истоках жизни и культуры. Неприступные твердыни – Джомолунгма (Эверест), Канченджанга, Кайлас, гора Шатровая и Колокол – овеяны множеством легенд и сказаний. Там находились обители духовных подвижников и садху, наполнявших пространство своими благими мыслями; пещеры отшельников; места паломничества многих народов. Гималаи хранят тайны духовного прозрения и познания. «О, Индия волшебно-прекрасная! – восклицал мастер. – Позволь выразить тебе глубочайшее восхищение величием и вдохновением, которым полны твои древние города и храмы, твои луга, твои священные реки и Гималаи». Вершины гор как будто показывали те высоты, на которые может и должен подняться человеческий дух. Наиболее полно и ярко духовная мощь и красота открывались нам в обликах великих подвижников и героев. Утверждение их силою искусства – постоянная тема и важнейший мотив творчества Рериха.



    «Ом мани падме хум»

    В 1924-1925 годах мастер создал большую серию «Знамена Востока» («Учителя Востока») и активно разрабатывал эту тематику в последующие годы. Полотна были посвящены великим Учителям человечества и духовным подвижникам – Будде, Лао Цзы, Конфуцию, Миларепе, Нагарджуне, Моисею, Христу, Мухаммеду, Сергию Радонежскому и Жанне д`Арк. Картины свидетельствовали о широте замысла Рериха и его больших знаниях в области мифологии и религиозной философии народов Азии - Индии, Китая, Тибета, Аравии, а также России и Европы. Художник сознательно отходил от ортодоксальных религиозных канонов, изображая подвижников в кротком спокойствии их жизненного подвига. Так, Конфуций был показан терпящим гонение, Сергий «самосильно работал», воинственный Магомет уединенно молился и слышал зов Архангела стать пророком новой веры. Духовность и подвижнический пафос персонажей Рериха выражали идею о единстве человеческих устремлений при многообразии форм духовных поисков, о высокой нравственности труда и подвига. Рерих призывал зрителей вспомнить образы великих мудрецов прошлого, обратиться к их жизнеописаниям и духовным учениям, чтобы претворять их в жизнь и идти по пути нравственного самосовершенствования. Особенно дорог и близок Рериху был образ святого Сергия Радонежского, которому были посвящены многие его картины. Одна из лучших относится к 1932 году, и хранится в Государственной Третьяковской галерее. Используя некоторые композиционные принципы иконописи, художник изобразил подвижника на переднем плане в полный рост. За фигурой святого Сергия – русский монастырь как знак основания им обители Святой Троицы, ставшей центром духовной и культурной жизни России. Монастырь также символизирует школу учеников Сергия, которые построили на Руси около сорока монашеских обителей, распространяя общинный порядок и учение Святого. Идущий полк воинов под хоругвем с ликом Спаса напоминал об историческом факте благословения святым Сергием Дмитрия Донского на Куликовскую битву, которая стала первой крупной победой, вдохнувшей в русский народ силы и веру в себя. Наверху было изображено Всевидящее Око – древний символ Бога. В руках Преподобный держит храм – символ будущей возрожденной России. Знак триединства на плате Святого говорило о том, что он охраняет и ведет Россию и в прошлом, и в настоящем, и в будущем. Нижнюю часть картины занимала надпись, сделанная славянской вязью: «Суждено Св. Преподобному Сергию трижды спасти Землю Русскую. Первое при князе Дмитрии. Второе при Минине. Третье...» Многоточие заменило слово «теперь», но и оно красноречиво говорило о том, что Рерих предчувствовал грядущие страшные испытания России во Второй мировой войне и не сомневался в ее будущих победах.

