"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Литература

    Габрилович Евгений Иосифович



    Заслуженный деятель искусств РСФСР (1969)
    Герой Социалистического Труда (1979)
    Кавалер ордена Ленина (1979)
    Кавалер ордена Октябрьской Революции
    Кавалер двух орденов Трудового Красного Знамени
    Кавалер ордена Отечественной войны II степени
    Лауреат Государственной премии (1943, за сценарий фильма «Машенька»)
    Лауреат Государственной премии СССР (1967, за сценарий фильма «Ленин в Польше»)
    Лауреат Государственной премии (1983) — за сценарий фильма «Ленин в Париже»
    Лауреат национальной премии Германской Демократической Республики (1971, за фильм «На пути к Ленину»)
    Лауреат кинопремии «Ника» (1989)





    Евгений Габрилович родился 29 сентября 1899 года в Воронеже.

    Его отец был аптекарем, а мама – домохозяйкой. Семья Габриловичей жила в Воронеже, где Евгений учился в реальном училище, а после того, как Габриловичи переехали в Москву, Евгений учился в частной гимназии и, позднее – на юридическом факультете Московского университета.

    В детстве, по рассказам самого Габриловича, его, «как любого отпрыска из нормальной семьи», обучали музыке, а точнее – игре на рояле. В юности, в начале 1920-х, годов Евгений Габрилович работал тапером и играл популярные в то время фокстроты на различных вечеринках. Его виртуозную игру заметил Валентин Парнах – человек, открывший джаз для русской публики, и пригласил молодого пианиста в свой джазовый оркестр. Первое выступление новоиспеченного джаз-банда состоялось в зале Государственного института театрального искусства 1 октября 1922 года, и этот день некоторые историки считают днем рождения советского джаза. На втором выступлении оркестра в Доме печати в декабре того же года присутствовал Всеволод Мейерхольд, и позже Евгений Габрилович вспоминал: «Среди тех, кто яростно бил в ладоши и взывал «еще», был Всеволод Эмильевич Мейерхольд. Он тут же предложил Парнаху организовать джаз-банд для спектакля, который тогда репетировался». В результате джаз-банд Валентина Парнаха стал с успехом участвовать в постановках Всеволода Мейерхольда «Д.Е.» и «Великодушный рогоносец».

    В это же время Евгений Габрилович начал и свою писательскую карьеру. Начинал он как прозаик и журналист. Своеобразный и узнаваемый стиль молодого прозаика первыми заметили пародисты. Известный пародист Александр Архангельский выступал с яркими литературными пародиями, написанными в соавторстве с Габриловичем, а позже в качестве прозаика Габрилович стал участником Литературного центра конструктивистов, и одновременно попробовал свои силы в качестве публициста. Впоследствии он отмечал, что отдал журналистике двадцать пять лет жизни.

    Его первый рассказ «ААТ» был опубликован в коллективном сборнике «Экспрессионисты» в 1921 году, а в начале 1922 года Евгений Габрилович стал членом только что образовавшейся группы «Московский Парнас». В 1922 году произведения Габриловича были опубликованы в сборнике «Московский Парнас. Сб. второй», и в том же году совместно с Борисом Лапиным он выпустил книгу «Молниянин», а в 1923 году совместно с Г.Гузнером - книгу «Остров дружбы». В 1924-1930 годах Габрилович был участником «Литературного центра конструктивистов» и одновременно выступал в качестве публициста. Первый самостоятельный сборник рассказов Евгения Габриловича был издан в 1931 году.

    В 1934 году, после поездки в составе группы писателей во главе с Максимом Горьким на строительство Беломоро-Балтийского канала, Евгений Габрилович принял участие в создании книги, увековечивающей эту великую стройку первой пятилетки - «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина. История строительства (1934)».

    В том же 1934 году Габрилович был принят в Союз писателей СССР.

    В кинематограф Евгений Габрилович пришел также в 1930-е годы. Именно тогда состоялся один из первых призывов писателей в кино. Знакомство с киноискусством произошло на фабрике «Культурфильм», где он начал делать надписи для немых кинокартин. Даже тогда, в эпоху немного кино, Габрилович смог почувствовать – какое великое будущее ожидает «новорожденное» искусство. Жена и друзья просили Евгения оставить кино и вернутся к написанию прозы, но бросить это занятие он уже не мог и не хотел. Как говорил сам Евгений Иосифович: «Что-то удивительное, странное, непостижимое открывалось мне в этом младенческом искусстве, мерещились какие-то неясные, сбивчивые и нераскрытые пути. Какое отношение ко всему этому имел я, литератор? Почему так сильно и остро касалось это меня? Ведь даже самое имя литературы было осмеяно и освистано в тогдашней теории кинематографа».

