"Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни —
потратить жизнь на дело, которое переживет нас". Уильям Джеймс.
 














  • Искусство | Актёры | Абдулов Александр Гаврилович

    Абдулов Александр Гаврилович. Часть 1.



    Народный артист России (1991)
    Кавалер ордена Почета (1997)
    Лауреат диплома за лучшую мужскую роль на V Всероссийском кинофестивале «Виват, кино России» (1997, за фильм «Шизофрения»)
    Лауреат премии «Чайка» (1997)
    Лауреат продюсерской премии «Золотой овен» КФ «Кинотавр» - «Человеку кинематографического года» (1998)
    Лауреат приза за лучшую мужскую роль на фестивале комедийных фильмов в Новгороде (2000, за фильм «Тихие омуты»)
    Лауреат приза «Золотая подкова» за режиссуру на фестивале фильмов о любви в Доме Ханжонкова (2001, за фильм «Бременские музыканты и Со»)
    Лауреат приза «Странник» Международной ассоциации фантастов в Санкт-Петербурге
    Самый популярный отечественный актер среди россиян в 2002 году в результате опроса, проведенного компанией «Гэллап Медиа» по заказу журнала «7 дней»
    Лауреат премии «Золотой орёл» в номинации «лучшая мужская роль второго плана» в фильме «Артистка» (2008, посмертно)





    Александр Абдулов родился 29 мая 1953 года в городе Тобольске Тюменской области.

    Его отец Гавриил Данилович Абдулов работал режиссером театра в Фергане, а мама - Людмила Александровна была гримером. Гавриил Данилович окончил институт кинематографии в Москве, с 1931 года работал на кинофабрике «Мосфильм», и в 1930-х годах был художественным руководителем и актёром в театрах Алма-Аты, Уральска и Сухуми. В 1937 году он создал Ферганский русский театр, во время Отечественной войны ушел добровольцем на фронт, служил в разведывательной роте, был пять раз ранен и неоднократно награждался орденами и медалями. Во время войны Гавриил Данилович потерял связь со своей первой семьей – женой Ольгой и сыном Юрием. Вернувшийся с фронта, Гавриил Данилович попытался найти своих родных, но они пропали без вести. Вскоре Гавриил Абдулов встретил Людмилу, которая во время войны потеряла мужа и одна растила сына, и женился на ней. С новой семьей Гавриил Абдулов уехал в Тобольск, где вскоре у него снова родились дети – старший сын Владимир и младший – Александр. Людмила Александровна вспоминала: «У меня уже были два сына, и третьего мальчика я никак не хотела. Как узнала, что снова мальчишка, пошла на медкомиссию, решила делать аборт. Но врачи, чтобы уговорить меня рожать, сказали, что будет девочка». В 1956 году семья Абдуловых переехала из Тобольска в Фергану.



    Семья Абдуловых. Маленький Александр - справа.

    В Фергане Гавриил Абдулов продолжил работу в Русском драматическом театре. Людмила Абдулова работала там же гримером и костюмером. А три их сына - старший Роберт Крайнов (сводный брат от первого брака матери), средний Владимир Абдулов и младший Александр - учились в местной школе. Причем, благодаря Александру насыщенная театральная жизнь его родителей временами превращалась в настоящий цирк. Страдали от изобретательных выходок Саши и соседи. Дворовая компания, предводителем которой был Абдулов, могла запросто забросить в подъезд дымовую шашку или взрывпакет. О жизни Абдулова в то время рассказывал его друг Рустам Мадалиев: «Да, мы не раз устраивали нашим соседям «варфоломеевскую ночь». Я уже, правда, плохо помню, из чего Сашка готовил эти взрывпакеты. С опытов по химии он воровал бертолетову соль. А из театра Сашка часто приносил грим. Намажемся и идем пугать наших соседей. Ну а после был серьезный разговор с родителями. В детстве у Абдулова было прозвище Саня-контора. У него лицо всегда желтоватого цвета было, как будто из конторы вышел, то есть из больницы. Да чего только не было, один раз он кошку дохлую в класс закинул. В школе такой скандал был. А как-то пошли мы на речку, смотрим, Сашка костер развел, курицу жарит. Ну, мы обрадовались, искупались, он нас угощает. Ребята восхищаются: мол, какая вкусная курица была, а потом, когда съели, спрашиваем: «Саш, а где курицу-то взял?» А он: «В речке дохлая плавала, я ее выловил и пожарил». Рядом птицеферма была, каким образом там курица оказалась, мы так и не поняли. Однажды так маму свою разыграл: нацепил бинтовую повязку на голову, измазал ее красной гуашью и сел у подъезда ждать маму. Людмила Александровна увидела его и за сердце схватилась. Он понял, что дальше будет хуже, снял повязку и как ни в чем не бывало: «Мам, я пошутил!». Если Сашка что-то натворит, максимум - его закрывали дома, не пускали на улицу. Она мировая женщина. Ярой болельщицей была. Болела за московское «Торпедо». Как-то «Торпедо» приехало в Фергану играть с нашим «Нефтяником». И Людмила Александровна пригласила к себе звезду футбола Эдуарда Стрельцова. Как положено, накрыла стол. Стрельцов даже не отказался от рюмочки. Мы потом все удивлялись с мальчишками: как так, выпивший футболист, да еще и гол забил. Как говорится, талант не пропьешь».