    Парным к данному полотну стал «Святой Франциск» в 1932 году. На картине Франциск был изображен в величественной простоте: в его руках был голубь, рядом – куст с гнездом птиц, которые его совсем не боялись. По легенде, святой понимал язык птиц и зверей и даже волка сумел обратить ко благу. Душа его была настолько милосердна и чиста, что вмещала любовь ко всему сущему. На заднем фоне был изображен монастырь – символ основания святым Франциском духовной обители и монашеского ордена. Трогательно и проникновенно было произведение «Труды Мадонны» в 1933 году. На нем был изображен Небесный Монастырь (рай), отделенный от земной тверди рекой жизни. Милосердная Матерь Божия по серебряной нити любви, идущей от сердца, пропускала через стену в рай страждущие человеческие души, которые из-за греховности не могли пройти через врата.



    «Труды Мадонны»

    Картина была написана по христианскому апокрифу. Однажды ключарь рая апостол Петр обеспокоился, что в раю неведомым образом оказываются новые души. Господь предложил пойти ночью дозором. И они увидели, как Дева Мария опустила за стену рая Свой белоснежный шарф и принимала по нему какие-то души. Петр возревновал и хотел вмешаться, но Господь остановил его, восхитившись самоотверженным трудом Мадонны.

    На полотне «Странник Светлого Града» в 1933 году был изображен одинокий путник с сумой за плечами и посохом в руке. Духовные искания привели его к прекрасному белокаменному монастырю, спрятанному гдето далеко в горах. А над ним и горами возвышался небесно-облачный Храм. В этом пронзительно одиноком страннике с его неуклонной устремленностью и в то же время нездешней мечтательностью был заключен духовный образ целого народа. Дорога России к своему Храму, к истинному Новому миру идет не через чужие обольщающие блага, а через наши души и сердца. Град Светлый – та благая цель и идеал, к которому стремится каждый в своем духовном восхождении. Этот Град находится, прежде всего, внутри самого человека. Любой может строить его сам, внимая велениям Высшего мира и своего сердца. На картине «Звенигород» в 1933 году на фоне белокаменного монастыря с куполом, взмывающим ввысь, с колоколами и настенной росписью Богородицы с Младенцем выходят Святители, держащие в руках город и свиток с Заветом. Для Рериха Звенигород был собирательным образом Новой светлой России. «Скрыня бездонная», «чаша неотпитая», «красота неизреченная» – так писал художник о Родине, будучи уверенным, что в будущем, очищенная и возрожденная, она станет оплотом истинного мира.



    «Звенигород»

    Звенигород – светлый Град для живописца. Он собирал и внимательно изучал легенды о Стране обетованной, существующие у разных народов, – о Беловодье, Китеже, Царстве пресвитера Иоанна, Шамбале, Братстве Грааля… В статьях Николая Рериха звучала мысль о глубинном единстве духовных устремлений человечества.

    Одна из самых загадочных картин Рериха – «Оттуда» в 1936 году. Среди ледников и скал через бурную горную реку по узкому мосту идет в снежно-белых одеяниях торжественная и просветленная женщина. Руки ее сложены в благословении. По эту сторону реки, на берегу сидит другая женщина, которая ждет путницу, на ее одеждах – знак триединства. Откуда идет женщина? Из той таинственной горней Обители, где живут мудрецы и риши, где человеку дается духовное знание во благо и служение людям… Полотно художник посвятил своей супруге.



    «Оттуда»

    Картина «Звезда героя» в 1936 году была наполнена тем же духом странничества и красоты небесного зодчества. На темно-синем небе мерцают живым, трепетным светом звезды, а небо прорезает блистательная комета. Это и есть «звезда героя». Внизу, на фоне огромных гор, в сиянии огня костра расположена фигура путника, устремленного духом ввысь, внимающего звездному знаку. Самоотверженным подвигом осветить людям путь ко благу – это и значит стать кометой света… Работа была посвящена старшему сыну Рериха – Юрию, которому родители завещали приехать в Россию для передачи их наследия и утверждения его в российской культуре. Юрий Николаевич исполнил завет, и в советской стране конца 1950-х годов, когда имя и учение Рерихов были под запретом, его мужественный подвиг стал подобен комете, рассекавшей тьму невежества и духовного застоя.



