"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Публицистика | Журналистика

    Холодов Дмитрий Юрьевич



    Лауреат премии «За свободу прессы» (1994, награжден посмертно)
    Лауреат премии Союза журналистов России (1994, награжден посмертно)




    «За 10 лет были убиты 240 журналистов, но более ясной ситуации с убийством, чем в случае с Холодовым, не было - ясны заказчики, мотивы, исполнители. И поэтому вынесение такого приговора говорит о том, что у нас нет судебной власти». Секретарь союза журналистов Игорь Яковенко.




    Дмитрий Холодов родился 21 июня 1967 года в городе Сергиев Посад.

    Его мать, Зоя Александровна, и отец, Юрий Викторович, были инженерами и специалистами в области компьютерной техники, и работали в ЦНИИ точного машиностроения.

    Мама Дмитрия Зоя Александровна, рассказывала о Дмитрии: «Он был самым обыкновенным ребенком, таким, как все. Ходил сначала в ясли, потом в детский сад. Когда пришло время идти в школу, его определили в гимназию. В классе было 54 человека, поэтому через 2 дня его перевели в 5 школу, где первой Диминой учительницей стала Головкина Валентина Кирилловна. Он был очень спокойным ребенком, не выделялся из общей массы, но учился всегда хорошо. Главной чертой Диминого характера была настойчивость. У Димы был очень плохой почерк, учительница ругала его за это, а он очень сильно переживал, и тогда мы купили перьевую ручку и по несколько часов в день учились красиво писать, это продолжалось до тех пор, пока почерк не стал практически идеальным. Был еще такой случай, который Валентина Кирилловна в свое время рассказывала на родительском собрании. Классу задали выучить стихотворение про зиму, Дима очень переживал и долго тренировался, но с выражением у него рассказывать не получалось, и я его очень ругала. В итоге, когда Диму вызвали к доске, он вышел, поклонился, раскинул руки и крикнул на весь класс: «Здравствуй, гостья зима! Просим милости к нам». В классе несколько мгновений была абсолютная тишина, а потом все захлопали. Но за исключением этого случая, Дима никогда особо не выделялся. С поведение проблем никогда не было. Только был такой случай. В старших классах учителя сказали всем прийти в галстуках. Весь класс объявил протест и пришел в бабочках. Спускаясь по лестнице, Дима встретил любимую учительницу, Кротову Светлану Ивановну, которая только покачала головой и сказала: «И ты, Дима...». Но здесь речь шла скорее о солидарности с одноклассниками, чем о непослушании. А так Дима был очень прилежным мальчиком, всегда очень добросовестно выполнял свою работу. Как-то раз весь класс отправили на практику «на свеклу», и учитель физкультуры, проверяющий работу учеников, мог наблюдать отставшего на 100 метров Диму, тщательно выдергивавшего все сорняки, тогда как остальные выдернули с сорняками всю свеклу. Дима очень любил землю, всегда помогал бабушке в огороде, хотел, чтобы земля была благоустроена и плодородна. В самом раннем детстве он хотел стать дворником. Ему очень нравилось, как дворник подметал осенние листья и всегда пытался помочь ему. Димка тянулся к прекрасному, очень тонко чувствовал красоту. Маленькому мальчику казалось, что это самая совершенная профессия. А в 9 лет Дима начал писать сказки. Всегда добрые сказки, с хорошим концом. Дома он выпускал еженедельную газету, в которой были рисунки, короткие репортажи, загадки, шарады. Газета вешалась на стену и была предметом родительской гордости.