    Актерская карьера Александра Абдулова началась в пятилетнем возрасте, когда он вместе с отцом вышел на сцену Ферганского драматического театра в спектакле «Кремлевские куранты». Отец для Александра всегда оставался главным авторитетом, память о нем, по словам самого актера, - была самым прекрасным воспоминанием в жизни. Отец воспитал в Александре благоговейное отношение к театру, но в юности Александр Абдулов не думал об актерской карьере, рос обычным мальчишкой, учился в средней ферганской школе № 2, интересовался спортом и музыкой. Его музыкальными кумирами были «Beatles». Семья Абдуловых не имела особого достатка, поэтому Александр сам мастерил себе гитары, чтобы играть на них. Учился в школе Александр без какого-либо усердия. Позже его мама рассказывала: «Где надо и не надо был «активистом». В школе, чтобы не случилось - окно ли разбили, кого-то избить хотели - во всех потасовках Абдулов». Принимавший активное участие в его воспитании старший брат однажды выстриг у него волосы, чтобы заставить Александра сидеть дома и заниматься уроками. При этом Александр Абдулов значительных успехов достиг в спорте. Он занимался фехтованием и получил звание «Мастера спорта СССР». Преподавательница по химии Людмила Захарова вспоминала Абдулова как своенравного, но очень доброго ученика: «Первое знакомство с семьей Абдуловых у меня произошло на педсовете. В школу зачем-то вызвали Сашиных родителей. У его отца Гавриила Даниловича в тот вечер был спектакль в театре, он как раз играл Ленина. И в школу пришел прямиком оттуда. Вижу, вбегает в кабинет Ленин! Со всеми здоровается! Я так растерялась! Встала как вкопанная, а все сидят и смотрят на меня. А мне показалось, что передо мной стоит сам вождь пролетариата. Надо мной потом так все смеялись... Встречаю как-то учителя математики, он мне говорит, что у Абдулова болит рука, даже перевязана. Но на мой урок он уже пришел без повязки. Ладно. Урок начался, смотрю, Саша сидит на задней парте, рукой держится за зуб и стонет. А я ему говорю: «Абдулов, не той рукой держишься за зуб!» И с урока не отпустила. Так на физкультуре он в тот день хромал!... А однажды мы всей школой поехали на сбор хлопка. Я на свою голову освободила Сашу от работы на поле и отправила на кухню. И случился кошмар: кто-то подсыпал в еду пурген. Думаю, это сделал он, хотя так и не сознался… Один раз получаю письмо: у нас в школе была почта, ученики между собой передавали письма. В письме написано: «Спасибо за двойку». Это, наверное, единственный раз, когда меня поблагодарили за двойку».



    Родителям Александра, посвятившим свою жизнь театру, очень хотелось, чтобы хоть один из их троих сыновей стал актером. Поэтому, по настоянию отца Александр пытался поступить после школы в театральное училище имени Щепкина, но неудачно. Чтобы сына не призвали в армию, Людмила Александровна настояла на том, чтобы Александр поступил в педагогический институт на факультет физкультуры. Одновременно Александр работал рабочим сцены у отца в театре. Через год Александр Абдулов вновь поехал в Москву и поступил в ГИТИС на курс Иосифа Раевского. Два брата Александра Абдулова также пытались поступать в театральные ВУЗы, но их не приняли. В результате, Роберт Абдулов окончил нефтехимический институт имени Губкина, а судьба Владимира Абдулова сложилась трагично - он погиб в 1980 году.

    Впервые по-настоящему Александр влюбился в 14 лет в одноклассницу Наталью Несмеянову. Эта симпатия оказалась взаимной, хотя иногда влюбленные и ругались. «После таких ссор Саша частенько просил нас позвонить Наташе и рассказать ей о том, какой он хороший и что им нужно срочно помириться, - рассказывал Рустам Мадалиев. - Он всегда сильно переживал из-за их скандалов. Один раз Сашка серьезно повздорил с Наташей и даже убежал из дома. Ночевал на спортивной площадке. А мы подкармливали Сашу бутербродами, которые приготовила его мама Людмила Александровна… Он приезжал к Наталье, когда уже учился на первом курсе ГИТИСа. Появился весь такой нарядный, с букетом цветов. «Пацаны, - говорит, - иду на свидание к Наташе. Зацените мой костюм и рубашку». Он действительно выглядел сногсшибательно, но вот его сандалии никак не смотрелись с новым костюмом. Помню, всем домом искали ему другие туфли. Нашли с трудом, размер-то у него огромный. Сходил он к ней. Пришел мрачный. Он ее вроде как с собой звал, а она отказалась ехать. С тех пор они больше не виделись».