    «Звезда героя»

    В первые же годы Великой Отечественной войны на полотнах художника появились образы, ставшие пророческими предсказаниями Великой Победы. Обращаясь к героическому прошлому Руси, Рерих напоминал о том, что бывали тяжкие времена и жестокие битвы, но враги всегда были побеждены, и впереди ждала победа. Об этом рассказывала восхитительная плеяда картин: «Ярослав Мудрый» в 1942 году, «Александр Невский (Русская война)» в 1942 году и «Святые Борис и Глеб» в 1942 году. Образы братьев-страстотерпцев Бориса и Глеба во все века почитались на Руси как «обоюдоострый меч», защищающий от неприятелей. Художник писал их лица, согласно древнерусской традиции, ясными и кроткими. Но их сияние, радужное и очищенное страданиями было мощно, казалось, что плывущая ладья несет на всю Россию их единый всепобеждающий огонь. Николай Рерих не сомневался в победе Советского Союза над фашистской Германией, и в июле 1941 года он утверждал: «В грозе и молнии кует народ русский славную судьбу свою. Обозрите всю историю русскую. Каждое столкновение обращалось в преодоление. Каждое разорение оказывалось обновлением. И пожар, и разор лишь способствовали величию Земли Русской. В блеске вражьих мечей Русь слушала новые сказки и обучалась, и глубила свое неисчерпаемое творчество. Потрясения лишь вздымали народную мощь, накопленную и схороненную, как силушка Ильи Муромца... В грозе и молнии рождаются герои».



    «Святые Борис и Глеб»

    В самом начале войны сыновья Рериха трижды обращались в советское посольство в Англии с просьбой зачислить их в ряды Красной Армии. В Индии прошло несколько выставок Николая Константиновича и Святослава Николаевича Рерихов с продажей картин и книг в пользу Красной Армии и советского Красного Креста. В выступлениях и очерках тех лет художник всегда подчеркивал решающее значение советского государства в деле разгрома фашизма. Он выступил с инициативой создания Американо-Русской Культурной Ассоциации (АРКА) в Нью-Йорке, функционировавшей с1942-го по 1948-й годы, и активно содействовавшей культурному сотрудничеству между США и СССР. Рерих был избран ее почетным председателем. Тесно сотрудничая с Полномочным представительством СССР в Вашингтоне и ВОКС, АРКА проводила большую работу по обмену культурной информацией. В работе Ассоциации принимали участие Эрнест Хемингуэй, Рокуэлл Кент, Чарли Чаплин и многие другие прогрессивные и дружески настроенные к СССР американские писатели, художники и ученые.

    В мае 1942 года у Рерихов гостил Джавахарлал Неру с дочерью Индирой Ганди. Большой заботой Николая Константиновича было создать дружеский мост между Индией и СССР, и культурные связи, считал художник, являются здесь самыми крепкими и надежными. Он разрабатывал проект создания Индо-Русской Культурной Ассоциации (ИРКА), который оказался идейной близким будущему премьер-министру. Многие годы Джавахарлал Неру оставался близким другом семьи Рерихов. В своей речи на открытии посмертной выставки Николая Рериха Джавахарлал Неру сказал: «Когда я думаю о Николае Рерихе, я поражаюсь размаху и богатству его деятельности и творческого гения. Великий художник, великий ученый и писатель, археолог и исследователь, он касался и освещал так много аспектов человеческих устремлений. Уже само количество картин изумительно – тысячи живописных полотен и каждая из них – великое произведение искусства. Когда вы смотрите на эти полотна, многие из которых изображают Гималаи, кажется, что вы улавливаете дух этих великих гор, которые веками возвышались над равнинами Индии и были нашими стражами. Картины его напоминают нам многое из нашей истории, нашего мышления, нашего культурного и духовного наследия, многое не только о прошлом Индии, но и о чем-то постоянном и вечном, и мы чувствуем, что мы в долгу у Николая Рериха…».



    Джавахарлал Неру, Индира Ганди, Николай Рерих. Кулу. Май, 1942 года.