    После окончания школы Дмитрий Холодов служил в морской пехоте, с отличием окончил Московский инженерно-физический институт, после чего работал инженером в ЦНИИ точного машиностроения и корреспондентом на радио в городе Климовске. Зоя Александровна Холодова рассказывала: «По окончании школы Дима поступил в МИФИ, учителя были просто шокированы. Мальчик с такими шикарными гуманитарными способностями, пошел в физ.мат. На 3-ем курсе Дима решил, что будет получать 2-е высшее образование журналиста, но это так и осталось только его планами. После 1-ого курса неожиданно пришла повестка. Дима уехал служить. Вернувшись, он закончил обучение в институте. А потом в газете случайно увидел объявление, что требуется корреспондент на климовское радио. Пришел, и его взяли. А следом за климовским радио был «Московский комсомолец». Дима своей улыбкой мог расположить к себе любого человека. Стоило ему улыбнуться, любой человек выкладывал все, что надо и что не надо. Ни в каких секциях Дима не занимался, он очень любил историю, у него была огромная коллекция диафильмов, треть из которых были историческими. Кроме того, Дима очень любил путешествовать. Когда он был маленьким, мы путешествовали всей семьей: лагерей он не любил. Став старше, Дима сам стал ездить по разным русским городам, всего он объездил 60 городов. Его увлечением были старинные храмы. Однажды он написал объявление и повесил в институте: «Учащихся 4 курса приглашаю в 2-х недельнюю поездку на велосипедах по русским городам. Питание НЕ ГАРАНТИРУЮ, ночлег НЕ ГАРАНТИРУЮ. Гарантирую массу впечатлений». На это объявление откликнулся всего один человек, и они отправились в это рискованное путешествие. На обратной дороге у Диминого друга сломался велосипед и они, безумно уставшие, вернулись домой на поезде. Целью этой поездки было сфотографировать старые храмы и показать людям, что великолепие России исчезает. Дима так сильно любил историю, что пытался сам дополнить школьный учебник из каких-то других источников, чтобы он был полнее и интереснее. Находясь в армии, он очень много времени проводил в библиотеке и обо всем, что прочитал, писал родным в длинных письмах».

    Когда Дмитрий Холодов начал работать военным корреспондентом в газете «Московский комсомолец», он занялся журналистскими расследованиями, и писал о правонарушениях в Вооруженных силах Российской Федерации. Все его статьи содержали смелые, разоблачительные и даже шокирующие сведения, например, о незаконной продаже стратегических боеприпасов, о хищениях из социальных фондов Минобороны, о генеральских фазендах, стоимость которых составляла многие миллионы долларов. Холодов писал о современной армии, побывал во многих «горячих точках» – в Абхазии, Чечне, Азербайджане, на таджикско-афганской границе, разрабатывал тему злоупотреблений среди военных. Журналист был известен своими публикациями о коррупции в российской армии. В своих материалах он неоднократно подвергал критике министра обороны России Павла Грачёва, и обвинил министра в причастности к коррупционному скандалу в Западной группе войск. После чего по указанию Грачева Холодова перестали пускать на пресс-конференции, брифинги и иные официальные встречи министра обороны со СМИ. Выступая в передаче Владимира Познера «Мы», Грачев даже назвал Холодова «внутренним противником».

    В декабре 1993 года Павел Грачев поставил начальнику разведывательного отдела штаба Воздушно-десантных войск Министерства обороны РФ полковнику Павлу Поповских задачу прекратить негативные публикации об армии и о министре обороны лично. В частности, предлагалось организовать передачу в прессу материалов, не соответствующих действительности - чтобы позднее уличить журналистов в публикации непроверенных и ложных фактов. Грачев неоднократно звонил командующему ВДВ Евгению Подколзину и требовал «разобраться» с Холодовым и газетой «МК». Весной 1994 года Подколзин после очередной встречи с Грачевым передал полковнику Поповских, что министр обороны недоволен нерасторопностью начальника разведки ВДВ и требует принять к Холодову самые жесткие меры. В случае неуспеха Грачев обещал расформировать 45 полк, который фактически патронировал Поповских.