    В 1970-е годы Александр был страстно влюблен в танцовщицу и актрису Татьяну Лейбель, которая позже в интервью рассказывала: «У нас с ним была потрясающая любовь! Такая любовь, что вся Москва завидовала и сходила с ума! Такие были сумасшедшие отношения! Может, зависть и погубила эту любовь. Мы все время любили друг друга. Несмотря ни на каких женщин... В 1970-х годах я была знаменитой танцовщицей, а Саша - еще неизвестным актером. Я купалась в любви публики, а он только боролся за внимание зрителей. Мы познакомились в компании. Был Жора Мартиросян, другие актеры. И Саша с Жорой соревновались: кто произведет большее впечатление на меня. Все это было смешно. Но, когда Саша взял гитару и спел «Свеча горела на столе, свеча горела...», это его любимый романс, он мне понравился. Потом начались наши встречи, он ездил ко мне на гастроли, в театр приглашал... Он мог прилететь для того, чтобы привезти мне какое-то огромное яблоко, то арбузы дарил, цветы полевые... Я ездила с ним на гастроли, он ездил ко мне в Питер... Неожиданно дарили друг другу цветы на сцене... Было здорово. Потом он позвал переехать к нему в общежитие, сказал: «Я перед твоим приездом всю комнату обил голубым ситцем...» Я приезжаю, и правда вся комната в голубом ситце в цветочек. У меня таких красивых отношений больше никогда не было. Это, наверное, бывает раз в жизни. Запомнились его поступки. Носил он меня на плечах по всей Одессе, когда мы отдыхали. Творил безумства! Летал в разные города за мной, а я много гастролировала по стране, - это же безумство! Он, не предупредив, мог нагрянуть и звонил: «Я прилетел!».

    Абдулов вернулся в Фергану спустя 10 лет, после того, как поступил в ГИТиС. Сам он вспоминал о той поездке с болью: «Я приехал на 23 февраля, отец лежал в больнице вроде бы на обследовании. Мы, все три брата, пришли к нему в больницу. Роберт и Володя мне говорят: «Подожди, у него вчера были пионеры, он переволновался. Мы его подготовим, потом зайдешь». Я остался стоять в коридоре. На стене передо мной висела какая-то медицинская газета под стеклом, и в его отражении я видел все, что происходило внутри. Видел, как отцу стало плохо. Прибежали медсестры с капельницами. Володя кричал: «Не входи!» И потом, когда уже отцу вставили в рот трубку такую резиновую, я понял, что больше ждать не могу. Я влетел в палату. Взял на руки голову отца. Он открыл глаза. Сказал: «Приехал!» – и умер. Потом… Не знаю, кощунство это или нет… Я взял тело отца на руки и вышел на улицу. Вместе со мной вышли братья, мы сели в машину и увезли его домой. Все три дня, которые полагается, я провел рядом с ним. Отец был член партии, но потом выяснилось, что он крещеный. Его отпевали. Его провожала если не вся Фергана, то половина точно».

    В день, когда умер отец, Владимир Абдулов горько заметил: «У меня теперь никогда не будет дня рождения! Этот праздник для меня кончился». Никто не подозревал, что слова Владимира окажутся пророческими. «Я никогда не забуду тот день в конце апреля, – вспоминала Людмила Александровна. - Вместе с соседкой пошла встречать Володю, но так и не дождалась его. Вышла на улицу и нашла своего сына... Он, мертвый, лежал прямо напротив входа в театр. Только закончился спектакль, все люди шли мимо – они думали, что это пьяный валяется». Милиция предположила, что Володю до смерти избили в уличной драке. В 2002 году Абдулов снова приехал в Фергану на встречу с друзьями и одноклассниками, организованную директором Русского театра Хусаном Саидовым, который рассказывал: «Я руковожу театром, который создал в 1932-м году его отец Гавриил Абдулов. И все эти десять дней в Фергане мы провели вместе. Знакомые и друзья его с нетерпением ждали. Мы взяли в аренду единственный в городе «Мерседес». Разместили Сашу в лучшей гостинице. Но он себя чувствовал неуютно. Мне показалось, что он до сих пор не может простить нам гибели своего брата Володи. Думаю, с того дня он перестал любить наш город. Поэтому задушевной встречи не получилось. К тому же поговорить с ним никому не удалось - сразу же после встречи Саша постарался максимально отгородиться от общения».



    Александру Абдулову, как и многим другим студентам, приехавшим учиться в Москву из провинции, было нелегко. Но в 1974 году Марк Захаров заметил Абдулова в дипломном спектакле и пригласил в Театр имени Ленинского Комсомола на главную роль лейтенанта Плужникова в спектакль по повести Бориса Васильева «В списках не значился». За эту роль Александр был удостоен премии «Театральная весна», и с тех пор его имя было неразрывно связано с московским театром «Ленком».

    С начала 1970-х годов Абдулов начал сниматься в кино. Поначалу Александру доставались роли в массовке, но в 1973 году ему, тогда еще студенту ГИТИСа, досталась небольшая роль десантника Козлова в фильме Михаила Пташука «Про Витю, про Машу и морскую пехоту». Затем Абдулов снялся в роли жениха в картине «Москва - любовь моя». Именно тогда, в студенческие годы, начался его роман с актрисой Ириной Алферовой.