    Рерих, отвергая любые абстракции, признавал только одно определение своего творчества – «героический реализм». Цели его искусства всегда были возвышенны, а средства были самые реальные и земные. «Вот Вы определяете мое искусство как героический реализм. – писал художник. – Мне радостно такое определение. Подвиг, героизм всегда были зовущими. Истинный реализм, утверждающий сущность жизни, для творчества необходим… Истинный реализм отображает сущность вещей. Для подлинного творчества реализм есть исходное восхождение… Без движения не будет и обновления, но новизна должна быть здоровой, бодрой, строительной. Упаси от абстрактных закоулков. Холодно жить в абстрактных домах. Не питает абстрактная пища». В другом случае он писал: «Вместо блуждания в трущобах непонятностей народ хочет познать и отобразить действительность. Сердце народное отлично знает, что от реализма открыты все пути. Самое реальное творчество может быть прекрасно по колориту, может иметь внушительную форму и не убоится увлекательного содержания».



    Зрелое творчество Рериха отличала высокая синтетичность и небывалый масштаб мысли. Оно было наполнено поэтической иносказательностью и глубоким символизмом, в нем ярко был выражен синтез эстетического и этического начал. Его кисть не останавливалась на подробностях и деталях изображенного, формы утончались и уже не через них, но как бы поверх сияла идея художника, величественная в своей простоте и ясности. Богатейшая симфония красок звучала, как мощный аккорд, заставляющий трепетать сердце зрителя. На картине «Песнь о Шамбале» в 1943 году на фоне величественного заката сверкала в отдалении пятиглавая Канченджанга, перед ней расстилалась непроходимая область, окруженная снеговыми гигантами. Впереди на темной скале сидел монгол, чей взор был устремлен в сторону Заповедной страны, горней Обители мудрецов и духовных подвижников. Елена Ивановна писала о муже: «Да, он был неповторяемым певцом Горней Обители… Навсегда он останется непревзойденным в этой области. Действительно, кто сможет настолько посвятить себя такому постоянному предстоянию перед величием и красотой этих вершин, воплотивших и охраняющих величайшую Тайну…». В этой работе, отмечала она, мастер отобразил самые сокровенные духовные устремления своей жизни и творчества. Полотно «Ведущая» в 1944 году, посвященное Елене Ивановне, – это поэма о женщине и ее высокой миссии. На фоне высокой горы, символизирующей жизненный путь, были изображены мужская и женская фигуры. Они были показаны в момент восхождения, когда напряжение духовных сил раскрывается наиболее полно, и роль вдохновительницы и водительницы здесь принадлежит женщине. «И как апофеоз... духовного стремления, мне хотелось в картине «Ведущая» дать светлый облик женщины, ведущей искателя подвига к сияющим вершинам», – писал Рерих.



    «Песнь о Шамбале»

    «Приказ Учителя» в 1947 году – последнее произведение мастера. Учитель в состоянии самоуглубления мысленно отдавал приказ летящему белому орлу. В восточных учениях утверждается, что мысль человека – это энергия, и добрая, сердечная мысль действенно помогает людям. Учитель отдавал спешный приказ, зная, что его мысль может вдохнуть силы нуждающимся и спасти их от грозной опасности. Может быть, Рерих изобразил самого себя, через всю жизнь пронесшего приказ Учителя нести людям Мир через Культуру? А может, он сам как умудренный опытом жизни Учитель оставлял читателям приказ одержать главную в нашей жизни победу – победу Духа. Каждый поймет и примет это наставление на языке своего сердца. «Его прекрасная картина «Приказ Учителя», – писал сын художника Святослав, – это глубокий символ его огромных достижений и необыкновенной жизни».