    С появлением звукового кино, Евгений Габрилович, ни разу не писавший до этого сценариев, почувствовал непреодолимое желание попробовать свои силы на этом поприще. Первые две сценарные работы Габриловича не нашли себе применения, и тогда, на время распрощавшись с киностудией, Габрилович устроился работать в газету «Вечерняя Москва» на должность очеркиста. Вскоре по заданию редактора газеты Евгений Иосифович поехал в командировку в Одессу, чтобы рассказать читателям о зимнем учебном походе Черноморского флота. В Одессе совершенно случайно ему попалась на глаза девушка. «Она держала портфель, прижимая его сбоку к длинному, тяжелому пальто, ноги были в грубых чулках и башмаках, и вся она была какая-то легкая и озабоченная и как-то наивно и строго о чем-то задумавшаяся. Вот тут-то я и подумал, что надо бы написать для кино о такой вот девчушке. Всю дорогу обратно в Москву я думал об этой девчушке. Приехав, я рассказал об этой идее Ю. Райзману. Но у него тогда была идея совсем другого порядка, и мы стали с ним делать сценарий, далекий от моря, Одессы, зимних южных дождей, пустых пляжей и голых платанов, - сценарий картины «Последняя ночь», - вспоминал Евгений Габрилович. Фильм «Последняя ночь» вышел на экран в 1936 году и быстро завоевал популярность зрителей. Именно этот фильм о событиях ночи с 24 на 25 октября 1917 года и определил дальнейший путь драматурга.



    В те годы советский кинематограф был поделен на два «лагеря» - «монументалистов» и «камерников». В картинах «монументалистов» главным героем был весь народ в целом. «Камерники» же стремились показать судьбу отдельно взятого героя на фоне грандиозных исторических событий. Габрилович всегда причислял себя ко второму «лагерю». В его картинах всегда была показана судьба конкретного человека. Так было и в «Последней ночи». После выхода этой картины между двумя враждующими «лагерями» разгоралось немало споров. Из воспоминаний Габриловича: «Волею судеб «Последняя ночь», имевшая, вообще говоря, довольно крупный успех у зрителей и в печати, стала одним из пунктов, вокруг которых развернулся бой. Монументалисты крепко атаковали нас, потому что тема «Последней ночи» - Октябрьская революция в Москве - незыблемо и неопровержимо числилась за ними. Вот тогда-то я и вспомнил о девушке на одесском берегу и напомнил о ней Райзману. Так начали мы работать над «Машенькой». Мы хотели сделать один по-настоящему камерный фильм и, так сказать, практически реабилитировать «камерность» в нашем киноискусстве».

    Но после долгих творческих исканий замысел «Машеньки» был отложен вновь, так как Габрилович совместно с Михаилом Роммом начал совместную работу над сценарием фильма «Мечта». Этот фильм с незабываемой Фаиной Раневской в главной роли был снят в 1941 году, но из-за начавшейся Великой Отечественной войны на экран картина была выпущена лишь в 1943 году. Позже, по признанию самого Михаила Рома, «Мечта» была его самой любимой работой.

    После длительного перерыва Габрилович и Райзман вернулись в 1942 году к работе над сценарием «Машеньки», и эта картина, после выхода на экраны СССР получила не очень лестную оценку в управлении пропаганды и агитации ЦК ВКП(б): «Машенька — обыкновенная хорошая советская девушка, случайно познакомившись с шофером Алешей, горячо полюбила его. Алеша человек, по замыслу автора, легкомысленный, не достойный любви Машеньки. Она глубже его, серьезнее, у нее цельный характер. Постепенно, под влиянием встреч с Машей, ее любви, Алеша подымается, обретает в себе новые силы. Ее самоотверженная любовь вызывает в нем серьезное ответное чувство. Идея сценария интересна, но осуществление замысла, как это показано в сценарии, вызывает возражения. Один из главных персонажей картины Алеша, перерождающийся под влиянием любящей его Машеньки, показан таким, что уважающая себя девушка должна презирать его, а не любить. Зритель законно будет негодовать, что Маша продолжает любить человека, своим легкомыслием, поведением, оскорбляющим ее человеческое достоинство. Автор же сценария, вопреки здравому смыслу, заставляет ее переносить оскорбления потому только, что ему нужно, чтобы Маша обязательно перевоспитала Алешу, порядочного забулдыгу. Вызывает сомнение завязка событий. Маша случайно знакомится с Алешей — шофером такси, отвозившим ее домой. Принцип случайного знакомства, переворачивающего жизнь человека, характерен для западного кино. Смысл его там понятен. Жизнь обыкновенного человека — работницы, служащей протекает одинаково, изо дня в день, окружают ее такие же люди, просвета нет. И вдруг, случайное знакомство вводит ее в другой, новый мир, приносит счастье. Это очень любят в американских фильмах, чтобы внушать массе людей иллюзию, что с каждым из них может тоже нечто случиться: девушку полюбит сын миллионера, парня какая-нибудь замечательная актриса, на голову бедняка сваливается наследство и т.д. Непонятно зачем завязывать знакомство советских людей со случайной встречи. Алеша ведет себя по отношению к Маше бесчувственно, пошло и даже подло. Цинично ведет он себя по отношению к Маше: в пьяной компании рвачей и летунов позволяет им двусмысленно, пошло разговаривать со своей невестой… Все поведение Алеши вызывает неприязнь к нему и для зрителя будет непонятна жертвенная любовь Машеньки к этому недостойному человеку. Чувство этой девушки вызывает жалость, сострадание, что, безусловно, снижает интересно задуманный образ. Ф.Левин».