    Татьяна Лейбель рассказывала: «В «Ленком» пришла молодая красивая актриса Ирина Алферова. Я знала, что руководство «Ленкома» хочет создать из них идеальную актерскую пару, подталкивая их друг к другу. Марк Захаров уже тогда выделялся как отличный менеджер и промоутер! И на привлечении внимания к самой красивой актерской паре хотел делать популярность и театру тоже. Ее взяли в театр за красоту, за молодость. Она только приехала из Болгарии. Она работала там в массовке. Яркая, молодая... Вот идея и пришла создать идеальную актерскую пару… Она за Сашу боролась. Я не хочу вдаваться в подробности, не хочу ничего бередить. Главное, тогда я приняла решение уйти. Тихо, в его отсутствие. Я просто уехала от него. Саша был в Ленинграде, а я тихо собрала вещи и ушла. Хотя он мне звонил из Ленинграда. Просил не совершать резких поступков, говорил, что приедет, и мы все решим... Но он приехал уже в пустоту...». Тем временем друзья Абдулова рассказывали, что влюбленный Александр пронес Ирину на руках через весь парк, прежде чем она ответила согласием на его предложение руки и сердца. Замуж за Александра Абдулова Ирина Алферова вышла, будучи беременной от болгарского бизнесмена Бойко Гюрова, который в начале 1970-х годов бывал в Москве. В 1974 году у Ирины Алферовой родилась дочь Ксения. Александр удочерил ее и стал ей настоящим заботливым отцом. То, что Александр не был настоящим отцом Ксении, супруги тщательно скрывали. Сам Александр практически боготворил маленькую Ксюшу.

    Во второй половине 1970-х годов Александр Абдулов снялся в приключенческом фильме «Пропавшая экспедиция» в роли Рогова, комедии «Двенадцать стульев» в роли инженера Щукина и в телевизионном сериале «Место встречи изменить нельзя» в роли член банды «Черная кошка». Но широкую известность Александру Абдулову принесла роль Медведя в телевизионном фильме «Обыкновенное чудо», поставленном в 1978 году Марком Захаровым по одноименной пьесе Евгения Шварца.



    Снимаясь в «Обыкновенном чуде», Александр фехтовал сам, без дублеров. В этом фильме наметился своеобразный актерский почерк Абдулова - резкость и некоторая угловатость характера героя, великолепная пластика, ум и неповторимая лирическая интонация. Еще одним актерским успехом для Абдулова стала роль в мелодраме Павла Арсенова по пьесе Александра Володина «С любимыми не расставайтесь», вышедшая год спустя. В ней Абдулов сыграл главную мужскую роль, а главную женскую роль исполнила его жена Ирина Алферова. Вместе они снялись и в лирической мелодраме «Предчувствие любви» в 1982 году.



    К началу 1980-х годов Александр Абдулов стал чрезвычайно востребованным актером, он нередко снимался одновременно в нескольких картинах. В интервью Абдулов рассказывал: «Я еще молодым, когда одновременно снимался в четырех-пяти фильмах и облетал самолетом за сутки по четыре города, придумал для себя выход. Шапочку вязаную ношу, и вот на глаза ее - оп: все, ночь. Клянусь, шапочку на глаза - и сразу заснул. В секунду. Сейчас домой приезжаю (мы живем за городом) - на диван, собака ложится рядом, кошки две - на меня. И вот пока они «ур-ур-ур» - это какое-то успокоение. Сегодня утром встал, кошаки на мне лежат. Пошел, дал им пожрать, пустил собаку погулять, вышел, мама спросила, чего я так поздно вчера вернулся, - ну, на то она и мама. Дальше уехал, сидел-монтировал. Вот что такое жизнь, как можно объяснить?».



    В большинстве фильмов он появлялся в амплуа романтического героя. Одной из таких работ стала роль Ивана Пухова в фантастической комедии «Чародеи» с замечательными песнями, комедийными ситуациями и прекрасной игрой большого количества других популярных актеров - Александры Яковлевой, Валентина Гафта, Екатерины Васильевой, Валерия Золотухина, Эммануила Витограна, Михаила Светина и Семена Фарады. Режиссер Константин Бромберг точно попал в цель. Фильм полюбился миллионам зрителей и заслуженно стал одним из любимейших российских новогодних фильмов.

    Тогда же в 1980-е годы Александр Абдулов стал одним из самых популярных российских актеров. Немаловажную роль в возникновении такой огромной популярности сыграли его работы в картинах Марка Захарова. Персонажи Абдулова сразу полюбились зрителю и стали заметным событием кино 1980-х и 1990-х годов. В 1979 году Абдулов сыграл роль Рампкопфа в фильме «Тот самый Мюнхгаузен», в 1983 году – роль доктора Симпсона в аллегории «Дом, который построил Свифт», в 1984 году - роль слуги графа Калиостро в комедии «Формула любви», в 1988 году – роль странствующего рыцаря Ланцелота в притче «Убить дракона». Яркий талант позволял Александру Абдулову расширить свое амплуа и с равным успехом исполнять разноплановые роли, снимаясь в картинах различных жанров и у разных режиссеров. Александр Абдулов также снялся в комедиях «Самая обаятельная и привлекательная», «За прекрасных дам» и «Анекдоты», в детективах «Ищите женщину», «Десять негритят» и «Женщина в белом», в приключенческих лентах «Тайны мадам Вонг», «Золото» и «Гардемарины, вперед!». Ему были подвластны и глубокие драматические образы, созданные им в картинах «Храни меня, мой талисман!» и «Леди Макбет Мценского уезда» Романа Балаяна, «Над темной водой» Дмитрия Месхиева, «Сошедшие с небес» Наталии Трощенко и «Факты минувшего дня» Владимира Басова.