    Отдельно стоит заметить, что 45-й полк не был обычным войсковым подразделением. Его офицеры использовали в спецоперациях в Абхазии, Приднестровье и Чечне. Что это были за операции? Военнослужащие физически устраняли лиц, на которых им указывали. Например, один из военнослужащих полка убил грузинского пилота, который во время абхазских событий якобы разбомбил судно с гражданским населением. Позже материалы следствия давали все основания предполагать, что группа военнослужащих в 45 полку — не что иное, как бригада киллеров, работающая по специальным заказам. К сожалению, Генеральная прокуратура не расследовала весь комплекс вопросов, который возник в связи с делом Холодова.

    Последним журналистским заданием Дмитрия Холодова стало расследование коррупции в Западной группе войск. 17 октября 1994 года ему позвонил неизвестный, и сообщил, что в камере хранения на Казанском вокзале находится портфель-дипломат, в котором содержатся важные документы, подтверждающие различные нарушения, имевшие место в деятельности Министерства обороны, в том числе информация о коррупции в Западной группе войск. Дмитрий Холодов вернулся с дипломатом в редакцию газеты «Московский комсомолец», где и открыл дипломат. Внутри дипломата сработало взрывное устройство, произошел взрыв, в результате которого Дмитрий получил тяжелую травму бедра с обширной рваной раной и другие повреждения, в результате чего потерял много крови. Сила взрыва была такова, что на этаже были выбиты окна и двери, обрушился подвесной потолок и начался пожар. «Скорая помощь» приехала лишь спустя 40 минут после вызова, тем временем Дмитрий умирал в страшных мучениях. Позже, согласно заключению экспертов, «смерть Холодова наступила по двум причинам: из-за сильнейшего травматического шока и моментального обескровливания организма. Каждая из этих травм сама по себе была несовместима с жизнью». Дмитрий Холодов погиб за несколько дней до своего выступления на парламентских слушаниях, посвященных коррупции в Западной группе войск.



    Заместитель главного редактора газеты «МК» Вадим Поэгли рассказывал: «Версия о связи убийства Димы с последующими событиями в Чечне возникла у нас сразу же с началом войны. Потому что Дмитрий был сведущ в этой теме, он был нашим аккредитованным корреспондентом в Чечне, он ездил туда постоянно в командировки. С одинаковым успехом он брал интервью и у Дудаева, и у противоположной стороны, у военных. Поэтому вполне возможно, что он мог обладать какой-то информацией о начале военных действий. Тем более что он сам был сторонник решения чеченского вопроса с помощью какой-либо спецоперации, а ни в коем случае не регулярными войсками, что привело к такому огромному кровопролитию».

    За несколько месяцев до гибели Дмитрию удалось попасть на базу элитного спецназа в Чучково. После следствием было установлено, что незадолго до своей гибели Дмитрий говорил, что ему, наконец, удалось найти свидетельства подготовки на этой базе людей, которые впоследствии использовались, например, в качестве киллеров. Кроме того, Холодов утверждал, что из Чучково на полигон Кантемировской дивизии вывозились боеприпасы и оружие для боевиков секты «Аум Синрикё». Каким бы нереальным ни казался этот факт, по свидетельству наиболее независимых экспертов из бывших военных, в российской армии за большие деньги было возможно практически все.

    18 октября 1994 года было возбуждено уголовное дело по статье 102 УК РФ («Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»). Почти месяц спустя был задержан первый подозреваемый по делу – полковник ГРУ Владимир Кузнецов. Его причастность к смерти журналиста не подтвердилась, и обвинение с него было снято в июне 1995 года. В конце 1998-го и начале 1999-го года были задержаны шесть других подозреваемых по делу Холодова - бывший начальник разведки ВДВ полковник запаса П.Поповских, бывший командир особого отряда 45 ОРП ВДВ майор В.Морозов, бывший десантник, предприниматель К.Барковский, заместители Морозова майор А.Сорока и К.Мирзоянц, заместитель генерального директора ЧОП «Росс» А.Капунцов.

    Причиной преступления они называли слова бывшего министра обороны Павла Грачева о том, что Дмитрий Холодов своими статьями порочит честь русской армии. Эти слова были неправильно поняты его сотрудниками и расценены как «призыв к действию».