    Но Сталину фильм понравился – и это было главное.

    В 1942 году Евгений Габрилович начал работу над сценарием фильма «Два бойца». Он вспоминал: «Сценарий фильма «Два бойца» по повести Л.Славина я писал в Москве в начале 1942 года. Писал в пустой квартире (семья была эвакуирована в Ташкент)… Я торопился вовсю: близился срок моего отъезда на фронт, надо было успеть отправить сценарий в Ташкент на студию. Писал и не перечитывал. Наверно, я начал бы писать все сначала, если бы у меня оставалась хоть капелька времени. Но утром надо было уезжать. Я запечатал сценарий в конверт, вложив туда же записку Л.Лукову, режиссеру: «Знаю, что плохо, простите»… Спустя год на фронте уже всюду пели песни «Темная ночь» и «Шаланды»… Мои фронтовые друзья - журналисты отрекомендовывали меня как автора «Двух бойцов», и всюду нас ждал отличный прием». Этот фильм согрел души многих солдат на фронте. Ведь людям на войне нужна была вовсе не героическая сага о подвигах, а простая и душевная лирика, пусть даже и в военной шинели.



    Во время войны Евгений Габрилович был мобилизован, и оказался на фронте в качестве интенданта второго ранга, а позднее стал фронтовым спецкором газеты «Красная звезда». Во время войны, совместно с другими спецвоенкорами, Габрилович написал сценарий к фильму «Наше сердце», а в самом конце войны вместе с Михаилом Роммом написал сценарий фильма «Человек № 217», рассказывающий о девушке, угнанной в Германию нацистами. После окончания войны Евгений Габрилович стал более известен как сценарист, а не как прозаик. Он вспоминал: «Так как мне всегда (или почти всегда) было легче плыть по течению, нежели наперекор, то я и стал посте постепенно вползать в сценаристы, хотя в паузах все же писал рассказы. Но все реже и хуже. И уже стал помечать в графе о своей литпрофессии: не только прозаик, но и кинодраматург. Возможно, я все же нашел бы в себе силу вернуться обратно в прозу, если бы не одно обстоятельство, на сей раз совсем не зависевшее от меня. Однажды утром я прочитал в газете список космополитов, изобличенных в киноискусстве. Я не значился в этом списке. Но в отдельном абзаце стояла моя фамилия, и сообщалось, что вина моя в том, что я пригрел в какой-то комиссии двух-трех из тех, кто оказался космополитом. Этого было достаточно, чтобы я лишился работы в газетах, журналах и радио примерно на год. Все рассказы мои, уже принятые, были мне тут же возвращены. Ничто, написанное мною, не печаталось. Почти никто не звонил - ни мне, ни моей жене, никто не заходил к нам». Да, вот так, чисто случайно, Габрилович стал «пособником идейной диверсии». Только через десять месяцев после этого события ему позвонили из Главка хроники РСФСР и предложили работу – исправлять тексты документальных картин, и Евгений Иосифович с радостью ухватился за эту «соломинку». Еще через некоторое время, когда скандал с «пригревом» космополитов был окончательно забыт, Габриловичу стали предлагать писать сценарии для экранизаций романов. «Жатва» совместно с Г.Е.Николаевой, «Два капитана» совместно с Вениамином Кавериным и «Овод», но уже без соавтора. «Так понемногу, под горестные вопли друзей, стал я сползать со стези прозаика на тропу сценариста. И сполз», - вспоминал Габрилович.