    В 1991 году началось сотрудничество Абдулова с режиссером Виктором Сергеевым. В детективе «Гений» героем Абдулова стал обаятельный аферист Ненашев. В мелодраме «Странные мужчины Семеновой Екатерины» вместе с Александром Абдуловым снялись Наталья Фиссон и Андрей Соколов. Для другого фильма Виктора Сергеева «Шизофрения», вышедшего в 1997 году, Абдулов сам написал сценарий. Во всех своих киноработах Абдулов был пластичен и многогранен, и подобно многим театральным актерам был способен сыграть любую роль.



    Во многих случаях он играл без грима, лишь менял костюмы в соответствии с изображаемой в картинах эпохой. Характерными чертами артистического дарования Александра Абдулова всегда были сценическое обаяние, внутренняя и внешняя пластичность, мощный темперамент и самоирония. Эти качества позволили актеру создать на сцене «Ленкома» ряд интереснейших образов, ставших «визитной карточкой» театра. Среди них была роль Хоакина в спектакле «Звезда и смерть Хоакина Мурьетты», роли Фернандо Лопеса и Человека театра в «Юноне и Авось», роль Никиты в «Жестоких играх», роль Трубецкого в «Школе для эмигрантов» и роль Менахема Мендла в «Поминальной молитве» Григория Горина. Абдулов рассказывал: «Когда ты можешь сделать то, что никто не сумеет, - это самая лучшая награда. Вообще, актер - это большая губка, которая впитывает в себя разные впечатления. Все впитывает, впитывает, и, когда она уже не может больше держать, и из нее начинает течь, в этот момент умный режиссер берет актера и просто его выжимает. Вот тогда и получается что-то».



    Абдулов и Ирина Алферова вместе снялись в фильме «С любимыми не расставайтесь». На тот момент они, действительно, считались самой красивой и обаятельной актерской парой Советского Союза, но в 1993 году их брак распался. Разводу сопутствовало огромное количество слухов, рассказывавших об амурных похождениях неисправимого ловеласа Абдулова, которого всегда боготворили женщины. После развода Ирина Алферова уехала в Болгарию к Бойко Гюрову, но в чужой стране Ирина прижиться не смогла, через два года вернулась в Россию, и вышла замуж за актера Сергея Мартынова.



    Александр Абдулов тем временем пережил тяжелую операцию, и провел год в больнице. Врачи поначалу не могли поставить диагноз. Позже выяснилось, что у актера был тромбофлебит. Абдулов рассказывал: «За 40 минут до операции академик Чазов сказал мне: «Позвоните, кому считаете нужным, поскольку в вашем случае не исключен летальный исход». Я набрал пару номеров, но дозвонился только до одного приятеля. Операция, к счастью, прошла удачно. Представляете, с моим характером так долго пролежать в больнице. Но только там я понял, что, кроме близких и родственников, никому не нужен. Никто из коллег, знакомых, которых, как мне казалось, у меня тысячи, не вспомнил обо мне. Они не интересовались моей судьбой и даже не знали, что я лежу в больнице!».

    Оправившись после операции, Абдулов построил загородный дом, где одно время жил вместе со своей гражданской женой Галиной и матерью. «Судьба ко мне всегда была благосклонна, - признавался Абдулов. - Меня в одном доме маньяк рубил топором. В Севастополе я под водой уходил в грот, каким-то чудом там развернулся и, содрав кожу и плавки, выскочил оттуда. В другом случае я едва не разбился в авиакатастрофе. Мне нужно было срочно лететь в Ленинград. Погода нелетная. Все рейсы отменяют. Я пошел в «Интурист», потому что там девочки меня любят и всегда помогают. Обещали отправить первым же рейсом. Когда объявили посадку, я прошел в самолет. Вдруг появляется стюардесса и сообщает мне, что другой самолет вылетит на 15 минут раньше. Я пересел. Тот самолет, в котором я уже сидел, разбился».

    О семейной жизни с Галиной Абдулов рассказывал: «Домой прихожу не я - тень, руины мои приходят. Терпеть все время руины тяжело. Я бы не хотел, чтобы ко мне руины приходили. По идее это невыносимо… Нет, это замечательно, но я не даю ей должного внимания, времени. Мозги все время заняты другим. В картине девятьсот восемьдесят семь кадров, я помню наизусть каждый дубль. Я, который забывает собственный телефон, никогда не думал, что на это способен. Я не вижу человека. Вот смотрю на вас сейчас - думаете, вижу? Это у меня «аудио» идет, а «видео» - совсем другое: чего я сегодня склеить забыл. Несинхрон абсолютный. Такое состояние».