    «Приказ Учителя»

    Художник неоднократно и в 1930-е, и в 1940-е годы посылал запросы о разрешении вернуться на Родину. «Нынче исполнилось четверть века наших странствий, – отмечал он в 1942 году. – Каждый из нас четверых в своей области накопил немало знаний и опыта. Но для кого же мы все трудились? Неужели для чужих? Конечно, для своего, для русского народа мы перевидали и радости, и трудности, и опасности. Много, где нам удалось внести истинное понимание русских исканий и достижений. Не на миг мы не отклонялись от русских путей. Именно русские могут идти по нашим азийским тропам… Для народа русского мы трудились. Ему несем знания и достижения». Чуть ранее в 1939 году, в период ухудшения здоровья мастер был вынужден написать завещание, которое по сей день звучит как завет всем нам: «Собственности у меня нет. Картины и авторские права принадлежат Елене Ивановне, Юрию и Святославу. Но вот что завещаю всем, всем. Любите Родину. Любите народ русский. Любите все народы на всех необъятностях нашей Родины. Пусть эта любовь научит полюбить и все человечество. Чтобы полюбить Родину, надо познать ее. Пусть познавание чужих стран лишь приведет к Родине, ко всем ее несказуемым сокровищам. Русскому народу, всем народам, которые с ним, даны дары необычные. Сокровища азийские доверены этим многим народам для дружного преуспеяния. Доверены пространства, полные всяких богатств. Даны дарования ко всем областям искусства и знания. Дана мысль об общем благе. Дано познание труда и бесстрашная устремленность к обновлению жизни. Народы поют и способны к украшению жизни. Где нарождается красота, там придет и расцвет всех трудовых достижений. В мирном труде познается и мир всего мира. В мире идет строительство и светлое будущее. А где постройка идет, там все идет. Полюбите Родину всеми силами – и она вас возлюбит. Мы любовью Родины богаты. Шире дорогу! Идет строитель! Идет Народ Русский!».

    Николай Константинович был настолько уверен в положительном ответе на очередной запрос, что семья начала активные сборы к отъезду. Но 13 декабря 1947 года он ушел из жизни, так и не узнав, что в визе ему было отказано.

    Тело Николая Рериха было предано огню в долине Кулу. На месте погребального костра был установлен камень, на котором высечена надпись: «15 декабря 1947 года здесь было предано огню тело Махариши Николая Рериха — великого русского друга Индии. Да будет мир».



    Яркая жизнь великого русского живописца и мыслителя была подобна удивительной легенде. Начав свой путь в России, пройдя Европу и Америку, он закончил его в Азии. Весь мир был для него полем деятельности. Его одухотворенная мысль пробудила к действию мощные международные движения «Лига защиты Культуры», «Знамя Мира» и многие культурные объединения, значимость которых только возрастает с каждым днем, ибо «истинная эволюция свершается лишь на основах Знания и Красоты».

    В 1976 году о Николае Рерихе был снят документальный фильм.





    Текст подготовила Татьяна Халина

    Использованные материалы:

    Рерих Н.К.Адамант, Звезда Матери Мира / Цветы Мории. Пути
    благословения. Сердце Азии. Рига: Виеда, 1992. С. 94-95, 150.
    Рерих Н.К.Куинджи (К тридцатилетию со дня смерти), "Литературные
    записки", Рига, 1940.
    Рерих Н.К. По пути из варяг в греки (1900) / Собрание сочинений. Книга первая. М.: Изд-во И.Д. Сытина, 1914.
    Эрнст С.Р. Н.К.Рерих // Держава Рериха. М.: Изобраз. искусство, 1994. С. 21.
    Андреев Л.Н.Держава Рериха // Русская жизнь. Гельсингфорс. 1919, № 23, 29 марта.
    Беликов П.Ф.Рерих. Опыт духовной биографии. Новосибирск, 1994. С. 145-146.
    Письма Елены Рерих, 1929-1938. В 2-х т. Мн.: Белорусский фонд Рерихов; ПРАМЕБ, 1992. Т.1. С. 155-156.





    10 октября 1874 года – 13 декабря 1947 года

    Похожие статьи и материалы:

    Рерих Елена (Документальные фильмы)
    Рерих Елена Ивановна (Философы)
    Рерих Николай (Документальные фильмы)
    Рерих Святослав (Документальные фильмы)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!


    Рерих Николай Константинович (Живопись)
    Спасибо огромное за прекрасный материал! С уважением, Ольга

    O Y [2016-06-01 23:29:43]




  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»