    В 1957 году по сценарию Евгения Габриловича режиссером Юлием Райзманом был снят фильм «Коммунист». Впервые в советском киноискусстве появился главный герой не начальник, бригадир или рабочий-передовик, а обычный кладовщик, великолепно сыгранный Евгением Урбанским. Вот что говорил о главном герое и о самой картине сам Евгений Габрилович: «Этот парень, Губанов, весь — быт, доподлинность, земля, дрова, гвозди, хлеб. И этот парень — весь, от вихров до кривых сапог,— романтик чистейшей воды: и в деле с гвоздями, и в деле с дровами, и в деле с хлебом. И в любви своей к Аннушке. И во всей своей жизни, отданной революции. Вот этот-то романтизм революции, одетый в старую гимнастерку, закручивающий цигарку с махрой, отпускающий гвозди из кладовой, и нужно было сыграть актеру. Причем сыграть так, чтобы романтизм не взмывал отдельно, не плавал в подоблачье, не витал над снегами гор, а ходил на сбитых подметках, среди колдобин, болот, подтягивая штаны и отпуская селедку, кирпич, деготь, гвозди». Интересен тот факт, что фильм «Коммунист» был рекомендован к просмотру Католической Церковью широкому кругу своих прихожан.

    Габрилович часто писал свои сценарии в соавторстве с другими талантливыми режиссерами, и в результате такого сотрудничества им были написаны сценарии для фильма «Убийство на Улице Данте», снятого в 1956 году Л.Луковым и «Возвращение Василия Бортникова», снятого в 1952 году А.Файнциммером. Также по его сценариям были поставлены картины «Овод» в 1955 году, «Монолог» в 1972 году и «Начало» в 1970 году. Все эти картины со временем стали безусловной классикой советского кино.

    Евгений Габрилович был первым кинодраматургом, «очеловечившим» в своих сценариях Владимира Ильича Ленина. Его Ильич очень увлеченно общался с молодежью и мило подшучивал сам над собой в фильме «Рассказы о Ленине» в 1957 году, нес откровенную антисоветчину в фильме «Ленин в Париже» в 1981 году, а в фильме «Ленин в Польше» в 1965 году весь текст был написан Габриловичем и вовсе от имени самого Владимира Ильича. Попытка Габриловича соединить официозный и недосягаемый образ вождя с бытовой живостью удалась ему, как никому другому.

    Очередная картина по сценарию Евгения Габриловича под названием «В огне брода нет» вышла в 1968 году. В этой картине сценарист Габрилович и режиссер Глеб Панфилов рассказали о Тане Теткиной – молоденькой и обаятельной девушке, провинциальной мечтательнице – советской Жанне д’Арк.

    В 1960-х - 1970-х годах Евгений Габрилович искал новых героев для своих сценариев среди своих современников. Одна из картин по его сценарию позже так и называлась - «Твой современник». Позже по произведениям Габриловича были созданы картины «Монолог» Ильи Авербаха, «Повторная свадьба» Натансона, «Странная женщина» Райзмана и другие фильмы.



    В последние годы жизни Евгений Габрилович отдалился от мира кино и вновь стал писать книги. Литературовед и критик Евгений Перемышлев писал о последних книгах Габриловича: «Внешне сложившаяся благополучно (с 1948 г. – педагог ВГИКа, с 1962 г. – профессор, лауреат многих премий, знаменитый сценарист, выступавший также с теоретическими статьями о кинематографе), жизнь Габриловича драматична: непростые семейные отношения, описанные им в книге «Четыре четверти», по которой впоследствии сделан фильм «Объяснение в любви», душевная боль, что выбран не тот путь. По сути, он был беллетристом, о чем и рассуждает в своей действительно «Последней книге». Без всякого сомнения, справедливо присужденная премия «НИКА» в 1989 году в номинации «Честь и достоинство», равно как прочие многочисленные и вполне заслуженные награды, – это награды способному и умному человеку, при решении вопроса «Что важнее, частная судьба или эпоха?» без колебания выбравшему эпоху».



    Одной из главных тем в творчестве Габриловича была любовь интеллигентного и порядочного человека к непредсказуемым и не слишком порядочным женским сущностям — Родине и Революции, что в его автобиографической книге «Четыре четверти» опять-таки интерпретировалось как любовь к femme fatale. По мотивам этой книги Авербах снял едва ли не лучшую свою картину «Объяснение в любви» — о том, что влюбленный в Женщину, Родину и Революцию обречен проиграть, но тот, кто к ним равнодушен, вообще не заслуживает упоминания.