    В новом доме Абдулова часто собирались друзья актера, принявшее активное участие в строительстве нового жилища. С Галиной Абдулов прожил восемь лет. Они очень любили друг друга, но так и не поженились. Расставание с Галиной Александр Гаврилович прокомментировал так: «Просто после восьми лет совместной жизни наши с Галей отношения себя исчерпали». Уйдя от Галины, Абдулов оставил ей все, что имел: машину и квартиру в Москве. Еще ранее, уходя от Алферовой, Абдулов оставил ей квартиру, и сам долгое время жил в театральной гримерке. Расставание с Галиной далось Александру Гавриловичу непросто. Однако свои переживания артист на люди не выносил. Но даже обычные зрители тогда заметили, что Абдулов за пару месяцев сильно осунулся и похудел. И только близкие друзья знали, что после расставания с подругой Александр с трудом вышел из тяжелой депрессии. В дальнейшем психологические срывы, являвшиеся следствием взрывного темперамента артиста, случались все чаще и чаще. В жизни Абдулова было немало женщин, но актер не любил распространяться о своей личной жизни: «Не понимаю мужчин, которые рассказывают о своих женщинах. Мое личное не должно быть достоянием всех».



    Журналисты Абдулова часто откровенно раздражали, и актер не видел ничего плохого в том, чтобы их немного разыграть. В частности, так появилась история о том, что у него есть сестра Поля Абдулова, которую якобы отправили за границу, и там она стала известной певицей и поменяла имя: теперь ее зовут Пола Абдул. Эту шутку опубликовали. На самом деле, конечно, никакой сестры у Александра не было, зато его дочь Ксения вышла замуж за актера Егора Бероева. «Это была замечательная свадьба, - вспоминал Абдулов. - Я чуть не сошел с ума. Я не думал, что буду так переживать. Я никогда не переживал другие свадьбы, потому что у нас с Ириной Алферовой была гениальная свадьба: нас было двое. Мы были в загсе, потом в церкви, потом мы пришли в общежитие и отмечали свадьбу вчетвером. Егор - чудный малый. Просто замечательный, но я с трудом пережил ситуацию, когда у меня как будто забирают дочь. Егор - талантливый актер. Я очень рад, что все так сложилось, потому что они прекрасная и очень красивая пара. Ксения - очень талантливый человек, умный и добрый. Она снялась в американской картине в Голливуде: сыграла главную роль на английском языке. Она замечательная девочка. Я часто ловлю себя на том, что ревную ее к другим мужчинам».



    Александр Абдулов был очень азартным человеком - страсть к рулетке заставляла его провести не один час в казино. О своей азартности он рассказывал: «Я дико порочный человек, я игрок, играю в казино, но только на свои, всегда. Не украл, не убил. Приехали в Египет на съемки, спонсоры не перевели денег, а я группу привез. Все с ума чуть не посходили. Каждый день вечером после съемок я ехал в казино - туда триста километров, обратно столько же,- садился и делал ставки по пять долларов. Никогда в жизни не играю по такой мелочи - всегда по-крупному. Но у меня была цель - выиграть группе суточные на завтра. Выигрывал - уходил, все: «Куда? Ты с ума сошел», - обычно я сижу подолгу. А тут нет, уходил, раздавал людям деньги, и это длилось почти две недели».

    Позже самым большим увлечением Абдулова стала рыбалка. Приезжая в свой загородный дом, он с удовольствием отправлялся на речку. О своем досуге Абдулов рассказывал: «У меня есть дома — под Москвой, во Внукове, и на Валдае. Дом на Валдае старики строили из во-от таких сосновых бревен, без единого гвоздя. И щели в нем не паклей, а мхом законопатили. Мы его по всем правилам выдерживали два года — в нем никто не жил. Там в течение дня раз десять меняется температура. И когда я в первый раз остался ночевать в своем доме, то, к ужасу своему, понял, что воздух имеет вкус. Когда я туда приезжаю, то за два дня могу отдохнуть, как за месяц. У меня там лодка, катер свой. Вообще я сейчас стал открывать для себя в России фантастические места. Мы их просто не знаем. Например, я побывал на Северном полюсе. Стоял на пупе Земли. Теперь езжу каждый год на рыбалку на Камчатку. Невозможно описать, какая там нереальная красота — гейзеры, вулканы, медведи бегают, какая-то непонятная рыба плещется. Чудовищная рука человека еще не дотронулась до всего этого. У меня любимая еда — тушенка и сгущенка. Главное — уметь приготовить. А готовлю я сам. Нарежьте мелко помидоры, лук, болгарский перец и все это потушите на сковородке вместе с тушенкой. А потом отварите вермишель и все перемешайте. Получается такой деликатес! Или еще… Я, например, никогда не любил рыбу. Но когда «подсел» на рыбалку, то выяснил неожиданную вещь: когда рыбу вылавливают и тут же бросают на сковородку, она рыбой не пахнет. Ничего нет вкуснее сома, которого ты поймал и сразу приготовил!».

    Близкие считали Александра Абдулова добрым, отходчивым и очень надежным человеком, который в трудную минуту всегда приходил на помощь. Абдулов всегда с благодарностью вспоминал великих актеров, с которыми ему пришлось встретиться в работе. Среди которых, прежде всего, отмечал Евгения Леонова и Татьяну Пельтцер, с которой его связывали не только партнерские отношения в спектакле «Поминальная молитва», но и настоящая дружба.