    На прямой вопрос, отдавал ли Грачев приказ «разобраться» с Холодовым, бывший министр ответил следующее: «Во-первых, не вижу в этом слове «разобраться» ничего криминального. Во-вторых, я не приказывал убить журналиста». Генерал пояснил, что на заседании коллегии им было приказано разобраться с каждым журналистом по каждой статье, дискредитирующей армию. «Разобраться», по словам Грачева, означало «поговорить с каждым журналистом, найти источник той чернухи», которая порочит армию, и «наставить автора на путь истинный». С этой благой целью министр обороны брал с собой журналистов во все свои командировки и по мере возможности отчитывался перед ними. На коллегии, на которой он говорил о необходимости разобраться с журналистами, присутствовали представители командования ВДВ, которые «все слышали». Что же касается обвиняемого бывшего начальника отдела разведки ВДВ Павла Поповских, то, по словам Грачева, у него была слишком низкая должность, и на коллегиях он присутствовать не мог. В то же время на процессе по делу убийства Дмитрия Холодова Грачев рассказывал: «Статьи, очерняющие армию, заказывал журналисту Холодову его главный редактор Гусев». После чего на процессе по делу об убийстве Дмитрия Холодова был допрошен главный редактор «МК» Павел Гусев, который опроверг утверждение генерала Грачева. Он заявил, что армейскую тематику Дмитрий Холодов избрал самостоятельно, без давления извне.

    – Высказывал ли вам Дмитрий опасения за свою жизнь? – спрашивала Гусева государственный обвинитель Генеральной прокуратуры Ирина Алешина.

    – Летом 1994 года, – отвечал Гусев, – Холодов неожиданно исчез на несколько дней. А когда вернулся, то рассказал, что ему высказывались угрозы от военных структур. Он был предупрежден об опасности, и вынужден был несколько дней скрываться где-то в Подмосковье. К тому времени наше противостояние с Министерством обороны уже дошло до точки. Кроме того, Холодов подобрался к теме подготовки криминальных «авторитетов» в десантных войсках.

    – Были ли вы в редакции 17 октября 1994 года, в день взрыва? – поинтересовалась прокурор.

    – Я был в своем кабинете. Услышал хлопок и побежал в коридор. Все дымилось, в кабинете начальника отдела политики лежал Дима: роговица глаз у него запеклась, в районе горла шла кровь, нога была разворочена и почти оторвана. Вернувшись в кабинет, я стал звонить по «кремлевской» связи в мэрию, ГУВД, а потом позвонил в Министерство обороны, в приемную к министру Грачеву. С ним меня не соединили, но я сказал его адъютанту, что Грачев ответит за это убийство.

    – Объявили ли вы в газете, – спрашивала Алешина, – о вознаграждении тому, кто поможет в расследовании убийства журналиста?

    – Да, хотя тогда это было в новинку. Позвонивший человек выразил готовность все рассказать и попросил за это 3 тысячи долларов (это был ефрейтор-контрактник ВДВ Александр Маркелов). Встреча с ним прошла под контролем следствия, и ему было выплачено 2 тысячи долларов из денег наших спонсоров.

    – Расскажите, – попросила обвинитель, – о состоявшейся у вас после смерти Дмитрия встрече с генералом Владиславом Ачаловым (бывший замминистра обороны СССР).

    – Мы встретились с ним на Ленинских горах по его личной просьбе. Он проинформировал меня, что в гибели Холодова виноват Грачев, что все подготовлено Министерством обороны. Он сказал, что был одним из источников Холодова, в том числе давал ему информацию по Западной группе войск. «Вам, – сказал Ачалов, – нужно опасаться, так как Грачев очень мстительный человек».

    – А что у вас за конфликт был с командующим ВДВ Евгением Подколзиным? – спросила прокурор.