    Последние годы жизни Евгений Габрилович провел в Доме ветеранов кино в Матвеевском. Творчеством Евгений Иосифович занимался практически до самых последних дней. Он скончался 5 декабря 1993 года в Москве. Это случилось через неделю после окончания работы над своей «Последней книгой», в которой он подвел итоги своей жизни. Как было указано в аннотации: «Это повесть о времени, о себе, о людях XX столетия — многих обитателей «странного века», увиденного глазами его ровесника, его участника, человека талантливого, честного». Это — «единственное произведение отца, — писал сценарист Алексей Габрилович — по которому не прошлась цензура, не «погуляла» редактура, где сохранено все, как было задумано, написано, сложено автором, вплоть до его орфографии и пунктуации».

    Евгений Габрилович был похоронен на Новодевичьем кладбище.



    О Евгении Габриловиче был снят документальный фильм «Я вспоминаю».





    Материал подготовила Юлия Королёва

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.viperson.ru
    Материалы сайта www.russiancinema.ru
    Материалы сайта www.ruthenia.ru
    Материалы сайта www.warheroes.ru


    Драматургия:



    Мечта: (Сценарий, 1941 г.) М. Ромм, Избранные произведения, М., 1981 г.
    Машенька: Литературный сценарий. — М., 1942
    Человек № 217: (Сценарий). — М., 1943 (Библиотека кинодраматургии)
    Коммунист: Сценарий. — М., 1958 (Библиотека кинодраматургии)
    Книга сценариев. — М., 1959
    Все, что я знаю о Кройкове: Литературный сценарий фильма В трудный час. — М., 1961 (Библиотека кинодраматургии)
    Киноновеллы: Сценарии короткометражных фильмов. — М., 1961
    Твой современник. — М., 1969 (Библиотека кинодраматургии)
    По велению совести: Соврем. ист. — М., 1967
    Шутник: Пьеса. — М., 1971 (в соавт. с С. Г. Розеном)
    В огне брода нет; Начало. — М., 1972 (Библиотека кинодраматургии) (в соавт. с Г.А.Панфиловым)
    Монолог: Киносценарий. — М., 1974 (Библиотека кинодраматургии)
    Счастливый Шурик: Пьеса. — М., 1974 (в соавт. с С.Г.Розеном)
    Странная женщина: Киносценарий. — М., 1979 (Библиотека кинодраматургии)

    Проза:

    Ошибки, дожди и свадьбы. — М., 1930.
    Поездка в Конск. — М., 1932. (Библиотека Огонек; № 50)
    Четыре рассказа. — М., 1932.
    Прощание: Рассказы. — М., 1934.
    Деревня: Рассказы. — М., 1935.
    Тихий Бровкин. — М., 1936.
    Муж: Рассказы. — М., 1939. (Библиотека Огонек; № 28)
    Вблизи линии фронта: Очерки. — М., 1941. (Библиотека краснофлотца) (Читать здесь )
    Машино сердце. — М., 1942.
    Под Москвой. — Магадан, 1943.
    Кино и литература. — М., 1965. (Библиотека кинозрителя)
    О том, что произошло. — М., 1967.
    Четыре четверти. — М., 1975. (Мемуары кинематографистов)
    Рождение века: Рассказы. — М., 1978.

    Фильмография:

    1936 — Последняя ночь — совместно с Ю.Я.Райзманом
    1942 — Чудесная скрипка (в составе х/ф «Музыкальный киносборник») — совместно с Н.Н.Шпановым, режиссёр — А.В.Ивановский
    1967 — Твой современник — совместно с Ю.Я.Райзманом
    1968 — В огне брода нет — совместно с Глебом Панфиловым
    1969 — На пути к Ленину
    1970 — Начало — совместно с Г.Панфиловым
    1972 — Монолог — режиссёр И.А.Авербах
    1975 — Повторная свадьба — режиссёр Г.Г.Натансон
    1978 — Странная женщина — режиссёр Ю.Я.Райзман
    1988 — Полёт птицы — по повести «Платок на стене».
    1990 — Евгений Габрилович. Объяснение в любви — д/ф, сценарий Ю.Богомолова, режиссер Н.С.Тихонов





    29 сентября 1899 года – 5 декабря 1993 года

    Похожие статьи и материалы:

    Габрилович Евгений (Документальные фильмы)
    Майя Булгакова и Алексей Габрилович (Цикл передач «Больше, чем любовь»)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»