    При этом Абдулов категорически не переносил некорректные высказывания о себе, и своих коллегах, и мог даже подать в суд на журналистов, если те, с его точки зрения, переходили нормы приличия. Сам Александр Абдулов рассказывал: «После одной гнусной статьи, я пришел к главному редактору, говорю: «Скажите, кто это написал? Чей это псевдоним?». Так и не раскрыли мне его. И вдруг: я сижу у себя в кабинете, и входит девушка, довольно страшненькая, слезы в глазах. Говорит: «Это я, та, которая написала. Мне сказали, что вы мне голову оторвете!». Поставила сумочку на диван и плачет. Вдруг: что меня дернуло? Говорю: «Можно на минуточку?». Вывел ее из кабинета, вернулся - а в сумочке - работающий диктофон. Я вынул кассету, завел обратно и говорю: «Так что вы хотели узнать? Да, я отрежу вам голову...». И начал рассказывать, как буду расчленять ее детей, родственников, что сделаю с ее бабушкой... У нее светились от счастья глаза! Только обидно, говорю, что вы не записали это. И тут с ней началась истерика».

    В своих театральных работах Абдулов всегда поражал непредсказуемостью выбора ролей и масштабностью характеров героев. Для таких на первый взгляд несвойственных его амплуа образов, как Верховенский в «Диктатуре совести» Михаила Шатрова и Сиплый «Оптимистическая трагедия» Всеволода Вишневского, актер использовал особенно яркие и безжалостные краски. Самой значительной своей работой в театре Абдулов считал роль Алексея Ивановича в театральной версии Марка Захарова по роману Достоевского «Игрок» - спектакле «Варвар и еретик». За эту роль Абдулов был удостоен премии Фонда имени Станиславского и «Хрустальной Турандот», а также отмечен грамотой Международного театрального фонда имени Евгения Леонова. «Я никогда не зацикливался на своей внешности, - говорил Александр Абдулов. - Я уродовал себя, сыграв Менахема, так, что Гриша Горин сказал: «Ты сыграл еврея, не будучи евреем, лучше, чем любой еврей».

    Журналист Ксения Ларина писала об Александре Абдулове: «Тот, кто не видел Абдулова в театре, тот не знает его настоящей цены. В дипломном спектакле «Бедность не порок» в ГИТИСе он играл возрастную роль – в старческом гриме, в бороде, в парике. Какой уж там герой-любовник! Но именно таким он запомнился кому-то из режиссеров Театра Ленинского комсомола, который и привел его к Марку Захарову. Несмотря на внушительный список «кинокрасавчиков» – первым любовником он так и не стал. В нем никогда не было самолюбования, присущего премьерам. И в его выразительных глазах всегда читалось отчаяние, кого бы он ни играл – шварцевского Медведя, удачливого афериста Гения или многочисленных киноплейбоев. Тяга к характерности, неоднозначности, гротеску в нем жила всегда – он был настоящим артистом, не боящимся провалов, не застрахованным от ошибок, стремящимся к риску, обожавшим роли на «сопротивление» собственной натуре. Почему-то запомнился в детском утреннике, очень популярном в семидесятых, – «Трубадур и его друзья», мюзикле по мотивам известного мультфильма. Нет, он не играл Трубадура, вошел в уже готовый спектакль на роль…Осла, и, кажется, эта была его первая комедийная роль, в которой он купался, дурачился и хулиганил на радость восторженным детям и не выспавшимся родителям. Потом эта любовь к «Бременским музыкантам» воплотится в его собственный проект – сначала театрально-продюсерский, а потом и кинорежиссерский, в котором он сыграет придуманного им же Шута. Несмотря на высокую скорость существованья и актерскую жадность, он многого не сыграл, лишь наметил. Один из «его» авторов – безусловно, Достоевский. Они как-то друг другу подходят, что обнаружил Марк Захаров, предложив ему сыграть Петрушу Верховенского в эклектичном памфлете «Диктатура совести». Это была мощная заявка на роль, которая, к сожалению, недовоплотилась. «Бесов» Марк Захаров так и не поставил. Зато он поставил «Игрока» («Варвар и еретик»), бенефис Абдулова. Алексей Иванович – одна из главных работ его жизни, которую он играл до последнего времени – без второго состава, потому что переиграть его в этой роли невозможно. Чудесен и нелеп был его Менахем в «Поминальной молитве», дьявольски обаятелен и опасен Палач в «Плаче Палача», настоящим фейерверком был Сиплый в «Оптимистической трагедии» (казалось бы, роль-штамп, без подтекстов, выше «образочка» не тянет, а сделал ее Абдулов на уровне Раневской-Спекулянтки в «Шторме»). Очень любили его нервного, незащищенного Никиту из арбузовских «Жестоких игр» и, конечно, Хоакина Мурьету – чистого Данко, образец жертвенности и бескорыстия. Он очень ценил русскую актерскую школу, даже не школу – природу. Всегда выделял среди своих коллег тех, кто этой природе не изменял. Скептически относился к Голливуду и вообще к «иностранщине», никогда не прельщался зарубежными проектами, справедливо полагая, что артист – существо национальное и может развиваться и расцветать только в своей родной среде».