    – Мы опубликовали материал по ВДВ, хороший, фактурный, по-моему, про сына Грачева. После этого по АТС-2 позвонил Подколзин и начал орать, что завтра направит в газету роту десантников, которые всех вышвырнут и займут редакцию. Я послал его на три буквы и положил трубку.

    Допрос свидетеля продолжила адвокат семьи Холодовых Елена Андрианова:

    – Вы давали задание Дмитрию по дискредитации Грачева, как утверждал он на суде?

    – Слово «дискредитация» я никогда перед журналистами не произносил. Я говорил: мы должны усилить работу по изобличению коррупции в армии. Я и сейчас говорю на планерках: нам нужны материалы по реформе в армии, которая вроде как завершилась, а на самом деле ничего не произошло.

    Расследование дела об убийстве Дмитрия Холодова было завершено 8 июля 1999 года, а в феврале 2000 года дело было направлено в суд. Первое заседание по делу об убийстве Дмитрия Холодова прошло в Московском окружном военном суде 9 ноября 2000 года. 26 июня 2002 года суд оправдал всех обвиняемых «за отсутствием доказательств» и освободил из-под стражи. По делу Холодова проходило шесть человек – все военные, офицеры «особо приближенного» к министру 45-ого полка ВДВ. Сознавшись первоначально, обвиняемые затем заявили, что дали признания под давлением следствия.



    1 декабря 2002 года Генеральная прокуратура опротестовала оправдательный приговор по делу журналиста. 27 мая 2003 года военная коллегия Верховного суда отменила его и направила на повторное рассмотрение. 10 июня 2004 года обвиняемые были повторно оправданы. По мнению суда, обвинение не представило убедительных доказательств, подтверждающих, что главный обвиняемый Павел Поповских мог совершить преступление. Государственный обвинитель Ирина Алешина заявила, что Генеральная прокуратура намерена опротестовать приговор в Военной коллегии Верховного суда РФ. По ее мнению, он полностью повторяет предыдущий приговор по этому делу. «Мы будем надеяться, что нам удастся поставить точку в этом деле, и будем надеяться на справедливое решение суда. Пока Военный суд дважды не оправдал моих надежд», - добавила Алешина.

    14 марта 2005 года военная коллегия Верховного суда подтвердила законность оправдательного приговора. В сентябре 2005 года родители Холодова подали иск в Европейский суд по правам человека. Через год суд объявил об отказе от рассмотрения иска, мотивировав решение тем, что убийство Холодова было совершено до ратификации Россией в 1998 году Европейской конвенции по правам человека.

    В 2006—2009 годах бывшие обвиняемые подали в Верховный суд иски о возмещении Генпрокуратурой нанесённого им ущерба. Иски были частично удовлетворены. На данный момент убийство остаётся нераскрытым.

    Дмитрий Холодов был похоронен на Троекуровском кладбище в Москве.



    Имя журналиста носит школа № 5 в городе Климовске, в которой он учился. Там же есть улица его имени, а на здании редакции газеты «Московский Комсомолец» в Москве установлена мемориальная доска памяти Дмитрия Холодова.

    О Дмитрии Холодове была подготовлена телевизионная передача из цикла «Как уходили кумиры».





    Текст подготовил Андрей Гончаров

    Использованные материалы:

    Материалы сайта www.nash-forum.itaec.ru
    Материалы сайта www.student.km.ru
    Материалы сайта www.lenta.ru
    Материалы сайта www.temadnya.ru
    Материалы сайта www.russia-history.ru
    Материалы сайта www.ngebooks.com
    Материалы сайта www.kolokol.ru
    Материалы сайта www.zahict.narod.ru
    Текст статьи «Дело Холодова», автор Е.Заподинская
    Текст статьи «Дмитрий Холодов», автор Н.Петеркова





    21 июня 1967 года – 17 октября 1994 года

    Похожие статьи и материалы:

    Холодов Дмитрий (Цикл передач «Как уходили кумиры»)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»