    Александр Абдулов примерял на себя не только роли актера и сценариста, но и оператора, и режиссера, в качестве которого он выступил в полудокументальной ленте «Храм должен называться храмом». Непокорный характер Абдулова часто вызывал неудовольствие чиновников от культуры, которые порой требовали даже закрытия спектаклей с его участием и вычеркивали из списка претендентов на награды. Александр Абдулов обладал незаурядным организаторским талантом. У творческой и предпринимательской интеллигенции огромным успехом пользовались благотворительные вечера «На задворках», организованные Абдуловым. Средства от этих вечеров направлялись на шефскую помощь детским домам и неимущим людям. Елена Проклова рассказывала: «Не знаю, каким он был, когда оставался один, но с нами, своими друзьями, он всегда был весел, жил широко. Не представляю Сашу, который просто бы сидел на одном месте. Он все время куда-то спешил, торопился, мчался. Если это было застолье, то Абдулов всегда сдвигал столы – чтобы всем друзьям на празднике места хватило. Он любил устраивать розыгрыши – на мой день рождения, например, собирался привезти мне на дачу телегу с животными: козами, овцами, гусями, утками, поросятами. Подарочек такой, представляете?! Слава Богу, что друзья его отговорили. Он умел жить так, как никто другой!».



    Сам Александр Абдулов в интервью рассказывал: «Я знаю себе цену как артисту - не по газетам, а по зрительному залу. Кроме того, я не сижу, не жду, чтобы меня позвали. Сам хожу. Начинал с массовок, половины уже не помню. По-моему, было такое – «Фронт за линией фронта»: я там бегал в атаку. Все время бегал. Человек не имеет права сидеть ждать чуда. Кому-то повезет, а кому-то - нет. Я же не говорю, что Смоктуновский - плохой артист. Но он полжизни прожил под лестницей в Театре Ленинского комсомола, и дядя Ваня Толкушкин, закройщик наш, его кормил. Когда Смоктуновский стал Мышкиным, все сказали: «Гений», но это был тот случай, когда чудо произошло. Но могло ведь и не произойти... Я приехал из Ферганы как дворняжка, которая собиралась завоевывать Москву. Я этого хотел. По ночам разгружал вагоны, жил в общежитии - пять лет на Трифоновской, восемь - на Бауманской. Для меня это нормально. Я не жду доброго дядю».

    При непосредственном участии Абдулова был возрожден Московский международный кинофестиваль, который актер возглавлял в течение нескольких лет. Он также посещал и другие фестивали, во время которых иногда происходили курьезные случаи. Однажды Александр Абдулов и режиссер Роман Балаян приехали на кинофестиваль в американский штат Нью-Мехико, в город Альбукерке. «Место своеобразное, — рассказывал Александр Абдулов, — там даже негры не живут, одни ковбои в шляпах. А уж русских там вообще днем с огнем не сыщешь!» По этой причине мастера российского кино оказались без переводчика. Альбукерцы удивились: «А вы разве по-английски не говорите?». Мог начаться скандал, но дело разрешилось неожиданным образом. На фестиваль приехал французский певец Шарль Азнавур — армянин по происхождению. В дальнейшем Азнавур, хорошо знавший английский язык, переводил все на армянский язык Балаяну, а тот пересказывал по-русски Абдулову. В начале 2000-х годов Абдулов в интервью рассказывал: «Я выбрал такую профессию, что у меня должно быть все хорошо. Все должны думать, как у меня все здорово, какой я замечательный. Девочки должны вздыхать, мальчики — завидовать. Если я буду говорить, что мне плохо, они меня через месяц возненавидят. Никого мои трудности не должны волновать. Меня с детства приучили не перекладывать проблемы на чужие плечи. Упаси господь, чтобы меня считали несчастным, обиженным. Ненавижу, когда меня жалеют. Зверею от этого. Взрослый мужик — 48 лет, руки-ноги целы. Я должен все в жизни делать сам».




    Продолжение следует…

    Похожие статьи и материалы:

    Абдулов Александр (Документальные фильмы)
    Абдулов Александр (Цикл передач «Острова»)
    Абдулов Александр (Цикл передач «Человек в кадре»)
    Абдулов Александр (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Абдулов Александр Гаврилович (Актёры)
    Абдулов Александр Гаврилович. Часть 2. (Абдулов Александр Гаврилович)
    Абдулов Всеволод (Документальные фильмы)
    Абдулов Всеволод (Цикл передач «Как уходили кумиры»)
    Абдулов Всеволод Осипович (Актёры)



    Для комментирования необходимо зарегистрироваться!





  • Все статьи

    имя или фамилия

    год-месяц-число

    логин

    пароль

    Регистрация
    Напомнить пароль

    Лента комментариев

     «Чтобы помнили»
    в LiveJournal


    Обратная связь

    Поделиться:



    ::
    © Разработка: Алексей Караковский & журнал о культуре «Контрабанда»